[an error occurred while processing the directive]

Торжественная проскинезия. — «Дым расстилался по реке». — В Дрезден с огнетушителями. — Комплексное удобрение марки «In God we trust». — Немцовские таинства. — «Да, были люди в наше время...». — Мотька Гундосый. — Когда зелень бессильна.


      Известия №161 7.9.02
      Празднование 855-летия Москвы началось с торжественной части, в ходе которой, дабы подчеркнуть византийское изначалие Руси, Ю. М. Лужков явил публике ритуал проскинезии, заверив, что «Москва и москвичи поддерживают курс государственной власти и лично президента Путина на укрепление российской государственности и улучшение жизни людей». Всего три года назад, в 1999 г. — Ю. М. Лужков со своим «Отечеством» был последней надеждой свободолюбивых граждан на пути наступающего тоталитаризма, теперь же былой оплот свободы исправно воспроизводит византийскую формулу «и лично товарищу Леониду Ильичу Брежневу». Так свирепая тирания ломает даже самых стойких.
      Единственное, что осталось несокрушимо стойкого в нашем быту — это антициклон, безжалостно висящий над русской равниной. Страшная засуха в очередной раз вызвала пожары, затянувшие столицу торфяной гарью. «Дым расстилался по реке, а на стенах высот кремлевских стоял он (В. В. Путин — М. С.) в сером сюртуке», в то время, как Г. А. Зюганов в сером пиджаке стоял на стенах высот охотнорядских и отмечал, что «власти ничего не делают для страны — даже правительство Москвы со своим потенциалом».
      Насчет властей вообще не знаем, не скажем, что же до правительства г. Москвы, то Г. А. Зюганов несправедливо пытался опорочить его честь, достоинство и деловую репутацию. Как раз непосредственно перед тем, как дым разостлался по реке, мэрия давала оперативные сводки о своих успехах по разгону облаков над Москвой. Разумеется, Г. А. Зюганов мог бы возразить, что разгонять облака — дело нехитрое и уже многажды испытанное, да и в древности был тучегонитель Зевес, так что тучегонителю Лужкову хвалиться особенно нечем.
      Это, конечно, неверно. Брюзгливый Зюганов не учитывает, что тучегонитель Зевес своей божественной силой разгонял фактически существующие облака, тогда как 31 августа с. г. тучегонитель Лужков справился с неизмеримо более сложной задачей — разогнал облака несуществующие. Как сообщали в этот день информагентства, «в воздух поднялись первые самолеты, которые будут рассеивать дождевые облака на подступах в столице. А с самого утра в небе над Москвой дежурит самолет-разведчик, который собирает информацию о дождевых облаках, скорости и направлении их движения». Что там наразведывал самолет-разведчик, сказать трудно, но с важной задачей правительство г. Москвы успешно справилось. 8 млн. руб., выделенных на улучшение погоды, были освоены, а столица была избавлена от надоевших дождей. Иные могут указать, что мероприятие по нынешним погодам несколько диковинное — ну, примерно как в августе с. г. специальные команды бегали бы по затопленному Дрездену, поливая все вокруг из огнетушителей, но успешное улучшение климата всегда требует нетривиальных решений. Успешное освоение средств — также.
      Тем временем редакторы «Завтра» и «Советской России» А. А. Проханов и В. В. Чикин озаботились успешным формированием патриотического сознания, для чего, по их мнению, необходимо покончить с нынешней любительщиной, когда патриотические СМИ делаются на одном энтузиазме. «А что касается своей патриотической прессы, то им (вождям оппозиции. — М. С.) хочется думать, что это — роща, где булки на деревьях растут», — отмечал В. В. Чикин, А. А. Проханов же, развивая удачно найденный аграрный образ, указал:
      «Если оппозиция хочет снять политический урожай, как крестьянин, она должна удобрять землю, на которой этот урожай взращивается. Эта нива — пресса. Нельзя стремиться к 100 центнерам пшеницы с одного га, не внося в суглинок удобрений».
      Что там вышло у редакторов с удобрениями марки «In God we trust», сказать трудно, однако вожди вождями, а патриотическая пресса должна и сама удобрять отечественную ниву. В свое время некоторых либеральных журналистов называли «г..нометами», т. е. удобрителями информационного поля, а чем патриоты хуже? Сказано — сделано, и Чикин с Прохановым решили пойти героическим путем Минкина и Хинштейна т. е. случайно обнаружить какой-нибудь документ агентурного наблюдения и смело предать его гласности. Судьба тут же пошла им навстречу — «В редакции «Завтра» появился ничем не примечательный господин с чемоданчиком.... Товар, который предлагал визитер, являл собой записи телефонных разговоров с содержанием конфиденциальной информации. Мы потратились только на одну кассету, где было написано «Немцов».
      Подарок судьбы тут же был опубликован и представлял собой телефонную беседу лидера СПС Б. Е. Немцова и белорусского оппозиционера г-на Лебедько, посвященную вопросам российско-белорусской интеграции. Неясно лишь, зачем А. А. Проханов потратил на кассету немалые деньги, которых ему так не хватает — тайная беседа представляла собой изложение неоднократно оглашенной официальной позиции СПС по проблеме интеграции РФ и РБ. Все отличие заключалось в том, что партийный официоз был пересказан с использованием (довольно, впрочем, умеренным) непечатных слов и выражений, президента РБ собеседники фамильярно именовали Лукой, да попутно Немцов выболтал ту страшную тайну, что замглавы кремлевской администрации В. Ю. Сурков также имеет какое-то касательство к интеграционным маневрам.
      Конечно, так часто бывает с покупателями продукции соблазнительного характера. Они рассчитывают прибрести изображение неслыханного разврата, а там какая-то совершеннейшая туфта. Кассета с Немцовым оказалась из той самой серии. Но неопытность редакторов поражает. Герои отгремевших информационных войн тоже не Бог весть какими бомбами орудовали, вся прелесть тех прослушек — абсолютно, как в случае с Немцовым — заключалась в том, что вожди говорят совершенно ожидаемые вещи, разве что весьма живым языком, неудобным для печати. Тем не менее Минкин с Хинштейном умели оживлять самые нудные прослушки грамотными комментариями публикатора, заимствованными из купринского «Гамбринуса», где один из героев, Мотька Гундосый «говорил дрожащим, плачущим голосом: «Братцы, доколе мы будем терпеть надругания жидов над престолом и святой церковью?..». Публика проникалась праведным гневом, будучи не в силах терпеть надругания Чубайса, и заказчик был премного доволен. Редакторам-патриотам сам Бог велел изъясняться языком Мотьки Гундосого, и если они даже до этого не додумались, то, возможно, причина их неудач не в дефиците зеленого удобрения, недопоставляемого скаредным Зюгановым, а в чем-то другом. [an error occurred while processing the directive]