[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 14.5.02
      Однако, здравствуйте. После удаления палестинских патриотов и западных миротворцев из вифлеемского Храма Рождества Христова достоянием общественности стал ряд интересных бытовых подробностей.

      Как сообщает сайт «Религия в России», после снятия пятинедельной блокады впервые представилась возможность заглянуть внутрь храма Рождества. Сам храм почти не пострадал, но очевидцы отмечают ужасный запах внутри храма и кучи объедков, скопившиеся за время блокады. По словам одного из священнослужителей, левые активисты из США и Европы, которые тоже находились в церкви, вели себя хуже палестинцев. Они позволяли себе курить и пить спиртное непосредственно в святом месте. Комментарии самих активистов пока выслушать не удалось.

      Палестинские патриоты на фоне просвещенных европейцев выглядят чуть ли не пристойно. Боевики, правда, в начале своего осадного сидения поперли всю золотую богослужебную утварь, но, покидая храм, они, как уверяют монахи, все — ну, или почти все — золотые предметы вернули. За что, по справедливости, христианские священнослужители должны быть бесконечно благодарными израильской военщине. Устроенная военщиной осада храма так затянулась и сделалась столь известна всему мировому сообществу, что покидать храм со взятыми на память золотыми чашами не соответствовало бы торжественности момента. Поэтому богослужебные предметы вернули, что, кстати, положительно свидетельствует о дисциплинированности палестинских патриотов.

      Из кинофильма «Комиссар»:

     – Согласно нашей революционной совести и для основания светлого будущего проклинаю тебя, Емелин, как подлую собаку!

      Однако, палестинские боевики все-таки пребывают в состоянии войны с Израилем, а на войне люди звереют. Западные пацифисты вроде ни с кем не воюют, а наоборот, борются за мир — и им-то с чего звереть? Тем не менее, сидя в храме и спиртным баловались и курили — да еще, поди, травку, как это принято у левой общественности. Одно слово, скоты. Прежде «жечь города и в церковь гнать табун», т. е. проявлять сугубое неуважение к святыням было безусловной прерогативой свирепых гуннов или еще каких других диких варваров.

      Из кинофильма «Андрей Рублев»:

      Татары разоряют церковь.

      А тут прогрессивнейшие антиглобалисты-пацифисты в культурном отношении оказываются ничуть не лучше гуннов. Палестинцам — тем хотя бы Аллах не велит алкоголем пьянствовать, а этим все можно.
      Проблема не в том, что западные пацифисты проявили себя совершенными скотами. Скоты во всякой нации есть — у нас, что ли, этого добра мало? Проблема в том, что скотское поведение активистов-миротворцев не вызвало на Западе никакого возмущения. Ну, выпили в алтаре, ну, покурили — подумаешь, делов-то.
      Оно бы пускай и ничего, однако, после такого благодушного отношения к своим, западным скотам никак невозможно упрекать проживающих в Европе арабов, что они, дескать, живут своим замкнутым мусульманским обычаем и не желают интегрироваться в европейское мультикультуральное общество.
      Всякий араб на то резонно возразит, что мы, правоверные, почитаем Аллаха, Всемогущего и Милосердного, и живем согласно своей вере и традициям. Чтобы перенять вашу веру и традиции или, по крайней мере, глубоко уважать их, нужно для начала, чтобы вы сами уважали свою веру, свои традиции, свои святыни. Как вы их уважаете — мы видим. В том числе — и на примере храма Рождества. Так что научитесь сперва уважать собственные святыни, а когда научитесь — тогда и поговорим.

      Из кинофильма «Мусульманин»:

     – Пей, мусульманин!
     – Убью!

      Ну а пока интересный спор идет не столько о ценностях и святынях, сколько о судьбе тринадцати палестинских патриотов, временно отдыхающих на острове Афродиты.

      Страны Евросоюза — Бельгия, Греция, Италия, Ирландия, Испания и Португалия — согласились принять 13 наиболее активных членов палестинского сопротивления, которые сейчас содержатся под охраной в одной из гостиниц Ларнаки на Кипре. Однако процесс отправки их в эти страны займет несколько больше времени, чем предполагалось ранее — где-то около недели. Это не вызовет, как говорят представители кипрского МИДа, никаких разногласий между странами ЕС и Кипром. «Мы рады продемонстрировать кипрское гостеприимство и уверены, что выполняем свой долг, внося вклад в международную политику и безопасность Евросоюза», — заявил министр иностранных дел Кипра Иоаннис Касулидис.

      Волынка с размещением тринадцати патриотов тянется уже неделю, а сколько еще будет тянуться — то один Бог ведает. Прелесть истории в том, что такую глубокую неготовность дать прибежище борцам за свободу проявили страны того самого Европейского союза, который в своих официальных резолюциях многократно и неустанно осуждал израильскую военщину и выражал поддержку справедливой борьбе палестинского народа. То есть палестинские боевики были белыми и пушистыми, покуда предполагалось, что управляться с ними придется израильтянам — хотя, естественно, под чутким руководством Запада. Когда известные своим коварством сионисты сделали неожиданный ход — «Вы так любите этих борцов за свободу, так возьмите же их себе! Для хорошего человека добра не жалко», — тут же выяснилось, что давать полезные советы другим — это одно, а самим нежно тетешкаться с белыми и пушистыми террористами — это совсем другое. Такого нравственного подвига можно ждать лишь от дикого Израиля или от еще более дикой России, но никак не от просвещенного Запада, который только советы давать горазд, а реализуют эти советы пускай другие.
      Однако, и цена таким советам теперь соответственная. На будущие ценные указания есть простой и ясный ответ. «Вам и с тринадцатью героическими борцами за свободу иметь дело страшно, а у нас счет этих борцов идет на сотни и тысячи. И, раз вы такие у себя дома храбрые, так уж позвольте нам с этими борцами разбираться по собственному разумению, обходясь без помощи таких отважных советчиков».
      Хотя, впрочем, в борьбе с антиобщественными проявлениями всегда полезно проявлять усердие по разуму, а оно у нас не всегда получается.

      Шесть раз за праздничные дни московская милиция фиксировала случаи похищения государственных флагов России. Некоторых похитителей удалось задержать — в одном из случаев ими оказались два школьника 15-ти и 14-ти лет, которые украли два флага с фасада одного из домов по Красногвардейскому бульвару. Объяснить, зачем они это сделали, школьники не смогли. По факту надругательства над государственным флагом были возбуждены уголовные дела.

      Что школьники были глубоко неправы — так это несомненно. Не на то в табельные дни государственные флаги вывешивают, чтобы их срывали. Как говорил кучер Селифан, «мужика надо посечь, если балует, порядок нужно наблюдать».
      Однако, при наблюдении порядка полезно бывает сверяться с Уголовным кодексом. В этой назидательной книге ясно указано, что в возрасте от 14 до 16 лет несовершеннолетние могут быть привлечены к уголовной ответственности лишь по строго ограниченному списку деяний, по преимуществу насильственного характера — убийство, изнасилование, разбой и. т. д. Преступления против порядка управления, к числу которых относится надругательство над государственным флагом, в этот список не входят. Может быть, пьяных пионеров надо было примерно посечь, может быть примерно оштрафовать их родителей, может, что еще, но по статье за надругательство они неподсудны, и ничего с этим не поделаешь.

      Орленок, орленок, идут эшелоны,
      Победа борьбой решена,
      Под солнцем орлиным
      Орлят миллионы
      И ими гордится страна.

      Однако, сколь полезно нашим правоохранительным органам было бы порой заглядывать в Уголовный кодекс, сколь много открытий чудных там их ожидает. До свидания. [an error occurred while processing the directive]