[an error occurred while processing the directive]

Возрождающаяся Ичкерия


      Известия № 26.10.02
      Трагедия с «Норд-Остом», будучи беспрецедентной в целом ряде отношений, демонстриует новизну еще и в области свободного волеизъявления граждан. Борцы за свободу требуют, чтобы родственники их жертв устраивали манифестации за мир в Чечне. До сих пор считалось, что ценность демонстрации в свободном волеизъявлении граждан, и даже тоталитарные режимы, загоняя граждан на демонстрации, тщательно маскировали истинную подоплеку их свободного волеизъявления. Ценность же волеизъявления людей, которых звери в человеческом облике открыто и явно шантажируют злой смертью их ближних, равна даже не нулю, а отрицательной величине. После этой демонстрации любой сколь угодно свободный и искренний митинг за мир в Чечне будет восприниматься в контексте того, как были изнасилованы родственники жертв.
      Единственный прецедент нынешней демонстрации за мир можно найти в практике ранних (1933-1934 гг.) нацистских концлагерей. Дело перевоспитания граждан в возрождающейся Германии во многом было поставлено на самотек и предоставлено свободному творчеству штурмовиков, которые заставляли заключенных кричать: «Хайль Гитлер!» и скандировать: «Национал-социалисты спасут Германию!». У штурмовиков — к какой бы нации они не принадлежали — фантазия не слишком богата, и методы возрождающейся Ичкерии точно копируют методы ранненацистских Дахау и Равенсбрюка. Сюда же, кстати, относится еще одно новшество. Борцы за свободу заставляют людей, истомленных голодом, жаждой и страхом, заниматься физзарядкой — тоже одна из примет раннетоталитарных лагерей типа Соловков середины 20-х и того же Дахау. В лагерях более поздних достаточно было рабского труда, как это было в ГУЛАГе и свободной Ичкерии 1996-1999 гг.
      И, наконец, последнее новшество — селекция. Захват начался с разделения заложников на лиц кавказской и некавказской национальности. В 1976 г., при угоне в Энтеббе самолета «Париж — Тель-Авив» борцы за свободы тоже первым делом разделили пленников на евреев и неевреев. Среди пассажиров была одна еврейка, пережившая нацистские лагеря, и ей это что-то сильно напомнило.
      Такое сходство вселяет большие надежды на будущее возрождающейся Ичкерии, и только в одном аналогия хромает. Лагерные штурмовики 30-х гг. прошлого века не рвались раздавать интервью представителям мировой прессы, а те не рвались их брать. С тех пор гласность сделала большие успехи. [an error occurred while processing the directive]