[an error occurred while processing the directive]

Новое слово в дипломатии


      Известия № 28.11.02
      Присвоение Европейским Союзом высшему белорусскому руководству статуса невъездных заставляет задаться вопросом о статусе белорусских послов в странах ЕС и европейских послов в Минске. Ведь посол есть чрезвычайный и полномочный представитель своего суверена и все, что он говорит, он говорит не от себя, а от имени суверена. Всякий посол РБ за границей есть голос Лукашенко. Однако, если страны ЕС официально объявили, что они не желают ни видеть, ни слышать Лукашенко, а им самим, в свою очередь, тоже больше нечего ему сказать, то чем будут заниматься посольства, непонятно. На отсебятину они права не имеют, а если на прямые разговоры с Лукашенко наложен запрет, то по всей логике вещей он должен распространяться и на разговоры косвенные, через дипломатических агентов. Решение ЕС de facto означает разрыв дипломатических отношений с РБ, причем в той оригинальной форме, когда посольства физически остаются, но предмет для их деятельности отсутствует.
      Безусловно, всякая держава вольна разрывать дипотношения с другой державой. США уже сорок лет, как разорвали отношения с Кубой, СССР разрывал отношения с Чили после пиночетовского переворота и с Израилем после Шестидневной войны. Не вдаваясь в оценку этих решений, заметим, что у них было по крайней мере одно достоинство — разрыв был явным и открытым, исполненным в рамках международных законов и обычаев. Идя на такой открытый шаг, инициаторы разрыва провозглашали urbi et orbi свое отныне враждебное отношение к соответствующим державам. Вещи назывались своими именами. В случае же с Белоруссией решение, сходное по силе и враждебности, принимается в завуалированном виде, что мешает осознавать его последствия.
      Это уже не первый случай нарочитого искажения имен. В 1999 г. НАТОвские бомбардировки Югославии, приведшие к многочисленным жертвам и разрушением и обладавшие всеми квалифицирующими признаками войны, именовались гуманитарной интервенцией, решительной силой и иными бессмысленными словами — лишь бы не называть войну войной. Смысл такого рода страусиных упражнений понятен. Разрыв дипотношений и уж тем более война — это чрезвычайно серьезное решение, налагающее на его инициаторов большую ответственность и нуждающееся в убедительной мотивации, тогда как гуманитарная интервенция, отказ Лукашенке в визах etc. — это вроде бы никакое и не решение, а просто изящные игры, ни в каком международном праве не прописанные, а потому и никакой ответственности и последствий за собой не влекущие. На все вопросы можно отвечать с удивленным видом: «Какая война? — Не было никакой войны, и разрыва дипотношений тоже не было».
      Нынешнюю моду на искажение имен трудно даже назвать лицемерием. Все-таки лицемерие — это обман, а не самообман. Когда в 1801 г. при деятельном участии британского посла в Петербурге лорда Уитворта был организован постигший Павла I апоплексический удар, после чего посол от имени британской короны выражал русскому двору искренние соболезнования, это было изрядным лицемерием, однако базовые принципы международных отношений от этого не пострадали. Удар ударом, но статус России от него не изменился, и не возникало разговоров о том, что теперь это не Российская Империя, а непонятно что такое, некоторое белое пятно на карте. Между тем со взбалмошным Лукашенко получилось именно это. ЕС объявил Белоруссию непонятно чем. До сих пор международное право строилось на том, что белых пятен на карте быть не должно — нет территории без суверена. Этот суверен может быть сколь угодно неприятным, отношения с ним могут быть сколь угодно плохими, но это все равно лучше, чем непонятно что. Теперь позиция наиболее просвещенных стран в корне поменялась, и умножение числа белых пятен на карте считается делом вполне правильным и похвальным. Кто сегодня возьмется ответить на вопрос, что такое Косово? Два месяца назад датская газета «Юлландс постен» предложила отторгнуть от РФ Калининградскую область, как «заповедник бандитизма и туберкулеза» и сделать ее международным протекторатом, т. е. опять же непонятно чем. Теперь на той же линии оказывается Белоруссия. Бесспорно, Лукашенко — весьма неприятный тип и если бы он вдруг провалился к чорту, многие были бы заранее готовы смириться с такой потерей. Но когда вместе с ним проваливаются к чорту еще и базовые принципы международных сношений, это чрезмерно дорогая цена за экстерминацию Ляксандра Рыгоровича. [an error occurred while processing the directive]