[an error occurred while processing the directive]

Пути движения капитала. — Волга-реченька вспять побежала. — «Не нужно золота ему». — А равно и простого продукта. — Вечнозеленая тема. — «Вредили! вредили! вредили!». — Главная генерирующая мощность Чубайса.


      Известия №111 29.6.02
      Со времен К. Маркса было принято считать капитал, что подобен воде. Как естественный ток воды всегда направлен сверху вниз, так и капитал сам по себе притекает туда, где его ожидает большая норма прибыли, причем в зависимости от этой нормы он оживляется, готов идти на любое преступление и даже плыть в ад с риском сжечь себе паруса. Либертарианское учение об экономической свободе в общем и целом следовало в русле марксовой теории, внеся лишь небольшие редакционные поправки — капитал притекает туда, где его ждет большая экономическая свобода, и ради этой свободы он оживляется, готов идти на любое благое созидание и даже плыть в рай; от экономической же несвободы, равно, как и от низкой нормы прибыли, он бежит, как бес от крестного знамения. Однако, на этой неделе выяснилось, что истинная природа капитала много более сложна и даже парадоксальна. В связи со своим отъездом в Канаду, на встречу бывших всемирных гептархов, а ныне уже и октархов советник президента РФ по экономике А. Н. Илларионов сообщил, что, согласно расчетам специалистов по экономической свободе, Россия занимает в табели свободы незавидное 116-е место из 123 возможных., но при этом является «инвестиционно-избыточной страной», ибо в нее в чрезмерных количествах притекает капитал.
      Никем не гонимый капитал, безрассудно стремящийся в юдоль крайней экономической несвободы — это примерно, как если бы Волга-реченька без всякий дополнительных усилий гидростроителей вдруг взяла бы, да вспять побежала. Обладай советник по экономике созерцательным умом, он не мог бы не подивиться такому необычному поведению капитала, но загадка отказалась столь необъяснимой, что А. Н. Илларионов махнул на нее рукой и, вовсе не касаясь вопроса о том, что приток капитала весьма удивителен, стал объяснять, что приток капитала весьма вреден. Так разыскания в области экономической свободы привели советника к новому, т. е. хорошо забытому старому учению о том, как государство богатеет и чем живет, и почему не нужно золота ему, когда простой продукт имеет. Впрочем, в отличие от физиократов, советник полагает, что государство нимало не нуждается не только в золоте, т. е. в притоке капитала, но и простой продукт, т. е. углеводородное сырье, ему тоже без надобности. В истории уже бывало, что глубокое экономическое учение имело несколько неожиданные практические последствия — «отец понять его не мог и земли отдавал в залог». Остается надеяться, что державный отец А. Н. Илларионова и всех остальных россиян в ходе своего пребывания в Кананаскисе воздержится от совершения залоговых операций.
      Впрочем, канадская тематика не слишком занимала либерального экономиста, и, повинуясь неодолимому зову души, он в очередной раз отдался вечнозеленой теме Чубайса. У антисемита рассуждения о любом явлении природы и общественной жизни с неизбежностью съезжают на еврея, а у советника — на РАО «ЕЭС». К несчастью, в предотъездной спешке чубайсоборчество оказалось несколько скомканным, тогда как несколькими днями раньше дежурный сюжет звучал гораздо интереснее. В отличие от Г. А. Зюганова, полагающего, что А. Б. Чубайс вредительски недопроизводит электричество, А. Н. Илларионов установил, что, напротив, Чубайс вредительски производит энергию «в таких объемах, в каких экономика в ней не нуждается» и в настоящее время 50% генерирующих мощностей являются излишними. Осталось лишь неразъясненным, куда Чубайс девает излишнее электричество. Если бы он перепроизводил алюминиевые чушки или, допустим, томики романов писательницы Айн Рэнд, он мог бы складировать их в сарае или — что более соответствовало бы его вредительской природе — в чистом поле, однако складировать электричество пока никто не умеет.
      Жанр чубайсоборчества достаточно не нов. Он был отработан более семидесяти лет назад на процессе «Промпартии», где не менее пламенный, чем А. Н. Илларионов, трибун Н. В. Крыленко, также несколько путаясь в технических деталях — «ось вагона» вместо «оси паровоза» — разоблачал вредительство буржуазных инженеров. «Расчет, что одуреет любой читатель, не хватит ему ни вечеров, ни выходного, так не будет всего читать, а только заметит рефрены через каждые несколько абзацев: вредили! вредили! вредили!». Причем для того, чтобы деятельность борца с вредительством вызывала известную тошноту, вовсе необязательно преклоняться перед менеджерским гением Чубайса. Гений, как порой поговаривают, так себе, но есть какая-то принципиальная разница между двумя психотипами. С одной стороны — менеджер так себе, с другой — трибун Крыленко.
      Что же насчет менеджерских способностей, то занимайся А. Б. Чубайс одним лишь косинусом фи, и наличествуй у него в качестве оппонентов по косинусу только Зюганов с Илларионовым, в гений еще можно было бы и поверить, но глава РАО «ЕЭС» попутно занимается еще и политическим менеджментом, руководя и направляя партию Чубайса, силу народную — она же СПС. Состояние этой руководимой им структуры поневоле порождает сомнения насчет того, все ли так уж гладко и в электрическом хозяйстве — не могут же итоги управления различаться столь диаметрально.
      Главная генерирующая мощность СПС в лице Б. Е. Немцова немедленно сгенерировала комментарий на приговор по делу об убийстве Холодова: «Судебная реформа находится в запущенном, кризисном состоянии». Немцов до кучи соединил этот оправдательный — за недоказанностью преступления — приговор с решениями судов по делам Быкова и Пасько, с процессом Буданова, после чего вынес строгий вердикт: «Люди, которые приняли позорные решения, обязаны понести за это ответственность в соответствии с новым законом о статусе судей, принятым в конце прошлого года. Считаю, что в свете последних судебных решений должны как можно быстрее начать работать квалификационные комиссии».
      Для человека, исповедующего либерально-правовые ценности и уж тем более — возглавляющего партию, на знамени которой эти ценности начертаны, оправдание подсудимых в случае, если обвинение не представило достаточных доказательств их вины, является вещью, само собой разумеющейся. Очевидно, в СПС придерживаются той либеральной философии права, что неуклонное следование закону обязательно лишь в том случае, если таковое следование приветствуется бульварной прессой. В противном же случае «законность есть народное стесненье, гнуснейшее меж всеми преступленье». [an error occurred while processing the directive]