[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 10.12.02
      Однако, здравствуйте. Наши правоохранители начинают следующий тур охоты на Закаева.

      Экстрадиция

      Первое судебное заседание по поводу причастности Ахмеда Закаева к серии преступлений на российской территории состоится 11-го декабря в Лондоне. Вечером в понедельник британской стороне были переданы оперативно подготовленные российской Генеральной прокуратурой документы, ходатайствующие о выдаче Закаева для уголовного преследования в Россию. «Теперь дело за британской стороной», — заявил российский посол в Лондоне Григорий Карасин.

      При объяснении копенгагенской неудачи Гепрокуратуры и Минюста многие указывали на неудовлетворительное качество работы этих учреждений. Дескать, с такими филькиными грамотами, которые они представляют, какая там экстрадиция. С тем, что данные ведомства могли бы работать и получше, кто же спорит. Однако зададимся вопросом: а что, по заявкам нашей прокуратуры вообще никого не выдавали?
      Отчего же. Выдавали и выдают. То какого-нибудь киллера, то какого-нибудь воришку. Вспомним хоть дело Козленка, который по драгоценным металлам работал. То есть в случае, когда речь идет о чистой уголовщине, качество работы Генпрокуратуры не является неодолимым препятствием. Однако, другое дело, когда запрашиваемый субъект догадался объявить себя политическим борцом. Тут неудовлетворительность документов прокуратуры сразу делается очевидной.
      То есть в одном случае субъекта выдают почти всегда — разве что он предъявит совсем уж 100% алиби. В другом же случае судопроизводство куда более тщательное. Если субъект объявил себя политическим, то не очень даже и понятно, какие доказательства будут сочтены удовлетворительными. Право убежища, ничего не поделаешь, сто лет назад бывало и покруче.

      Тифлисское казначейство

     25 июня 1907 г. в Тифлисе вооруженные бомбами боевики большевистской партии напали на казачий конвой, перевозивший деньги в казначейство. Было похищено 300 тыс. рублей — на современные деньги около 5 млн. долл. В реализации награбленного участвовала вся верхушка большевистской партии, включая Ленина. При попытке размена в европейских банках 500-рублевых купюр, номера которых были переписаны, несколько большевиков, включая будущего наркома иностранных дел СССР Литвинова, были арестованы. Никто из сопричастных ограблению Тифлисского казначейства России выдан не был.

      Глава боевиков Тер-Петросян (подпольная кличка — «Камо») был арестован берлинской полицией и симулировал сумасшествие, но, похоже, его спасла не столько талантливая симуляция, сколько голос европейской прессы — «Как же можно выдавать Камо в Россию, когда его там ждет виселица?». А будущий наркоминдел М. М. Литвинов, пойманный с поличным, провел в тюрьме всего несколько дней — что твой Закаев. И, естественно, никакой выдачи. Нельзя сдавать политических кровавому царизму.
      Нельзя, так нельзя, но тогда можно было бы так прямо и сказать, что всякий человек, заявивший, что его преследуют по политическим мотивам, не подлежит экстрадиции, какие бы обвинения общеуголовного характера против него ни выдвигались.
      Однако честно сказать такое европейский законодатель не в состоянии, потому что прекрасно понимает: при таком открытом приглашении всякий беглый уголовник объявит себя политическим и ему придется давать убежище и как бы еще и не пенсию платить. Остается переваливать решение деликатной задачи на судейских, чтобы в зависимости от политической ситуации они судили по разным принципам, то так, то эдак. Аполитичный Козленок — это одно, политичный Закаев — это совсем другое.
      Однако, вы что думали, лицемерие это простое и приятное занятие? Да от этого приятного занятия порой семь потов сойдет — а что делать? Надо, Федя, надо. До свидания. [an error occurred while processing the directive]