[an error occurred while processing the directive]

Интересное начинание, между прочим


      Известия № 23.3.02
      В то время, как наши словопрения об отношении политиков к свободе слова носят преимущественно демагогически-спекулятивный (с обеих сторон) характер, наши соседи немцы подошли к этой проблеме по-научному. Строгий эксперимент заключался в том, что баварское телевидение устроило что-то вроде передачи «Куклы», но только вместо кукол были живые артисты, которых отбирали со всей Германии — от Гамбурга до Мюнхена — по принципу физиономического сходства с грандами немецкой политики. В ходе скетча можно было наблюдать, как вице-канцлер и министр иностранных дел Йошка Фишер предстает в мифологическом образе кобольда, прислуживающего канцлеру, как министр обороны Рудольф Шарпинг со всеми воинскими регалиями, но в купальных трусах задушевно исполняет «Лили Марлен» (вероятно, имелись в виду регулярные поездки на Канары к возлюбленной Шарпинга, красавице-графине, осуществлямые министром на казенном бундесверовском самолете) — и еще много всего интересного.
      Но самое интересное и позволяющее говорить о научной ценности мероприятия заключалось в том, как оно было организовано. Покуда артисты пели и плясали, в зале за кружками пива сидела общественность, причем за передними столами — те самые политики, которых артисты изображали, а по окончании представления политики с нарочитой радостью обнимались и лобызались со своими alter ego. Суть эксперимента в том, что приглашены для лицезрения и лобызания были все, но явились не все. Если оппозиция была представлена в полном составе, начиная с кандидата на пост канцлера от ХДС/ХСС Эдмунда Штойбера (который, будучи по совместительству баварским премьером, возможно, сам и поощрил мероприятие на родном земельном телевидении), то герои от правящей коалиции были представлены не просто скудно, а очень скудно. На весь красно-зеленый кабинет нашелся лишь один настоящий либерал и поклонник свободы слова — министр внутренних дел Отто Шили. Главы традиционно более либеральных, нежели МВД, министерств от участия в народном веселье уклонились.
      Трудно сказать, до какой степени реальным было бы устроение подобного веселья на отечественном телевидении. Один раз, правда, премьер В. С. Черномырдин публично пообщался со своей куклой, но у мудрого Виктора Степановича не нашлось последователей, а суть мероприятия именно в массовости, позволяющей делать статистические выводы. Впрочем, состав истинных поклонников свободы слова, готовых явиться на гипотетическое мероприятие, можно с достаточной точностью спрогнозировать. С несомненностью на него явятся лидер ЛДПР В. В. Жириновский, лидер СПС Б. Е. Немцов и депутат В. И. Шандыбин. Скорее всего придет охочий до зрелищ Ю. М. Лужков. Если товарищи велят, может явиться Г. А. Зюганов — «поехал, покорный партийной воле, в немецком вагоне, немецкая пломба». Борис Абрамович по своему обычаю появится на плазменном экране. Из лидеров оппозиции остается еще Г. А. Явлинский, но его на такое позорище скорее всего и трактором не притащишь.
      Более интересно, кто из представителей власти почтит мероприятие своим присутствием. На явление В. В. Путина и А. С. Волошина рассчитывать трудно. То же и генпрокурором В. В. Устиновым — даже при всей любви последнего к свету софитов. От Белого Дома с надежностью можно рассчитывать лишь на министра культуры М. Е. Швыдкого, который и будет нашим российским Отто Шили.
      В принципе результат гипотетического моделирования не столь уж и удручающ. Выходит та же пропорция, что и на баварском телевидении, а Германия — вполне просвещенная страна. Но поскольку всегда хочется чего-то большего, все-таки очень весело и радостно было бы полюбоваться объятиями В. В. Путина, А. С. Волошина и М. М. Касьянова со своими двойниками. После этого Россия по праву заняла бы место самой свободной страны в мире, а другу В. В. Путина Герхарду Шредеру, не явившемуся на баварское веселье, стало бы мучительно стыдно за бесцельно прожитые годы. [an error occurred while processing the directive]