[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 27.3.02
      Однако, здравствуйте. Еще не вполне остыли страсти по поводу Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити, а радушные американские хозяева уже готовят новый спортивный праздник.

      В понедельник губернатор Калифорнии Грэй Дэйвис подписал законопроект о создании резервного фонда в 250 миллионов долларов на случай проведения в Сан-Франциско летней Олимпиады в 2012 году. Законопроект позволяет Сан-Франциско наряду с Нью-Йорком, Вашингтоном и Хьюстоном, уже подавшим соответствующие заявки, претендовать на статус столицы летней Олимпиады 2012. При этом пресс-секретарь губернатора Калифорнии заявил, что Дэйвис не допустит, чтобы представители спортивного мира ставили вопрос о финансировании Олимпийских игр за счет штата.

      Вице-президент МОК Виталий Смирнов объяснял свое смиренное поведение на играх в Солт-Лейк-Сити тем, что ему популярно объяснили: если он будет вести себя неправильно, не бывать Москве столицей Олимпиады 2012 года. Однако, теперь уже достаточно ясно, что Смирнов мог вести себя сколь угодно неправильно, и это все равно ничего бы не изменило. Американцам понравилось устраивать у себя спортивные праздники, и к сессии МОК, решающей, кто будет хозяином будущей Олимпиады, они пошли аж четырьмя колоннами. Нам тут ловить, пожалуй, что нечего.
      Хотя до очередной сессии МОК еще надо дожить, а покуда в С.-Петербурге проходила сессия антитеррористического форума.

      Со вторника в Санкт- Петербурге проходит форум по борьбе с терроризмом. Он посвящен вопросам противодействия финансированию организованной преступности и терроризма и антитеррористической профилактики объектов повышенной опасности. Выступая на форуме, спикер Совета Федерации Сергей Миронов призвал к формированию «в массовом сознании активного неприятия терроризма» и подчеркнул, что при оценке террористических проявлений необходимо отойти от «практики двойных стандартов и политической избирательности».

      Что имеет в виду Миронов, сразу и не поймешь. В массовом сознании, то есть в сознании рядового обывателя, неприятие терроризма наблюдалось всегда, потому что именно его, мирного обывателя бомба террориста вдруг ни за что, ни про что разрывает в клочья. Бывают, конечно, исключения. В массовом сознании палестинского народа наблюдается самое активное приятие терроризма. С точки зрения палестинцев, ихние бомбисты — не жестокие убийцы безоружных людей, а герои и мученики. Переформировать массовое сознание палестинского народа более правильным образом было бы очень хорошо, но только, к несчастью, никто не знает как.
      Возможно, Миронов имел в виду не обывательское сознание, с которым по этой части все более или менее в порядке, а сознание интеллигентское, у которого по части терроризма порядка куда меньше. Кокетничать с убийцами, именуя их «борцами за свободу» — это любимое занятие прогрессивной общественности, от которого она нехотя отвлекается лишь тогда, когда борцы берутся непосредственно за нее. Однако переформировать левого интеллигента ничуть не легче, чем палестинского патриота, и спикер СФ вряд ли сам понимает, на какую неподъемную задачу он замахнулся.
      Однако и формы активного неприятия бывают довольно странные.

      В ответ на убийство террористами советника министерства труда Италии Марко Бьяджи профсоюзы решили провести по всей Италии новые антитеррористические демонстрации в среду. Поскольку это рабочий день, демонстрации решено проводить в вечернее время в виде факельных шествий. Организаторами выступили сразу три ведущих профсоюза, к которым присоединились многие итальянские партии и организации. Считается, что предстоящая профсоюзная манифестация является репетицией перед назначенной на 16 апреля всеобщей 8-часовой забастовкой.

      Из фильма «Формула любви»:
     – Что же это они каждый вечер так надрываются?
     – Итальянцы!

      Еще четверть века назад, когда в Италии были так называемые «свинцовые семидесятые», нельзя было не удивиться народному обычаю отвечать на террористические акты всеобщими забастовками. Цель террористов ослабить государство и общество, дезорганизовать жизнь в стране и посеять хаос. Всеобщая забастовка — безотносительно к цели, которую преследует ее устроители — также дезорганизует жизнь и сеет хаос. Протестовать против злодейских попыток посеять хаос устроением еще большего хаоса — это совсем удивительные способ лечения подобного подобным. Однако удивительные народные обычаи бывают не только в Италии.

      Герман Греф, Юрий Лужков и губернатор Подмосковья Борис Громов намерены в ближайшем будущем обсудить проблему принадлежности аэропорта «Шереметьево» — об этом сообщил в понедельник первый заместитель мэра Москвы Олег Толкачев. Главные спорные вопросы, по его словам, — проблема распределения налоговых платежей от аэропорта «Шереметьево» и вопрос о границах Москвы. С точки зрения столичной администрации, 45-метровая полоса от внешней стороны Московской кольцевой автодороги должна принадлежать Москве.

      Спор Грефа, Лужкова и Громова о том, кому принадлежит «Шереметьево», отнюдь не уникален. В любой русской деревне можно обнаружить нежилой дом с проваливающейся крышей, да порой и не один. Находятся дома в таком плачевном состоянии, потому что нет у нас культуры полюбовного — или даже хоть какого-то — имущественного размежевания. Прежний хозяин умер, а наследники не то что годами, а десятилетиями не могут договориться о том, как разделить недвижимое имущество. Все это время дом никем не ремонтируется. Все рассуждают по принципу «Дом еще непонятно кому принадлежит, и чего это я буду на любезных родственничков горбатиться». Старинный спор кончается однообразно. Лишенный ухода, дом окончательно разваливается, после чего предмет для спора исчезает, потому что делить уже нечего. «Шереметьево» разваливается по той же самое причине. Эскалатор в зале прилета, не работающий с момента открытия воздушной гавани, освещение, как в подвале при бомбежке, общее крайнее убожество, которым Россия встречает зарубежных гостей, — все оттого, что братья наследники желают спорить до тех пор, пока все не обвалится окончательно. Большая все-таки дикость в русской деревне, и деревня «Шереметьево» — не исключение.
      Да, но зачем Москве понадобилась еще 45-метровая полоса земли вдоль кольцевой дороги? А очень просто. Если ехать по кольцевой, то с внутренней стороны, где Москва — там все больше чушь, бурьян и дичь. А с внешней, там, где область, — огромные базары и магазины растут, как грибы. Прямо, как наглядная агитация о пользе химических удобрений. Где суперфосфата не вносили, там злак убогий и пожухлый, а где вносили — там тучный и колосистый. Здесь роль суперфосфата могут играть чиновничьи нравы. Не то, чтобы областные чиновники были святыми — это уж вряд ли, но, похоже, они не такие жадные, как в Москве, и потому бизнес убежал за границу, на внешнюю полосу МКАД, где поборы меньше. Московским это обидно, вот они и хотят отобрать 45-метровую приграничную полосу.

     «На границе с Турцией или с Пакистаном
      Полоса нейтральная, а справа, где кусты,
      Наши пограничники с нашим капитаном,
      А на левой стороне — ихние посты.
      А на нейтральной полосе цветы
      Необычайной красоты».

      Однако будем помнить о международно-правовом принципе нерушимости границ. До свидания. [an error occurred while processing the directive]