[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 9.7.02
      Однако, здравствуйте. Покуда все наши федеральные политики дружно клянутся никогда и ни за что не отдавать Калининградскую область, часть калининградских жителей уже готовится к пересмотру status quo.

      В Калининградской области начался сбор подписей за возвращение Калининграду его исторического имени — Кенигсберг. Акция будет продолжаться два года, а официальное возвращение городу его исторического имени должно стать, по замыслу организаторов акции, главным подарком к его 750-летнему юбилею. Они хотят, чтобы «достойное имя города звучало, как прежде, свободно и гордо». Имя Кенигсберг город носил семь веков, а переименовали его в 1946-м году, когда область, ранее относившаяся к восточной Пруссии, вошла в состав Советского союза.

      С новым названием города вышло и вправду не слишком удачно. Всесоюзный староста М. И. Калинин — фигура так себе, и, слава Богу, что Калинин снова стал Тверью. Однако придумывать городу еще одно русское название было как-то неприлично — вот и майся теперь с дедушкой Калининым. С другой стороны, и с историческим именем могут возникнуть сложности. Поляки, например, считают, что историческое имя Кенигсберга — Крулевец, а литовцы — что Караляучай. Опять же Калининград — не единственный город в области. Довольно странно будет смотреться свободный и гордый Кенигсберг, а вокруг него Балтийск, Черняховск и Советск — то есть Пиллау, Инстербург и Тильзит. Опять же можно посоветовать полякам переименовать назад Ольштын в Алленштайн — был еще такой восточнопрусский город, а литовцы пусть теперь называют Клайпеду Мемелем. Начинание такое интересное, что влезешь — потом не вылезешь.
      Проблема здесь в том, что покуда в Москве горячо обсуждают проблему анклава, в самом анклаве возникают мысли (пока еще, слава Богу, никак не господствующие — так ведь лиха беда начало) в том роде, «а черт ли нам в этой России?». «До Москвы 1200 километров, а до Берлина — 600, до Варшавы вообще рукой подать, а Россия о нас давно забыла. Теперь мы со своей верностью России окажемся запертыми в анклаве, и ни туда, и ни сюда — так не лучше ли как-нибудь мягенько отсоединиться, учредить Балтийскую республику и в ней жить-поживать и добра наживать. Опять же в Европе — не где-нибудь. Вот прибалты и восточноевропейцы живут сами по себе — и ничего, а мы чем хуже?».

      Из кинофильма «Александр Невский»:

     – Какая русская земля, где ты ее видала? Каждый сам за себя стоит!

      Можно, конечно, как советует глава думского комитета по международным делам Д. О. Рогозин, вводить уголовную ответственность за такого рода разговоры, а можно и терпеливо объяснять, чем мы хуже.
      Страны Прибалтики и Восточной Европы в 40-х гг. были подвергнуты насильственной советизации, что причинило им много страданий, и что теперь позволяет им теперь успешно конвертировать те давние беды в сегодняшние политические выгоды. «Мы жертвы советского, т. е. русского империализма, примите нас в братскую семью европейских народов». Я не буду заниматься политической оценкой такой конвертации, но она действует. Бывшие жертвы Большого Брата стригут проценты со своего жертвенного статуса и довольно успешно. Однако, жители Калининградской области не претерпевали никаких страданий от русского империализма, и к тому же — в отличие от тех же поляков или эстонцев — сами русские. Стричь проценты не получится.
      С другой стороны, европейские СМИ создали стандартный портрет типичного жителя области. Не в пример героическим восточноевропейцам, всю жизнь боровшимся против советского империализма, это личность совсем другого типа — бандит, употребляющий наркотики, занимающийся проституцией, при этом он болен СПИДом, сифилисом и туберкулезом. С какой радости объединенная Европа тут же раскроет этому типичному жителю свои братские объятия, как только житель отсоединится от России, не вполне понятно. Вероятно, сторонники Балтийской республики полагают, что в этом случае тон прессы и телевидения сразу переменится. Они признаются, что раньше все врали, а на самом деле типичный житель Калининградской области — это истинный европеец, честнейший труженик, занимающийся гимнастикой, полностью лишенный вредных привычек, и за это ему надо немедля выдать европейский паспорт.

      Из кинофильма «Москва слезам не верит»:

      Входят в профессорскую квартиру, поют, падают с ногами на кровать.

      Однако, блажен, кто верует, тепло ему на свете. Конечно, верования бывают разные, но во что российский гражданин совершенно не верует — это в благодетельную роль Государственной Думы.

      Согласно итогам опроса Фонда «Общественное мнение», только 5% респондентов, оценивая итоги весенний сессии нижней палаты российского парламента, ставят отметку «хорошо», более трети опрошенных (39%) считают, что Дума справляется со своими обязанностями удовлетворительно, а каждый второй россиян считает, что Госдума сегодня работает плохо. Абсолютное большинство респондентов, оценивая работу Госдумы, говорили главным образом о недостатках: 36% опрошенных подчеркивали неэффективность ее работы («слишком тянут с решением жизненно важных вопросов», «конкретных результатов не видно»), 9% отмечали своекорыстие депутатов, принятие законов «для себя». Несогласованность действий, разногласия между народными избранниками подчеркнули 6% респондентов, а 4% заявили о несовершенстве принимаемых Думой законов. 29% россиян полагает, что деятельность Думы в последние полгода принесла стране больше вреда, чем пользы.

      То есть ленивы, алчны, перед престолом криводушны и вообще козлы. Некоторые аналитики даже поспешили связать такие итоги опроса с «управляемой демократией» и соглашательской позицией центристских фракций — вот злонравия достойные плоды. Чего в деятельности проправительственных фракций больше — злонравия или добронравия — не знаю, не скажу, однако вот какая забава получается. Опросите американцев, что они думают о народных депутатах США, опросите французов, что они думают о своем Национальном Собрании, опросите немцев насчет Бундестага — и вы получите абсолютно ту же картину: работают неэффективно, конкретных результатов не видно, своекорыстны, далеки от народа и вообще редкостные прохиндеи. Отношение избирателей ко всем стабильно работающим буржуазным парламентам до боли одинаково. Собственно, еще в XVIII веке автор «Гулливера» Джонатан Свифт полагал, что в отличие от древнеримского сената, представлявшего собой собрание героев и мудрецов, современный ему британский парламент — это сборище жуликов и идиотов.
      Запечатленные фондом «Общественное мнение» претензии россиян к Государственной Думе — это примерно, как жалобы старшего поколения на крайнюю испорченность нынешней молодежи. Первые образцы таких жалоб зафиксированы в Древнем Египте, и содержание их с тех пор не менялось.

      Из кинофильма «Курьер»:

     – Вот мой сын... Хороший парень, ничего не могу сказать, сын все-таки... Но любит. Понимаешь, пить молоко из банки!

      Парламентская демократия чуть моложе, поэтому и жалобы на нее появились позже, но во всяком случае уже в XIX веке все стало ясно и с крайней испорченностью нынешних депутатов. Так что наших думских центристов можно поздравить. Благодаря их соглашательской позиции наша нижняя палата стала таким же скучным и непопулярным учреждением, каким является какой-нибудь Конгресс США.
      Однако, наши простодушные «медведи» даже и не надеялись так быстро достичь таких впечатляющих успехов. До свидания. [an error occurred while processing the directive]