[an error occurred while processing the directive]

Записка о галльской войне


      Известия №74 26.4.02.
      Телевизионная агитация на выборах президента Республики лишний раз продемонстрировала большую прижимистость французов. В отличие от россиян, осваивающих предвыборные средства по полной программе, что выражается не только в неистовом воровстве, но и — в качестве побочного продукта воровства — в большом количестве броской аудиовизуальной агитпродукции, PR-французы явили себя истинными сантимниками, т.е. людьми, готовыми удавиться за 1/100 ныне покойного франка.
      Экономная телеагитация сводилась к двум жанрам: а) кандидаты, совершающие поездки по регионам, встречающиеся с трудящимися и произносящие речи; б) собственно рекламные ролики, представляющие собой говорящую голову кандидата. Иногда это была только кандидатская голова — и ничего больше, иногда зрелище дополнялось представителями предвыборного штаба, рассказывавшими, сколь велик и прекрасен их кандидат — «человек благородства», «человек истинной доброты», «он всегда думает о Франции» etc. То есть примерно как если бы вслед за кратким выступлением кандидата в президенты РФ Г.А. Зюганова его соратники тт. Купцов, Куваев, Селезнев, Губенко etc. взволнованно рассказывали бы, что Геннадий Андреевич — человек глубокого ума и истинного благородства. То же с В.В. Путиным — с А.С. Волошиным и Г.О. Павловским в роли рассказчиков.
      Такой жанр мог бы показаться скучным, но нужно учесть, что ораторское искусство в крови у французов. Художественная изощренность русских предвыборных роликов во многом вынужденная. Она призвана компенсировать не особенную речистость, а порой даже и особенную зажатость наших публичных политиков, французские же кандидаты, будучи куда более говорливыми и раскрепощенными, могут обходиться и без клиповых суррогатов. Ораторский дар Ле Пена, а равно и навыки сценического движения выше всяких похвал, а коронная фраза лидера Национального Фронта о том, как он испытывал в своей жизни «холод, голод и нищету» хорошо заводила публику. Учение де Голля о президенте как республиканском монархе предписывает главе Республики при общении с народом выступать, словно пава, и произносить бессмысленные речи благосклонного характера, символизируя таким образом величие Франции. Ширак, будучи правоверным голлистом, в точности — хотя и несколько пародийным образом — воспроизводил все монаршие манеры основателя Пятой Республики. Лионель Жоспен демонстрировал свою демократичность, на встречах с избирателями пускаясь в пляс. В отличие от Зюганова в 1996 году, чей суровый танец более всего напоминал жанр «А ну-ка, миша, покажи, как бабы в бане парятся! А ну-ка, миша, покажи, как малые ребята горох крадут!», французский лидер левых сил в ходе поездки в Дюнкерк вместе со своим штабом, непринужденно выбрасывая ножку вперед, танцевал матчиш, более известный русским как народная песня «Была я белошвейкой и шила гладью».
      Соперница Жоспена, троцкистка Арлетт Лагийе, неустанно обличавшая премьера в предательстве идеалов, более тяготела к вокальному жанру. Не только французские, но также бельгийские и нидерландские каналы все время показывали, как лидер движения "Борьба трудящихся" и автор книги «Моя революция» производила свою борьбу — осененная красным знаменем с портретом Л.Д. Троцкого г-жа Лагийе горячо и вдохновенно выпевала: «C'est la lutte finale!», после чего хор сторонников подхватывал песню о том, как с интернационалом воспрянет род людской. Последний и решительный бой принес свои плоды — престарелая певица оттянула у предателя Жоспена 6%.
      Истинная теледрама началась воскресным вечером в 20.00, и до нее нашим выборам, безусловно, далеко. Дело не только в том, что победа Ле Пена над Жоспеном — это был реприманд совершенно неожиданный. Просто в стране одного часового пояса вся драматургия жестче. Итоги выборов объявляются сразу и как окончательный приговор — без нашего на всю ночь десятипоясного размазывания от Камчатки до Калининграда, не дающего эмоциям проявиться сразу и вживе. В нашу ночь выборов не знаешь, в который именно час можно приступать к рыданиям в телевизор, а там все просто и понятно — с восьми вечера в воскресенье и докуда рыданий хватит. [an error occurred while processing the directive]