[an error occurred while processing the directive]

Chevaliers de la table ronde. — «Пьян, да умен, два угодья в нем». — Последний чубайсоборец. — Возрождение МДГ. — Ex ungue leonem. — 66-й сонет. — Перекрещивание патриотов. — «За нами Береза и Коловрат».


      Известия №60 6.4.02
      Коммунисты, подвергшись гонениям, существенно изменили свое видение новейшей российской истории. Б. Н. Ельцин, до 3 апреля 2002 года причисляемый коммунистами к сугубым козлищам, отныне быстро приобретает черты агнца. Как указал лидер КПРФ Г. А. Зюганов, «что касается президента, он, как всегда, в трудную минуту отмалчивается. По-хорошему в таких ситуациях даже подвыпивший Ельцин собирал круглый политический стол; когда ситуация накалялась до предела, тогда искали соглашения».
      Тема вполне благодатная, ибо русский язык полон благожелательными пословицами на этот счет — «пьян да умен, два угодья в нем», «пьяный проспится, а иной никогда» etc. Впрочем, запоздалая признательность Г. А. Зюганова Б. Н. Ельцину пошла еще далее. Лидер КПРФ, использовавший прежде для описания обидных слабостей первого президента РФ самые резкие эпитеты, теперь не дерзает употреблять даже стилистически нейтральное «пьяный», заменяя его на ласковое «подвыпивший». «Пустое «вы» сердечным «ты» она, обмолвясь, заменила». При нынешней зюгановской убежденности в том, что власти «скоро переплюнут политику Ельцина и Гайдара», можно допустить, что на фоне новых вызовов лидер КПРФ смягчится даже и в своем отношении к А. Б. Чубайсу. После такой зюгановской апостасии единственным несгибаемым борцом, все явления природы и общественной жизни анализирующим на предмет того, что во всем виноват Чубайс, останется советник президента РФ по экономике А. Н. Илларионов — очередное выступление советника по актуальным вопросам текущей экономической политики в очередной раз заключалось в рассказе о неслыханных злодеяниях, совершенных Чубайсом в 1994 — 1998 гг. Если в итоге апрельской смуты коммунисты расколются, ортодоксальной части партийцев есть прямой смысл вместо оппортунистического Зюганова взять себе вождем твердокаменного Илларионова — в этом случае какие либо вихляния и отступления от всепобеждающего учения будут полностью исключены.
      Зато благоволение Г. А. Зюганова, окончательно вставшего на путь либерализма, теперь может распространится и на знатного перестройщика, а ныне ректора РГГУ Ю. Н. Афанасьева, в мае 1989 г. обогатившего политический лексикон выражением «агрессивно-послушное большинство». Сегодня речевая находка народного депутата СССР Ю. Н. Афанасьева не сходит с уст лидеров компартии. Для полноты сходства остается лишь переименовать фракцию КПРФ в межрегиональную депутатскую группу. Решение было бы тем более уместным, что социальный и психофизический тип агрессивно-послушного большинства I съезда народных депутатов СССР и такового же большинства III Государственной Думы довольно схож. Дома новы, но предрассудки стары.
      Однако, на том удивительные переполюсовки не кончились. Издаваемое Б. А. Березовским свободолюбивое СМИ откомментировало гонения на коммунистов следующим образом: «Нервная рука замглавы администрации Суркова привела в движение машину голосования. С громким треском, разорвав нежную кожаную обивку, развернулись мощные пружины, спрятанные в сиденьях семи думских кресел. Выброшенные коммунисты летят над Охотным рядом, как шутихи, оставляя в небе дымные параболические следы. Из окна Четырнадцатого корпуса Кремля Сурков злорадно следит, как ставленники комфракции, кувыркаясь, перелетают через красную стену и больно шлепаются на лужайки в Тайницком саду». Покуда Сурков следил со злорадством, читатели следили с величайшим недоумением, ибо текст явно принадлежал перу писателя-патриота А. А. Проханова — «Пушкин! Он и в лесах не укроется, лира выдаст его звонким пением». В плане стилистики ни малейших проблем с атрибуцией анонимного текста не возникало, тогда как в плане политики загадка выходила неразрешимая: герой русского сопротивления — и вдруг на службе у Бориса Абрамовича. Какой-то совершеннейший 66-й сонет Шекспира и праведность на службе у порока.
      То ли кто-то из московских богемных юношей (у них в этом сезоне Проханов чрезвычайно моден, почти как абсент) настолько вдохновился творениями мастера, что в своей халтуре на Бориса Абрамовича начал невольно подражать идеалу, то ли мастер решил самолично подхалтурить и заработать денег на русское сопротивление — говорят, у Бориса Абрамовича хорошие гонорары. Но скорее всего дело не в гонорарах и уж тем более в эпигонстве. Речь идет о реализации главного программного пункта либерального движения. Как учит нас вождь либеральных сил, необходимо «помочь патриотам-державникам стать патриотами-либералами. Для нас такая трансформация является важнейшей исторической задачей». Вождь указывал, что знает, как перекрестить первую разновидность патриотов во вторую, и, судя по трансформации Псевдопроханова, Борис Абрамович, как всегда, говорил правду.
      Важно заметить, что такое перекрещивание («склещивание», говоря языком того же А. А. Проханова) предполагает не простой переход в некогда противный лагерь, а глубокое творческое взаимообогащение. Программные документы, разработанные Б. А. Березовским, исполнены державного пафоса и глубоко патриотичны. Лирически обратившись к далекой Родине: «Единственная Россия, единственная моя, единственное спасибо, что ты избрала меня», Борис Абрамович сообщил, что «с нами на нашей нелегкой дороге Евпатий Коловрат и св. князь Михаил Тверской, с нами защитники Брестской крепости и А. Д. Сахаров». Св. блгв. кн. Михаил Тверской мог быть упомянут в связи с тем, что он противостоял централизаторским тенденциям Москвы, за что и был зарезан в Орде по навету московского князя (у избранника России отношения с московским князем тоже не сложились), академик же Сахаров вообще является символом либерального западничества — менее понятно, в какой мере защитники Брестской крепости своим подвигом предвосхитили либеральное учение Бориса Абрамовича. До сих пор безусловная верность воинской присяге сторонниками либеральных ценностей не рассматривалась, как высшая добродетель, скорее даже наоборот. Дело в том, что изобретенная тем же А. А. Прохановым магия длинного и по возможности оксиморонного ряда имен («с нами Сергий Радонежский и Юрий Гагарин», «с нами Иисус Христос и Александр Лукашенко» etc.) совершенно неодолима. Находясь под обаянием популярной песни «А в чистом поле система «Град», // За нами Путин и Сталинград», либералы столь же четко констатировали: «За нами Береза и Коловрат». [an error occurred while processing the directive]