[an error occurred while processing the directive]

Трагедия «Геннадий». — Вейсманисты-морганисты. — Nel mezzo del camin' di nostra vita. — Лотта в Веймаре. — Древности германского права. — Чекист-схизматик. — Коммунисты восстановляют царство Израилю. — Спикер на белом коне.


      Известия №65 13.4.02
      Стоявший перед председателем Думы непростой выбор многие думцы правильно истолковали в категориях конфликта между чувством и долгом. В душе Г. Н. Селезнева столь неистово боролись чувство любви к родной партии и долг перед государем, что литератор, оперативно написавший шестистопными ямбами трагедию «Геннадий», вполне мог бы стать обладателем престижной литературной премии и даже затмить собою солнце русской словесности А. А. Проханова. Но хотя Корнеля гений величавый никогда еще не был так востребован в Охотном ряду, газетные литераторы нимало не усмотрели в том перста судьбы и вместо категорий классицизма все, как один, обратились к категориям вейсманизма-морганизма. Тезоименитость председателя Думы Г. Н. Селезнева и лидера КПРФ Г. А. Зюганова настолько поразила литераторов, что все заметки касательно думской драмы строились на каламбурном обыгрывании двоякого значения слова «гены»: 1) носители наследственности; 2) фамильярно-собирательное прозвище для нескольких Геннадиев. Все изощрялись в терминах «коммунистические гены», «генная инженерия» etc. Впрочем, и вейсманизм-морганизм оказался несколько однобоким. По крайней мере один из sujets de question — Г. А. Зюганов также был сильно привержен идеям морганизма, в период избирательных кампаний регулярно определяя действия власти, как геноцид. Хотя лидер КПРФ, забывший пословицу «не поминай лихо, пока спит тихо», допоминался-таки до геноцида, этот факт морганистами почему-то не был отмечен, равно как и тот более отрадный факт, что благодаря твердой государственной позиции, занятой Г. Н. Селезневым, в Думе все же удалось сохранить ценный генофонд.
      Это, вероятно, потому, что внимание литераторов было приковано к более актуальной проблеме сохранения ценного гришефонда — в эти дни все поздравляли лидера «Яблока» Г. А. Явлинского с 50-летием, причем наиболее сердечно-душевная юбилейная заметка была озаглавлена «Явлинский — явление. Земную жизнь пройдя до половины». Взволнованный читатель мог бы сперва предположить, что как раз накануне своего пятидесятития маститый юбиляр заблудился в сумрачном лесу, утратив правый путь во тьме долины, каковое явление нельзя не признать прискорбным . Однако из текста заметки далее следовало, что, благодарение Богу, ни в каком сумрачном лесу Г. А. Явлинский сроду не оказывался и правого пути никогда не терял — чем продемонстрировал свое несомненное преимущество перед Данте Алигьери, который nel mezzo del camin' di nostra vita все вышеназванные ошибки допустил.
      Не следует, однако, строго судить безвестных литераторов, которые в своем отношении к бессмертным литературным образцам ведут себя подобно сказочному персонажу, который плакал на свадьбе и плясал на похоронах — т. е. воздерживаются от классических аллюзий, когда те вполне уместны, и, напротив, прибегают к ним тогда, когда те совершенно ни к селу, ни к городу. Ошибки сходного характера не миновал даже сам В. В. Путин, во время своего пребывания в Веймаре несколько раз нарочито подчеркивавший, что столица Тюрингии дубовой — это не только «город писателей, композиторов, поэтов», но еще и «город первой немецкой конституции».
      Ряд немецких земель обрел конституцию еще в начале XIX века (Баден), а гегемон объединенной Германии — Пруссия имела конституцию с 1848 года, сама единая Германская Империя жила по конституции, принятой 16 апреля 1871 года, т. е. за полвека до Веймарской. Но кроме того, что тезис о приоритете Веймарского Основного Закона не выдерживает фактической критики, он весьма сомнителен с точки зрения политического такта. В доме повешенного не говорят о веревке, финал же Веймарской Республики был весьма печален, причем изъяны прекраснодушной конституции тому немало поспособствовали. При дальнейших посещениях тюрингской столицы стоило бы вообще позабыть о сомнительной конституции, а вместо того восхвалять Веймарскую Конвертацию — с изначальных 6 млрд. долл. старого советского долга ГДР до нынешних 500 млн. евриков.
      Faux pas, допущенный опытным чекистом-германистом В. В. Путиным все же бледнеет перед еще менее удачным па, проделанным предшественником В. В. Путина на посту главы ФСБ, Н. Д. Ковалевым, который обратился к Папе Римскому и Московскому Патриарху с призывом защитить христианские святыни, ибо над «церковью Рождества Христова и гробом Господним нависла смертельная угроза». «Обращаюсь к Вам Ваши Святейшества, наместникам бога на Земле, как Вас называют верующие! Примите незамедлительно самые радикальные меры по спасению святынь», — призывает старый чекист, подчеркивая, что действия первосвятителей "войдут в историю человечества как действия спасителей».
      В письменном воззвании к христианским первоиерархам слово Бог все же лучше писать с большой буквы, а равно и не предлагать первосвященникам сделаться спасителями, ибо Спаситель у нас один, причем отнюдь не Алексий II и даже не Иоанн-Павел II. В ответ на такое соблазнительное предложение первоиерархи даже могут возразить чекисту: «Vade retro, satanas!». Впрочем, Святейший Патриарх с такого рода возражением выступит в любом случае, потому что православные Господу Христу на земле наместника не знают и претензии на такое наместничество почитают богопротивной латинской ересью — и странно же им было бы называть таким образом Патриарха Алексия.
      Но дальше всех пошли коммунисты. Под шапкой «Неукротимое миротворчество» народная газета «Советская Россия» помещает предложение писателя, историка и инженера В. Т. Чумакова в видах разрешения ближневосточного конфликта восстановить храм Соломона. Указывается, что «объем работ относительно невелик, и если решение строить в 2002 г. будет принято, то в 2004 г. храм (без внутренней отделки) может быть воссоздан. История и опыт восстановления храма Христа Спасителя — сооружения гораздо большего объема, чем храм Соломона — свидетельствует именно об этом». С воссозданием сооружения проблем и вправду не будет — один строительный комплекс г. Москвы вместе с З. К. Церетели чего стоит. Единственная проблема в том, как организовать пришествие Мессии, прежде которого Храму не восстановиться. Г. А. Зюганов на роль мессии на белом коне недостаточно тянет, и придется привлекать к этому делу Г. Н. Селезнева, который, хотя и оппортунист, но зато увлеченно занимается конным спортом. [an error occurred while processing the directive]