[an error occurred while processing the directive]

Граждане Великой Ичкерии


      Ястребиный Телеграфъ 28.10.02
      Итоговый разбор трагедии в ДК ГПЗ необходим. Террористическая гадина по-прежнему жива, а потому опыт как побед, так и неудач жизненно важен. Но такой разбор не должен ограничиваться анализом действий чиновников и спецслужб. Заслуживают внимания и выступления тех, кто изо всех сил помогал террористам ломать волю нации (и не их вина, что им этого добиться не удалось — они-то старались что есть мочи). Сначала немного примеров.
      Л. И. Шевцова, политолог из Фонда Карнеги — «Я рада, что теперь Путин поймет, что у войны нет перспективы». «Я рада» по поводу национальной трагедии — даже для экспортного политолога высказывание феноменальное.
      А. Б. Пугачева, певица — «Все против войны... Выразить свой протест против этой непонятной, какой-то грязно пахнущей войны... Уж лучше во имя интересов людей, невинно страдающих и погибающих незнамо за что, признать свое поражение в войне, чем так долго продлевать эту кровавую победу». Учитывая, что совладельцем гей-клуба в подвале ДК КПЗ, через который могли быть пронесены оружие и взрывчатка, является чеченский зять Пугачевой, престарелой певице было бы значительно лучше молчать, чем рассуждать о чем бы то ни было грязно пахнущем.
      В. А. Рыжков, депутат Думы — «В этом (митинге за мир в Чечне, проведенном по приказу Бараева. — М. С.) нет ничего унизительного для страны, и этот шаг нельзя расценивать как уступку террористам, — сказал Рыжков. — Родственники заложников имеют полное право выразить свое мнение, свою гражданскую позицию». По логике Рыжкова, идеологические заявления, вырванные в ходе пыточного следствия — тоже гражданская позиция и абсолютно свободная.
      Е. Г. Боннер, пенсионерка — «Я ожидаю от президента моей страны, что у него хватит воли и интеллектуальной смелости отказаться от стереотипа, что с террористами никогда нельзя договариваться, что нельзя выполнять их требования. Кстати, в новую эру — эру терроризма — об изменении старых принципов борьбы с терроризмом придется задуматься и специалистам, как теоретикам, так и практикам». А не следует ли в разгар чумной эпидемии задумываться об отказе от каких бы то ни было санитарно-гигиенических предосторожностей (они же — устаревшие «стереотипы»)?
      ЦК КПРФ — «Если глава государства не потерял офицерского достоинства, то он должен поступить по неписаному кодексу офицерской чести». Как именно поступить? застрелиться? уйти в отставку? 24 октября это было бы очень кстати и уместно.
      А. С. Политковская, журналист — «Главное настроение — люди понимают, что их кинули, что их бросили, что за ними нет страны» и ее же «призыв к российскому народу стать на защиту заложников, потребовать от президента гарантировать, что штурма не будет». No comments.
      Радиостанция «Эхо Москвы», предоставлявшая трибуну Борису Абрамовичу для заявлений об истинном организаторе теракта в ДК ГПЗ — «А возможно и ФСБ — как это было в 99 году». Хорошо, пусть на запуск в эфир интервью с главой террористов у главреда «Эха» есть то оправдание, что он боялся рассердить бандита, который бы выместил зло на заложниках. Однако какая была надобность транслировать гнусь Бориса Абрамовича? Его Венедиктов тоже боялся рассердить?
      Е. Г. Боннер некорректно употребило слово «моя страна» применительно к России. Это больше не ее страна, потому что к своей стране, оказавшейся в беде, так не относятся. Гражданин своей страны все-таки должен испытывать к ней хотя бы минимальную лояльность и не быть пособником ее вооруженного врага в тот момент, когда враг терзает его соотечественников. Вышеперечисленных лиц отныне следует именовать гражданами Великой Ичкерии, и пусть с этой печатью они и живут до гроба. Да, люди имеют право на подлость по отношению к своей бывшей стране, никто не собирается их трогать, пусть сидят в своем гетто и вещают что угодно через свои Чечен-пресс и БАБ-пресс, но тем, кто считает себя гражданами России, не следует иметь с ними никаких дел. Бойкот и навсегда. Случись какая-нибудь беда завтра, пример этих неприкасаемых может заставить иного человека сперва подумать, а потом уже говорить. Нелишнее умение. Это тоже называется гражданским обществом — когда граждане изгоняют из своей среды тех, кто открыто нелоялен их общей родине, находящейся в опасности.
      P. S. Идея носится в воздухе. Когда этот текст был уже написан, другой вариант той же мысли был опубликован в интернете по адресу http://www.conservator.ru/project/nord-ost/list.shtml. [an error occurred while processing the directive]