[an error occurred while processing the directive]

Равноудаленные Буш и Путин. — Дочь 68-го года. — «Эк у вас Гитлеры-то ровно грибы растут». — О чем говорил немецкий Алан Гринспен в 1938 г. — Непочатый край работы для политтехнологов.


      Известия №176 28.9.02
      Обычай поносить Дж. Буша-младшего ужасными словами, сравнивая его с самыми мрачными фигурами прошлого, прежде свойственный лишь политической маргиналии, теперь стал присущ и политической элите многих великих держав. Начало процессу положил либеральный россиянин С. Н. Юшенков, согласно мнению которого «была опасность, что Джордж Буш и Владимир Путин заключили свой пакт а-ля Молотов-Риббентроп о разделе сфер влияния, где США отдается Ирак, а России Грузия», однако из выступления Дж. Буша в защиту Грузии от российского давления «стало ясно, что это не так».
      Что-то не так было в самом сравнении возможного размена Ирака на Грузию с пактом Молотова-Риббентропа, ибо смысл пакта заключался в том, что два разбойника договорились о разделе добычи. Учение о том, что В. В. Путин есть реинкарнация И. В. Сталина и, следственно, сущий разбойник, является credo каждого либерального россиянина, однако Дж. Буш, как партнер по предполагаемому сговору двух разбойников, оказывался реинкарнацией А. Гитлера, а такой неизбежный вывод уже сильно противоречил вышеназванному credo.
      Более того: либеральному россиянину не пришло в голову, что даже если сговор не состоялся (о чем, по предположению, свидетельствуют прогрузинские речи администрации США), то это никак не обеляет очерненного С. Н. Юшенковым Дж. Буша. Участники пакта Молотова-Риббентропа были плохи не тем, что они заключили соглашение о разделе сфер влияния, а тем, что эти сферы своего влияния они расширяли разбойничьим образом. Если бы беззаконная экспансия имела место в отсутствие сговора и Гитлер, захватив Польшу, гневно бы осуждал Сталина за сходные действия в отношении Прибалтики, приятнее бы фюрер от этого не стал. Всех этих неудобных логических следствий легко было бы избежать, если бы гипотетический пакт Буша-Путина сопоставлялся бы со сговором, заключенным в Ялте между И. В. Сталиным и лидерами великих англосаксонских демократий. Тогда Э. А. Шеварднадзе пополнял бы собой список «жертв Ялты», никакого неприличия не получалось бы, а одна гражданская скорбь. К несчастью, познания либеральных россиян в тайной дипломатии XX века заканчиваются 1939 годом, хотя и последующие шесть десятилетий не менее интересны.
      Но Юшенков — лидер хотя и влиятельной, но все же оппозиционной партии, тогда как немецкая социал-демократка Герта Дейблер-Гмелин отнюдь не состоит в непримиримой оппозиции, а является министром юстиции, причем победительный канцлер Шредер собирался оставить ее и в новом кабинете. Между тем Дейблер-Гмелин с отвагой Розы Люксембург заявила, что Буш призывает к войне против Ирака, желая «отвлечь население США от внутриполитических проблем, а это напоминает методы Адольфа Гитлера».
      «Детям 68-го года», которыми укомплектован нынешний германский кабинет, измлада была свойственна склонность поминать Гитлера по каждому удобному, а равно и неудобному случаю. Послушав этих детей, В. Г. Белинский был бы вынужден констатировать: «Эк у вас Гитлеры-то ровно грибы растут». Но справедливость требует признать, что и война, как средство решения внутренних проблем, и беззастенчивая Machtpolitik никак не являются изобретениями фюрера немецкой нации — у них несколько более давняя история. В желании воевать, несмотря ни на какие уступки неприятеля, Буш не менее успешно может быть сравнен с кайзером Вильгельмом II, в 1914 году приславшим в Петербург две ноты об объявлении войны, одну — на случай, если Россия откажется остановить мобилизацию, другую — на случай, если согласится, а германский посол Пурталес от сильного волнения чувств вручил нашему министру Сазонову сразу обе ноты.
      Но, возможно, фрау Дейблер-Гмелин имела в виду не просто удаль, которой явно не одни Гитлер с Бушем отличались, а безвыходное положение и того, и другого. Кроме американского чуда новой экономики в 90-х гг, было еще и национал-социалистическое чудо 1933-38 гг., вызванное бешеной накачкой в экономику ничем не обеспеченных денег. В 1938 г. немецкий Алан Гринспен, президент Рейхсбанка Яльмар Шахт сообщил фюреру, что Германия находится в состоянии фактического банкротства и из сложившейся ситуации есть только два выхода. Или сдувать мыльный пузырь, сворачивать программы вооружений etc., или... — но тут Гитлер и сам понял: смело идти на обострение в расчете, что война все спишет. Когда Германия утвердит свою гегемонию в Европе и экономика рейха получит новые колоссальные ресурсы для развития, никто с нас не спросит, никто не осудит за экономическое чудо 1933 — 38 гг. Что там говорил Алан Гринспен Бушу, мы не знаем — хотя уж точно ничего приятного, но последующая логика рассуждений Буша могла быть вполне сходной. Балансировать экономику мыльного пузыря — значит делать согражданам очень больно, куда там твои антинародные реформы Гайдара. Фюрер понимал, что никто ему простит возвращения в 1932 год с 6 миллионами безработных. Сходную балансировку американской экономики никто не простит не только Бушу, но и всей республиканской партии, которой будет суждено удалиться от власти лет на двадцать — и это в самом лучшем случае. Буш, может, и готов возложить себя на алтарь Отечества, но чтобы представить, как на тот же алтарь бодро возлегают Чейни и Рамсфельд — хотя бы даже и в компании красавицы Кондолизы, — для этого никакой фантазии не хватит. Остается только Саддам Хусейн и война, которая все спишет.
      Впрочем, пока что мы еще наслаждаемся благами мира и демократии, и прошедшие в воскресенье общегерманские выборы могут обогатить наших политтехнологов ценнейшим опытом. У немецких партий есть четкая цветовая символика, вовсю применяемая в агитации. «Зеленые» — и так понятно, СДПГ — красные, ХДС-ХСС — черные, провалившиеся неокоммунисты (ПДС) — почему-то малиновые (красный цвет уже занят с.- д.). Самая же богатая символика у Свободной демократической партии — жовто-блакитная. Лидер СвДП Гвидо Вестервелле использовал эту гамму, лично вручая избирателям рожки с двумя шариками мороженого — жовтого ванильного и блакитного фисташкового. Для наших технологов тут непочатый край работы, ибо даже КПРФ пользуется красной символикой весьма неуверенно — видно, Зюганов дожидается, покуда у него этот цвет уведут и ему, подобно ПДС, придется довольствоваться малиновым. Про другие партии и говорить нечего. А ведь как хорошо было бы на грядущих думских выборах использовать в борьбе идей цветовую гамму. По примеру Вестервелле Зюганов мог бы подносить ностальгирующим избирателям стаканы с портвейном красным, а более умеренный с.-д. Селезнев — с вермутом розовым. [an error occurred while processing the directive]