[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 26.3.02
      Однако, здравствуйте. Идет уже вторая неделя великого поста, а наши центристы, они же консерваторы все продолжают сквернить себя скоромной пищей, пытаясь скушать председателя Думы Г. Н. Селезнева.

     2 апреля Координационный совет центристских объединений Госдумы намерен пригласить на свое заседание Геннадия Селезнева. Как заявил источник «Интерфакса», там председателю Госдумы будут выдвинуты определенные условия, и если он на них не согласится, начатая процедура по смещению Селезнева с его должности будет продолжена. Условия центристов — согласие председателя на смену руководства думского аппарата.

      Кушать председателя — занятие не только глубоко не постное, но еще и глубоко не консервативное. Спикера выбирали на основе джентльменского соглашения между фракциями, предполагающего систему взаимных уступок. Этот пост нам, этот пост вам, утрясли, договорились и все проголосовали пакетом. Но джентльмен тем и отличается от не джентльмена, что выполняет соглашения даже тогда, когда это недостаточно выгодно и хочется большего.
      Могут сказать: какие нежности, где вы у нас вообще джентльменов видели. Может, еще прикажете комплектовать «Единое Отечество» исключительно из потомков Рюрика?
      Отчасти нежности, а отчасти и вполне насущная проблема политического образа. «Консерватор» в переводе на русский язык значит «охранитель» и призван олицетворять собою стабильность, постоянство, устойчивость. Так вот, щепетильное отношение к собственным джентльменским обязательства соответствует образу культурного консерватора, а нынешняя пляска центристов вокруг спикера — образу некультурного дуболома. «Дьявольская разница», как говаривал А. С. Пушкин.

      Из кинофильма «Не может быть»:

     – Да что же это такое! Ко мне сейчас дама придет, а тут какое-то мурло в моей комнате расположилось!
     – Пардон, я сию минуту уйду!

      И еще один нюанс. Нам давно уже всю плешь проели разговорами о том, как полезно было бы коммунистам перековаться в социал-демократов по восточноевропейскому образцу, сделаться системными политиками. А теперь представим себе коммуниста, обдумывающего житье. «Что это я все время пребываю в глухой оппозиции и бегаю с красным знаменем, словно тореадор какой-то? А не лучше ли мне интегрироваться в новые политические реалии и стать лояльным социал-предателем?». Покуда взор задумчивого коммуниста падает на жалобные останки Г. Н. Селезнева, который интегрировался в новые политические реалии, а его в благодарность за это Великим Постом скушали центристы. Видя, что ждет социал-предателей, коммунист снова начинает бегать с красным стягом на манер тореадора. А куда ему еще, болезному, податься. Вот Селезнев подавался — и что же?

      Тореадор, смелее, тореадор, тореадор….
      Знай, что испанок жгучие глаза
      На тебя смотрят страстно.
      Там ждет тебя любовь, тореадор,
      Там ждет тебя любовь.

      Однако, как бы нам всем вместе с нашими европейскими соседями скоро не пришлось с красными стягами ходить.

      Европейская комиссия намерена повысить таможенные пошлины на импорт стали в страны-члены Евросоюза с 14,9 до 26 процентов. Эти меры направлены на «предотвращение переизбытка стали и сталепродуктов (всего 15 наименований), импортируемых в пространство ЕС», заявили в австрийском представительстве Еврокомиссии. Таможенная пошлина будет поднята только в том случае, если будет превышена квота на ввоз в размере 5,7 миллионов тонн стали. Руководство ЕС опасается, что те 15 млн тонн стали, которые не попадут в США согласно принятому там закону, могут найти покупателя в государствах ЕС, что больно ударит по сталелитейной промышленности «европейских стальных гигантов». В прошлом году, по данным Еврокомиссии, ЕС импортировала 26 млн. тонн стали.

      Процесс пошел. Торговые войны, т. е. закрытие рынков для иностранной продукции, хороши тем, что тот, кто не закроет свой рынок, оказывается в немедленном проигрыше, и потому этот заразительный опыт распространяется со скоростью степного пожара.

      Из кинофильма «Марья-искусница»:

      Гусли играют, все друг за другом начинают плясать и не могут остановиться.

      Один раз такие бодрые торговые войны уже кончились впечатляющим результатом. Под натиском кризиса все закрывали свои экономики от импорта — и дозакрывались. Результатом Великой Депрессии 1929-1933 гг. было фактическое уничтожение мирового рынка. Вместо него образовалась система замкнутых национальных экономик с автаркическим, т. е. самообеспечивающим народным хозяйством и — по преимуществу — неконвертируемой валютой. Чего конвертировать, когда ничего не продашь. Хозяйственное убожество эпохи закрытых экономик — еще полбеды. Хуже то, что наиболее адекватным политическим устройством для закрытой экономики является диктатура. В те же 30-е гг. европейские демократии — или хотя бы квазидемократии — падали, словно костяшки домино. Падали еще до всякой Второй мировой войны, просто по грубым экономическим причинам. А началось все, повторяю, с того, что после экономического бума 20-х гг. передутая американская экономика рухнула и треск от крушения пошел по всему миру. В 90-е гг. американская экономика снова раздулась и передулась, а сейчас опять начинает треск идти.
      Однако, треск пока еще не очень громкий, а трубы и литавры в торжественный день 26 марта звучат гораздо величавее. Два года назад президентом России был избран В. В. Путин, и все политологи вышли на юбилейную страду подводить итоги, а мы обратим внимание на то, что в этот день случился еще один юбилей.

      Ровно 7 лет назад вступили в силу «Шенгенские соглашения», между странами Бенилюкса, ФРГ, Францией, Испанией и Португалией, Само соглашение было подписано в 1985 году в Люксембурге в замке Шенген. Оно предусматривает полную отмену паспортного контроля на внутренних границах и ужесточение паспортного контроля на внешних границах Шенгенской зоны. В 2001 году к соглашениям присоединились Исландия, Норвегия, Финляндия, Швеция и Дания и Австрия.

      Можно порадоваться тому, как семь лет назад стали снимать пограничные посты на внутриевропейских границах, а можно и сообразить, что произошла простая перегруппировка ресурсов. С внутриевропейских границ они были переброшены на внешнеевропейские, где пошло постоянное устрожение. Опускание железного занавеса с той стороны, чтобы не ходили там всякие.

      Из кинофильма «Семнадцать мгновений весны»:

     – Мы вам сделаем регистрацию в шведском консульстве — вернее, попытаемся сделать. Шведы ведут себя омерзительно.
     – Кто?
     – Шведы. В каждом проезжающем через Германию они видят пособника нацистов. Им плевать, кто ты — борец с режимом или член СС. Поэтому надо быть очень, очень осторожными.

      В сущности, тоже торговая война, но только не на товарном рынке, а на рынке труда. Свободный приток дешевой, но при этом достаточно квалифицированной рабочей силы из бывшего СССР в одночасье понизил бы цены на европейском рынке труда до неприличия. Пришлось ускоренными темпами строить границу на замке.
      Однако, лес дремучий снегами покрыт, на посту пограничник стоит, и мы чужие на этом празднике жизни. До свидания. [an error occurred while processing the directive]