[an error occurred while processing the directive]

Телега хозяйственного роста. — Премьер-консерватор. — Борьба за равноправие женщин. — Недостаточно блаженный муж. — Ястреб в сусликовой шкуре.


      Известия №83 18.5.02
      Решительно указав: «Никаких прорывов не будет», премьер М. М. Касьянов тем самым вступил в товарищескую полемику с президентом В. В. Путиным, который уже месяц как упрекает министров в недостатке честолюбия, т. е. в нежелании учинять прорыв на хозяйственном фронте. Конечно, сюжет «генсек ликует — премьер тоскует» весьма не нов. Державный вождь всегда желает ввести вверенный ему народ в райские кущи und рощи, тогда как премьер, ex officio призванный практически обеспечивать успех марш-броска в царство изобилия, охлаждает пыл вождя, указывая, что рады бы в рай, да грехи не пускают. Поэтому прорывы совершаются, как правило, лишь в редкие периоды совмещений функций вождя и завхоза — см. неустанно прорывную деятельность премьера Н. С. Хрущева. В прочие же эпохи сопряжение коня и трепетной лани является постоянным источником диалектических противоречий в хозяйственной жизни, как случилось и на этот раз. В середине апреля В. В. Путин, воодушевляемый своим горячим советником А. Н. Илларионовым, огласил послание про то, как «С утра садимся мы в телегу, // Мы рады голову сломать // И, презирая лень и негу, // Кричим: пошел ...!», а уже в середине мая М. М. Касьянов рассказал Государственной Думе, что «К полудню нет уж той отваги, // Порастрясло нас, нам страшней // И косогоры, и овраги, // Кричим: полегче, дуралей!». Таково разнообразие приемов, используемых для управления телегой экономического роста.
      Впрочем, в диалектические противоречия впал и сам М. М. Касьянов. Указав, что никаких прорывов не будет, он вслед за тем сообщил, что в будущем вполне возможно достичь годового прироста экономики на 6-8% в год, каковая цифра является вполне прорывной и даже позволит России державной пятой задавить Португалию. Вероятно дело в том, что М. М. Касьянов, отнюдь не будучи принципиальным противником экономического роста как такового, просто не любит прорывов, больших скачков и иных суетливых телодвижений. Для консервативного премьерского уха «прорыв, скачок etc.» звучит примерно, как «безобразные терроризмы республиканские», и он справедливо полагает, что лучшие и вернейшие изменения суть те, что происходят не от бессмысленных мечтаний, но от постепенного улучшения нравов.
      Другое дело, что улучшение нравов — дело длительное и непростое. Даже если говорить о собственно хозяйственных обычаях, то первомайская схватка иноверного банкира Абрамовича с православным банкиром Пугачевым за компанию «Славнефть» не только не привела к торжеству православия, но даже и о торжестве добронравия не вполне свидетельствовала. Что же говорить об иных сферах нравственной философии, где и вовсе царит полный сумбур вместо музыки. Не успел глава фракции «Народный депутат» Г. И. Райков поднять массы трудящихся на борьбу с мужеложством, как поревновавший ему либерально-демократический геополитик А. В. Митрофанов поднял еще более обширные массы трудящихся на борьбу против сапфической любви, логически указывая, что российская конституция гарантирует всеобщее равноправие, а потому в уголовном преследовании противоестественных наслаждений не должно быть никакой дискриминации по признаку пола. Хотя законодательная инициатива борца за равноправие А. В. Митрофанова была вполне предсказуемой, она почему-то поставила Г. И. Райкова в полный тупик. Народный депутат растерянно признался: «Мы не занимались этой проблемой, просто не занимались этой проблемой. И как-то мужчинам вмешиваться в женские отношения это было бы не прилично. Я думаю, это дело женщин. И у нас есть депутаты-женщины, пусть они изучают эту проблему».
      Депутаты-женщины в силу неизвестных причин пока не проявили надлежащего интереса к этой проблеме, но странно что сам Г. И. Райков — хотя бы из праздного любопытства — не поинтересовался, почему во всех уголовных уложениях от Средневековья до сталинского УК в редакции 1934 г. преследовалась лишь мужская однополая любовь. Причина крайне проста. Все эти памятники права в конечном счете базируются на Законе Моисеевом, в котором прямо предписывается предавать мужеложцев смерти (Лев. 20, 19), предписание же касательно лесбиянок отсутствует, отчего и последующие законодатели не удостаивали их вниманием. Однако, вместо того, чтобы ссылаться на Пятикнижие Моисеево, что для твердого в правоверии Г. И. Райкова было бы совершенно естественно и только укрепило бы его репутацию мужа блаженна («Но в Законе Господа воля его, и о Законе Его размышляет он день и ночь»), народный депутат совершенно стушевался и не нашел ничего лучшего, как переадресовать все вопросы к парламентариям женского рода.
      Так, впрочем, часто бывает. «Снаружи — муж блажен, а внутри — вскуе шатаяси». Многие думали, что министр иностранных дел РФ И. С. Иванов твердо и уверенно руководит внешней политикой русской державы, покуда глава ФЭП Г. О. Павловский не указал на сугубую мнимость И. С. Иванова, который всеми своими речами и поступками «напоминает, что у воюющей в коалиции с США России до сих пор нет министра иностранных дел. Эту роль вынужден играть президент». Анализируя деятельность главы МИД, глава ФЭП заключает: «Это не дипломатия Путина, а дипломатия Суслика и Мямлика». В иеремиадах Г. О. Павловского есть много убедительного. Если с одной стороны поставить князя Бисмарка с князем Горчаковым, а с другой — князя Суслика с князем Мямликом, то руководитель российской внешней политики более органично смотрелся бы во второй группе, а в первой вообще бы никак не смотрелся. Однако, в редакционной статье «Уолл-стрит джорнэл», появившейся в один день с заметкой одесского политтехнолога, уолл-стритские политтехнологи, напротив, придают фигуре И. С. Иванова совершенно демонические черты — «Г-н Иванов, ястреб, занимающий свой пост со времен бывшего президента Бориса Ельцина, провел вторую половину 1990-х годов, ставя препоны НАТО от Балтики до Балкан. «Нет» г-на Иванова до сих пор слышится в ОБСЕ, когда та хочет (...) создать демократические институты в Косово».
      Теперь, по крайней мере, понятно, почему Косово сделалось анклавом бандитизма и наркобизнеса — во всем виноват ястреб в сусликовой шкуре г-н Иванов, не позволивший создать в этом крае демократические структуры. Хотя препоны, которые неутомимый г-н Иванов ставил на пути расширения НАТО, свободолюбивые народы все же сумели преодолеть. Как бы то ни было, всякому, кто посмеет сказать, что глава МИД — пустое место, И. С. Иванов может предъявить американскую газету, показывающую, как трепещут наши стратегические союзники от одного имени грозного министра. [an error occurred while processing the directive]