[an error occurred while processing the directive]

Уважающие историю


      Известия № 3.10.02
      Все мероприятия по восстановлению советских инсигний (вар.: по реабилитации коммунистического режима) сопровождаются единоообразным доводом — «необходимо уважать историю». Что тут возразишь? «Уважение к минувшему — вот черта, отличающая образованность от дикости». Вот и Ю. М. Лужков, уже третью неделю кряду использующий железного Феликса в качестве писаной торбы, на собственном примере показывает, как истинная образованность выглядит и чем от дикости отличается. Иному, возможно, покажется, что, чем такая образованность, так уж лучше дикость, но тут мы рискуем надолго увязнуть в сказках о диком градоначальнике, дорогих моих глуповцах, а также Неронах преславных и Калигулах, доблестью сияющих. Лучше задаться вопросом о том, что, собственно, имеется в виду под уважением к истории.
      Ведь перед нами простейший демагогический прием. Человеку предлагается согласиться с некоторым общим суждением, над смыслом которого он сроду не задумывался, затем ему сообщают, что из общего суждение с необходимостью вытекает частный вывод о необходимости чтить память председателя ВЧК-ОГПУ, а не желаете чтить — так вы безумные революционеры, которым только бы уничтожать историю и культуру родной страны. Вроде убедительно, и тем не менее — а если по пунктам? а если канделябрами?
      Те, кто заслужил общественное признание, как в качестве профессиональных историков, либо просто людей образованных, менее всего высказывали свою скорбь по поводу упразднения советских инсигний, тогда как скорбят и уважают историю почему-то именно те, из кого образование так и прет. Парадокс в принципе не имеет доказательной силы, однако ж, любопытно, к чему бы это.
      Прежде всего к тому, что история, безусловно, подлежащая уважению — это не частная история органов ЧКГБ, а это история великой России, как часть всемирной истории. Русская история XX века включает в себя не только Дзержинского, но и его современников — Белое Движение, российских новомучеников за веру, повстанцев Тамбова и Кронштадта, уничтоженные наподскреб целые сословия докатастрофной России. Когда памятник палачу России отсутствует на своем прежнем почетном месте — это неуважение к истории, когда в это же время многомиллионным жертвам палача не то что не ставят памятников, но просто подвергают их забвению — это требованиям уважать историю нимало не противоречит.
      Уважение к истории — это еще и умение различать материальную (войны, царствования, иные фактические события) и духовную (культура, верования, общая картина мира) историю. В средние века верили, что в Индии живут собакоголовые люди, а причина Великой Чумы XIV века в том, что евреи отравляют колодцы. Представления не совсем верные, но уж ничуть не менее верные, чем легенды о святых чекистах незабываемого 1919-го. Если уважать историю — значит уважать все поверья предшествующих эпох, тогда уж всякий образованный человек обязан верить в собакоголовость жителей современного Дели и чтить память тех, кто в видах борьбы с чумой заживо сжег в 1348 г. всех страсбургских евреев. А установленный в 1958 г. памятник Дзержинскому — элемент столь же правдоподобного мифа, в котором остро нуждались партия и органы, у которых смерть Сталина и расстрел Берии выбили идейную почву из под ног. Культ святого Феликса — часть созданного тогда мифа о том, что ни до, ни после 1937 года никого не стреляли и не уничтожали — а только в 1937-м. Уважать историю — значит руководствоваться не мифами, а достоверными источниками, из которых следует, что у жителей Индии всегда были головы нормальные, а в России непрерывно стреляли, начиная с декабря 1917 года и вплоть до смерти Сталина.
      Наконец уважать историю — значит не переписывать ее в угоду сиюминутной злобе дня. Нам отвратительны наши бывшие социалистические братья, которые от ненависти к России готовы ставить памятники эсэсовцам. Хотите ненавидеть русских — ненавидьте, но обелять Waffen-SS есть надругательство над историей. Столь же отвратительны наши нынешние традиционалисты, которые от ненависти к Ельцину, гайдаровским реформам, всему бестолковому последнему пятнадцатилетию готовы ставить памятник палачу России, на верность которой они постоянно клянутся. Хотите ненавидеть так называемых демократов — никто не запрещает, но когда ради ненависти к Ельцину вы готовы немедленно забыть все, что Дзержинский и его учреждение сделали с Россией, это лишь свидетельствует о степени вашего уважения к истории. А равно и о степени вашей любви к России. [an error occurred while processing the directive]