[an error occurred while processing the directive]

Самовольное возвращение. — «Что, что ты врешь?» — Сontesse, baronesse, marchesine, principesse. — «У старинушки два сына». — Метаморфозы золота. — Объединительная идиллия. — Дерзкие депутаты.


      Известия №196 26.10.02
      Вдохновившись примером знаменитого испанского дворянина — «Наконец-то достигли мы ворот Мадрида. Скоро я полечу по улицам знакомым, усы закрыв плащом, а брови шляпой», не менее знаменитый лондонский олигарх рассказал, что и он сходным образом посещал родную столицу — «за последнее время я несколько раз был в России, в том числе и на заседании последнего политсовета «Либеральной России», проходившем в Думе». Вероятно, на предостережения Лепорелл-сопредседателей «А завтра же до короля дойдет, что олигарх из ссылки самовольно etc.» бесшабашный Дон Абрамыч отвечал: «Уж верно, головы мне не отрубят, ведь я не государственный преступник, меня он удалил, меня ж любя, чтобы меня оставила в покое «семья» etc.». Неизвестно, дошла ли до короля новость о самовольном возвращении из ссылки, а равно и оставила ли семья Бориса Абрамовича в покое, однако вечный литературный сюжет получил неожиданное развитие. Исполнитель роли Лепорелло, нар. деп. В. В. Похмелкин стал решительно отрицать явление Дон Абрамыча в столице — «Да вранье это полное. Во время предыдущих заседаний политсовета Березовский хотя бы находился с нами на прямой телефонной связи, а на последнем, когда его исключали из партии, ограничился тем, что прислал факс». Правда, в исходном тексте реплика «Что, что ты врешь?» принадлежит не Лепорелло, а Дон Гуану, однако при нынешней моде на творческое пересобачивание классики (см. последние театральные опыты на тему «Анны Карениной» и «Пигмалиона») такой прием смотрится вполне органично. Возможно, впрочем, никто и не врал, а просто Борис Абрамович инкогнито проник в здание Думы и спрятался в похмелкинском кабинете за портьерой, желая лучше разведать политику либероссов, а чтобы никто не заподозрил его присутствия, велел своим слугам отбить от его имени факс из Лондона.
      Тем временем патриотическая общественность, подобно какой-нибудь простодушной донье Эльвире продолжает упиваться своим новым романом с развратным, бессовестным, безбожным Березовским. Победный список Бориса Абрамовича — queste contadine, cameriere, cittadine, contesse, baronesse, marchesine, principesse — пополнил собой (уж неизвестно, в качестве ли баронессы или, быть может, даже и принчипессы) поэт-лауреат А. А. Проханов, причем страсть его столь сильна, что он не может говорить ни о чем, кроме как о предмете обожания. По мнению влюбленного, в нынешние времена «должны соединиться черти и ангелы», ибо «идет рать», в которую «собираются все — смерды, князья, нищие, придурки, блаженные, митрополиты», а также Борис Абрамович — «экстравагантный, яркий, демонически блестящий человек и что бы он ни сделал — все интересно». C'est qu'on appelle «Предприниматель, либерал, // В Британью сослан был, вернулся патриотом, // И всех изрядно обманул».
      Страсть, овладевшая поэтом-лауреатом, причиняет немало неудобств его политическому отцу Г. А. Зюганову. Установочная беседа лидера КПРФ с В. В. Чикиным и А. А. Прохановым, редакторами газет «Советская Россия» и «Завтра» неконтролируемо вызывает в памяти отцовские сетования князя Василия Курагина, с горечью отмечавшего, что из его двоих сыновей Ипполит дурак хотя бы спокойный, тогда как Анатоль — беспокойный. Причем в смысле беспокойных качеств А. А. Проханов даже превосходит Анатоля Курагина. Тот любил резвиться и производить в столичном свете информационные бомбы, но, по крайности, не требовал от родителя, чтобы князь Василий лично принимал участие в этих резвостях — купал квартального в Мойке с медведем, похищал молоденьких девиц etc., тогда как редактор газеты «Завтра» постоянно требует от лидера КПРФ совершать смелые политические ходы в вышеописанном роде. Еще год назад у беспокойного Проханова явилась идея, что Г. А. Зюганов должен лично поехать в Геную, где проходила встреча G8, и там возглавить антиглобалистские акции (Геннадию Андреевичу страсть как хотелось побегать по Генуе с замотанной харей и бутылкой молотовского коктейля), теперь же, совершенно не слушая взвешенных речей лидера КПРФ, Проханов сводит все разговоры к Березовскому, игнорируя явное и очевидное нежелание Зюганова на эту скользкую тему распространяться. Судя по тому, как Зюганов жмется и кряхтит, какие-то шашни там действительно были. Будь верхушка КПРФ совсем чиста в этом отношении, ничто не мешало бы гневно отмежеваться, а тут все какое-то блеяние в том духе, что человек имеет право с кем угодно общаться — хоть с кобелем рябым. Зрелище разочаровывающее. Предшествующие contesse, baronesse, marchesine, principesse (И. П. Рыбкин, домочадцы Б. Н. Ельцина, высокопрофессиональная команда Е. А. Киселева, либеральные россияне etc.) придерживались агностических воззрений, и им еще как-то извинительно было не знать, во что превращается золото, преподнесенное козлоногим. Но уж Геннадий-то Андреевич, твердый в правоверии и укорененный в народно-поэтических представлениях, мог бы иметь представление о неизбежных метаморфозах березовского золота.
      Если зрелище народно-патриотических сил, обуянных неугомонным бесом, тяжко смущает душу, то очередные представления СПС и «Яблока» на тему народной сказки «Лисица и журавль» своим простодушием душу скорее умиляют — примерно как утренний спектакль по мотивам народных сказок, показываемый в дни школьных каникул. Не шедевр, но трогательно, а главное — никакой тебе инфернальности. Странно лишь, что в объединительных спорах СПС и «Яблоко» совершенно забыли про свой совсем недавний (декабрь 2001 г.) и в высшей степени удачный опыт выступления единым списком на выборах в Мосгордуму. В результате, правда, выяснилось, что 82% москвичей не знают, кто у них депутатом. Узнав о результатах опроса, столичные депутаты-демократы не растерялись, а смело парировали. Один указал, что такое неведение естественно, ибо пассажирам трамвая нет никакой надобности в фамилии вагоновожатого, другая присовокупила, что незнание имен политиков и чиновников есть признак благополучия и свидетельство того, что жизнь налаживается.
      В таком отношении к избирателям — «не знают, и не надо» — есть даже какая-то дерзость. «Подите прочь, какое дело лакею мирному до вас!». А если учесть, что депутатам надо периодически обновлять свой мандат, то даже и глупость. Знание имени депутата часто способствует его переизбранию. Впрочем законодатели знают, что своим положением они обязаны никаким не избирателям, а начальству, отобравшему их в список, и потому тонко понимают, перед кем необходимо униженно подличать, а кому можно откровенно хамить. [an error occurred while processing the directive]