[an error occurred while processing the directive]

Габровские уловки. — Благочестивое козлодуйство. — «Папа, приезжай!» — Дама в черном крепе. — «За что боролись?» — Трубы и петарды. — Неслыханное штрейкбрехерство. — Смерть чиновника.


      Известия №70 20.4.02
      В дни своего величия глава правительства г. Москвы Ю. М. Лужков любил прилюдно уличать своих подчиненных в козлодуйстве, что порождало у граждан страшные подозрения насчет нравственности столичных чиновников — то ли они доят козла, то ли вдувают козлу, то ли совершают какой-то еще более ужасный грех, о котором даже и поведать невозможно. Теперь выяснилось, что речь идет о деянии нимало не греховном, а, напротив, весьма благочестивом. Наши славянские братья, болгары, собравшись в объединенную Европу, сразу получили несколько испытательных заданий. В рамках испытания нужно было: а) провести визит в Болгарию папы римского; б) закрыть Козлодуйскую АЭС.
      Болгарам очень не хотелось делать ни того, ни другого. Страна эта православная, и тамошний патриарх Максим любит папу примерно с той же силой, что и его российские единоверцы. Козлодуйскую же АЭС болгары, напротив, любят, потому что она дает дешевое электричество. В объединенную Европу при этом, однако, тоже хочется. Проблема казалась неразрешимой, но недаром в СССР издавали сборники болгарского народного юмора под названием «Габровские уловки». Хитроумные габровцы, они же козлодуйцы придумали уловку: папу с его братской любовью в Болгарию пригласить, но только с тем условием, чтобы в память о братской любви Козлодуйская АЭС носила имя Иоанна-Павла II — как символ неиссякаемой духовной энергетики, излучаемой великим понтификом. После этого закрывать электростанцию даже объединенная Европа не посмеет, болгары же останутся с тройным профитом: с папским благословением, с членством в ЕЭС — и с дешевым электричеством.
      Опыт благочестивого козлодуйства стоит распространить и на Россию. Лидер КПРФ Г. А. Зюганов постоянно выступает против попыток расчленить естественные монополии, являющиеся становым хребтом российского государства. Чтобы раз и навсегда поставить крест на этих поползновениях, Зюганов мог бы выступить инициатором приглашения папы римского в Россию — но только по болгарской модели, чтобы естественным монополиям присвоили имя папы, а для вящей надежности еще и наградили папским орденом. Когда нынешнее РАО "ЕЭС" будет торжественно называться Российское ордена Золотой Шпоры АО «ЕЭС» имени Иоанна-Павла II, любые покушения Чубайса на реструктуризацию столь священного АО вызовут всеобщий благочестивый гнев, и все естественные монополии сохранятся в неизменном виде — ad maiorem Dei gloriam.
      Г. А. Зюганов в роли импрессарио, организующего поездку папы — это будет неожиданный политический ход, но что же в нынешней нашей жизни ожиданного? — сплошные сюрпризы. Когда в Страсбурге в очередной раз оскверняют еврейское кладбище, это, кроме всего прочего, наводит мысли о крайней бренности т. наз. «вековых конфликтов». Стоило Германии и Франции столетиями воевать за Эльзас и Лотарингию, стоило на Place Concorde почти полвека держать под черным крепом мраморную даму, символизирующую Страсбург, томящийся под немецким гнетом — чтобы в итоге бессчетных войн и реваншей владычество над Страсбургом досталось палестинским патриотам. Тоже сюрприз, и довольно изрядный. Расскажи это какому-нибудь Жоржу Клемансо в 1902 году — ни за что бы не поверил. Впрочем, в истории западноевропейского средневековья одним из самых крупных погромов считается страсбургский погром 1349 года. Возможно, арабское юношество возрождает в Эльзасе старинные традиции своей новой родины.
      Хотя и о традициях своего народа юношество тоже не забывает. Не довольствуясь традиционными объектами борьбы за свободу, как-то: синагоги, еврейские кладбища, школы и просто отдельные граждане еврейской национальности, палестинские патриоты развернули борьбу прямо под окнами квартиры французсукого премьера Жоспена, где они взрывали петарды и дудели в трубы, желая таким образом «разбудить французское правительство и заставить его оказать давление на израильского премьера Ариэля Шарона». Традиция известная и заключается в том, что дашь палец — откусят всю руку. Трудно было во французской власти найти человека, более благорасположенного к арабам, чем социалист Жоспен — как вдруг выясняется, что социалист недостаточно ретив, и единственное средство пробудить его к борьбе — это трубы и петарды. Что делать — те, кто поумнее, и так знают, что некоторые сообщества воспринимают любые уступки и заигрывания, как признак слабости, и как приглашение уступающего хватать за глотку, а социалисты предпочитают изучать это на опыте собственном, а также на опыте тех стран, которые имеют счастье находиться под их управлением.
      Но есть еще страны, граждане которых непримиримы к терроризму. Проведав, что оркестранты Мариинского театра во время гастролей в США успели подхалтурить и записали звуковую дорожку для какого-то фильма, Американская федерация музыкантов, потребовала от иммиграционной службы США не давать виз коллегам из Мариинки — как совершившим «акт экономического терроризма, жертвой которого стали упорно работающие американские музыканты». Целью актов терроризма является устрашение, а все же трудно предположить, что петербургские оркестранты искали денежную халтуру с целью устрашить упорно работающих американских музыкантов. Если уж была крайняя нужда в сильных выражениях, уместнее было бы вслед за В. И. Лениным, критиковавшим в октябре 1917 года Зиновьева и Каменева, назвать деяния альтов и скрипок из Мариинки актом «неслыханного штрейкбрехерства».
      А пока жертвой визовой политики США стал писатель-декадент В. Г. Сорокин. Американский консульский чиновник («молодой человек с безумием в глазах», как определил его Сорокин) осведомился об имени и звании просителя и, узнав, что тот писатель, потребовал, чтобы писатель рассказал о своем творчестве. Рассказ писателя произвел на чиновника неизъяснимое действие — тот стал что-то быстро черкать на анкете, после чего объявил: «Господин Сорокин, посольство США считает нецелесообразным выдать вам въездную визу».
      Творчество писателя многим причиняет страдания физиологического свойства, проявляющиеся в неодолимых спазмах в области пищевода, и, возможно, безумие в глазах чиновника всего лишь выражало мучительную внутреннюю борьбу со спазмами. Сверхъестественным усилием воли преодолев злые корчи, консульский работник представил себе, как писатель станет подвергать сходным мукам невинных американских граждан — и решительно отказал в визе фекальному террористу. [an error occurred while processing the directive]