[an error occurred while processing the directive]

Немалая сила женской злобы. — «Plato amicus...» — Мост как профессия. — «НАТО лучше, чем гестапо». — А также лучше, чем СК РФ. — Параллельная Москва. — Грановитый аквапарк. — Доживем до апреля.


      Известия № 30.11.02
      Когда в 1949 — начале 50-х гг. НАТО возникала и расширялась, тон разговоров об этой организации был донельзя серьезный и даже патетичный. Hannibal ad portas, «заслон на пути Советов», а также «империалистические поджигатели третьей мировой войны». Что на западе, что востоке всем было не до смеха. Последние же мероприятия по расширению зловещего блока проходили в более легкомысленной атмосфере — «А к обеду, как сошлась моя семья, начались у нас подначки да байки». Некоторые подначки были даже и не без едкости. Франсуаза Дюкро, пресс-секретарь канадского премьера в приватной беседе поименовала Дж. Буша-младшего словом «moron», что примерно соответствует русскому слову с тем же количеством букв и притом на ту же букву начинающемуся. Известия о том, как пресс-секретарша союзной державы нанесла ущерб чести, достоинству и деловой репутации Дж. Буша сделались достоянием широкой общественности и канадский лидер уволил бранчливую женщину. Он указал: «Джордж Буш не m..., он мой друг», творчески переосмыслив таким образом крылатую фразу Plato amicus, sed magis amica veritas.
      Тем временем друг канадского премьер-министра отправился в поездку по новым странам-сателлитам. В ознаменование исторического события президент Литвы вручил президенту США серебряную медаль, а тот ему — кожаный мяч с автографом спортсмена Майкла Джордана. В Бухаресте же Буш вместо того, чтобы одарить тамошнего президента Илиеску еще каким-нибудь предметом спортивного инвентаря, одарил его ценной идеей — «Румыния могла бы стать мостом и посредником между НАТО и новой Россией». Вероятно, в поисках какой-нибудь удачной идеи для визита в Бухарест эксперты госдепа наткнулись на фразу, приписываемую то Меттерниху, то Бисмарку, то ген. Брусилову — «Румыны — это не нация, это профессия», — и решили, что под искомой профессией подразумевается добросовестное посредничество.
      В ходе расширения НАТО на восток был попутно найден еще и ответ на риторический вопрос, задаваемый сторонниками суровой расправы с опасными негодяями — «А что же, прикажете их какавой поить (вар.: чай с лимоном подавать)?». Насчет чая с лимоном все по-прежнему непонятно, что до какао, то ответ найден и притом вполне положительный. Вернувшись в Москву после кратковременных недоразумений с пражской полицией, национал-большевики, поразившие генсека НАТО Робертсона помидором, с чувством глубокого удовлетворения отмечали: «Мы себя и родину прославили, за Белград отомстили и горячего шоколада в бесплатном буфете НАТО напились на всю оставшуюся жизнь». К этому списку, звучащему почти как «veni, vidi, vici», можно было бы присовокупить еще один пункт. Национал-большевики получили возможность не только упиться бесплатной какавой, но и экспериментально проверить верность своего лозунга «НАТО хуже, чем гестапо». Если бы где-нибудь в 1942 г. двое представителей низшей расы, проникнув на проводимое в Праге совещание руководителей РСХА, забросали бы группенфюреров и штандартенфюреров гнилой брюквой, последствия вряд ли бы свелись к поению героев эрзац-шоколадом и последующей их отправкой на родину. Педанты, конечно, могут возразить, что столь чистого эксперимента с руководителями тайной полиции рейха проведено не было, а потому предлагаемый новый вариант лозунга — «НАТО лучше, чем гестапо» — не является безупречно доказанным. Но даже и самые въедливые казуисты не станут более возражать против лозунга «НАТО лучше, чем Союз Кинематографистов РФ», ибо один из национал-большевиков сумел поразить руководителей обеих организаций, Джорджа Робертсона — помидором, а Н. С. Михалкова — яйцом. Сраженный яйцом Н. С. Михалков долго бил поверженного обидчика ногами, тогда как генсек НАТО, будучи неустанным борцом за дело мира, национал-большевика не то что не покопытил, но даже и перстом не тронул. «Случай с Робертсоном — это так, детский лепет», — констатировал отважный борец. Великодушие смягчает сердца, и народные мстители теперь скорее всего перенесут свою активность в объединенную Европу, что было бы не только более безопасно, но и более естественно. Писатель Э. В. Савенко-Лимонов называет свою партию национал-большевицкой, однако приставка «национал» предполагает известную почвенность, тогда как мелкое хулиганство, как основополагающий прием революционной борьбы, если и произрастает из какой почвы, то исключительно из почвы Латинского квартала г. Парижа, где, собственно, Савенко и сформировался, как борец и мыслитель. Национал-большевизмом и надо заниматься в г. Париже, где это и органично, и почвенно, а за три тысячи верст к востоку — «Азия-с, не поймут-с!».
      Тем более, что понять особенности российского быта порой не только Лимонову оказывается не под силу. Глава правительства г. Москвы Ю. М. Лужков в целях безопасности потребовал ввести в столице обязательную регистрацию приезжих, ибо «сейчас в Москве действует» всего лишь «добровольный заявительный режим регистрации, между тем как в большинстве демократических стран обязательная регистрация приезжих существует».
      Действительно, всякий русский, побывавший в демократических странах Европы, может засвидетельствовать, что на тамошних станциях метро и ж.-д. вокзалах полицаи только тем и заняты, что проверяют граждан на предмет наличия у них регистрации в местных органах внутренних дел, при отсутствии же таковой вымогают у них взятки в местной валюте. Чуткие к демократическим веяниям столичные милиционеры, хотя в Москве и нет обязательной регистрации, глядя на европейских коллег, стали заниматься тем же, чем даже немало прославили дорогую мою столицу. Когда городской голова, ex officio обязанный иметь хотя бы минимальное представление о московских порядках, не имеет его вовсе, иных недоброжелателей это склоняет к предположению, что Ю. М. Лужков живет в какой-то другой, параллельной Москве. Такая Москва и вправду существует, точнее — будет существовать. Она откроется 1 апреля 2003 г., когда в местечке Аксу, что близ Антальи сдадут в эксплуатацию точную копию московского Кремля, приспособленного под торгово-развлекательные цели. В копии Исторического музея будут рестораны, боулинг и суши-бар, в копии Грановитой палаты — бассейн. Замысел столь идеально соответствует эстетическим и управленческим воззрениям столичной мэрии, что переезд ее руководства в параллельную Москву можно считать вопросом решенным. Просто нетерпеливый Ю. М. Лужков торопит события, отчего в его голове Москва реальная и идеальная смешиваются. [an error occurred while processing the directive]