[an error occurred while processing the directive]

О пуделях и кобелях. — Andrew's answer. — Дон Карлос и маркиз Поза. — Бунт в Ватикане. — Вольнодумцы. — «Осторожно, сионизм!» — Шанцев-гомеопат.


      Известия № 18.01.03.
      Когда пишущая братия никак не может отмокнуть от праздничного безделья и лукаво оправдывает свою леность ссылками на знатных политиков, которые тоже бездельничают и саботируют newsmaking, ленивцев следует посрамлять примером их мужественного британского коллеги Эндрю Джека, который 3 января, в самый перигей мертвого сезона сохранил творческую бодрость, опубликовав в «Financial times» актуальную статью "Страх и намеки Кремля превращают журналистов в верных пуделей Путина".
      Разумеется, вопрос о действенности страха и намеков не столь тривиален. Кем бы ни были журналисты — верными пуделями или же, напротив, борзыми кобелями, отважно хватающими В. В. Путина за стегна, по состоянию на 2 января с. г. отличить пуделей от кобелей не представлялось никакой возможности. Что пудели, что кобели, вместо того, чтобы демонстрировать свою верность, а равно и свою борзость, постыдно пьянствовали и бездельничали. С другой стороны, войдем и в положение автора актуальной заметки, который 2 января, находясь в мучительном состоянии духа и тела, думает, что бы ему написать, смотрит телеграфную ленту, а там ничего, включает ящик, а там певцы, сатирики... — но не будем о страшном. Другой бы растерялся, упал духом, нарушил бы технологию родного издания — но не таков был стойкий Эндрю Джек. Кремль, Путин и свобода слова помогли ему заткнуть дырку в полосе даже и тогда, когда затыкать ее было решительно нечем. Так в тяжкую годину, когда над Россией простерли свои зловещие крыла Филипп Киркоров и Евгений Петросян, нашелся человек, верный девизу адмирала Нельсона — «Англия надеется, что каждый выполнит свой долг». Хотя, конечно, верность долгу свойственна не одним сынам Альбиона. В свое время сыны Агитпропа, они же собкоры ЦТ в странах капитала не менее мужественно преодолевали похмелье и информационный вакуум, выходя в эфир с проникновенным «Но не все парижане (вар.: лондончане, ньюйоркчане etc.) радуются празднику...».
      Как бы то ни было, время все же движется, и, вдоволь нарадовавшись празднику, киевляне предприняли попытку отослать паспорта русскому послу В. С. Черномырдину, сочтя, что в то время, как Украина всем телом и душою стремится в Европу, чрезвычайный и полномочный Виктор Степанович ее тащит и не пущает. Однако, демарш украинских европейцев оказался тщетным, После долгой беседы с русским послом с глазу на глаз глава украинского МИД т. Зленко объявил, что "мы в дипломатии встречались еще и не с такой полемикой» и отсылать паспорта Виктору Степановичу он не будет. Хотя заявление министра представляется обидной попыткой умалить полемический дар В. С. Черномырдина, т. Зленко виднее, ибо он регулярно имеет дело с не менее мощным полемистом — американским послом Карлосом Паскуалем, которому тоже регулярно пытаются отослать паспорта — только не правые депутаты, а левые. Так в Киеве разыгрываются вариации на тему знаменитой трагедии Шиллера, в которой к тираническому правителю попеременно обращаются с увещеваниями то Дон Карлос, то российский маркиз Поза Виктор Степанович.
      Москва, напротив, с большим благожелательством приняла нового посла — папского нунция монсеньора Меннини. Приезд монсеньора сопровождался сообщениями, что новый нунций — искуснейший дипломат и, по мнению предстоятеля российских католиков монсеньора Кондрусевича, ему по силам решить главную задачу нашего времени — устроить приезд Папы в Россию.
      С точки зрения пикейных жилетов смысл любых событий европейской политики сводился к тому, что Черноморск будет объявлен вольным городом, а с точки зрения монсеньора Кондрусевича и солидарной с ним нашей прогрессивной атеистической общественности весь шарнир времени крутится вокруг того, приедет ли в Россию понтифик. Сведущим людям виднее. Может быть и в самом деле крутится, вертится, хочет упасть, но странность заключается в характере этого кручения. Если новый нунций крайне искусен в дипломатии, то, с точки зрения Ватикана, весьма логично было бы предоставить ему свободу рук и, по крайней мере, до того, как он вручит верительные грамоты, не делать из Рима никаких резких демаршей, мешающих монсеньору Меннини проявить свое искусство, меж тем Папа гремит с Латеранского холма заявлениями о том, каких конкретных решений ждет Святой Престол от российской власти. Если Святой Престол окончательно решил отвернуться от кулуарного езуитства и обратиться к народной дипломатии — это святое дело, но зачем тогда нужен искусный нунций и зачем этого искусного нунция так подставлять.
      Возможно, дело в том, что "польская партия" (аналог "днепропетровской мафии" при престарелом Л. И. Брежневе) сильно надоела не только властям РФ и священноначалию РПЦ, но также и ватиканскому священноначалию. Новый нунций, судя по его биографии, должен принадлежать к другой партии, итальянской, которая предпочла бы договориться с Москвой по-хорошему и даже в случае надобности сдать поляков, вообразивших себя центром Вселенной. А поскольку никакая партия, в том числе и польская, сама добровольно со сцены не уходит, можно вообразить себе, какая дивная согласованность будет наблюдаться в действиях Папы, нунция и монсеньора Кондрусевича.
      Насмотревшись на внутри- и межконфессиональные дрязги, наша правозащитная общественность окончательно укрепилась в правоте слов Лукреция «tantum religio potest suadere malorum». В видах предостережения от зол и бед, несомых религией, в московским центре-музее им. А. Д. Сахарова открылась выставка актуального искусства «Осторожно, религия!», на которой мастера искусств являют свои концептуальные проекты, показывающие, как «свобода выбора оборачивается подчас опасной западней». Рефлексия декадентов на религиозную тему есть дело интересное и живое, смущает лишь название выставки, явственно перекликающееся с брошюрами четвертьвековой давности «Осторожно, сионизм!». Хотя, возможно, в этой перекличке и заключается концептуальный смысл мероприятия.
      Что до другого столичного мероприятия, то его концептуальному смыслу любой декадент позавидует. Вице-мэр Москвы В. П. Шанцев, отвечая ездокам, жалующимся, что от новомодной химии, которой посыпают улицы, и грязно, и при этом чрезвычайно скользко, сообщил: «Этот реагент — он отличный, прекрасно чистит. А что до пленки, то это не страшно — сейчас проходит апробацию еще один новейший реагент, который специально закуплен, чтобы уничтожать пленку, образуемую тем самым реагентом, о котором вы спрашиваете». Затем можно купить еще один реагент, затем еще один etc. и таким образом улучшать реагенты реагентами вплоть до наступления лета. [an error occurred while processing the directive]