[an error occurred while processing the directive]

Норвежские Пьер и Константин. — Повесть о настоящих человеках. — Новое поприще олимпионика. — Неистребимость красоты. — Боевое содружество. — Союз нерушимый России и НАТО.


      Известия №36 1.3.02
      Еще четверть века назад — в 1927 году — писатели Ильф и Петров сумели предвидеть сегодняшние тенденции в развитии олимпийского движения. В ходе общественных дебатов касательно болезни тещи И. М. Воробьянинова К. И. Петуховой «Пьер и Константин», давно уже порывавшийся сделать сообщение на медицинскую тему, заговорил, опасливо оглянувшись: «Теперь вся сила в гемоглобине». Сказав это, «Пьер и Константин» умолк. Замолчали и горожане, каждый по-своему размышляя о таинственных силах гемоглобина». Сатирики ошиблись лишь в имени автора сообщения на медицинскую тему. Правильно читать не «Пьер и Константин», а «Хейберг и Стенсбель» — член МОК от Норвегии Герхард Хейберг сообщил, что работа над пробами атлетической крови и мочи «идет полным ходом» и не исключает, «что в ближайшие дни будет много разоблачений», а начальник норвежского Центра олимпийского резерва Бьорге Стенсбель грозит уйти в отставку, если МОК не разоблачит всех потребителей допинга и не отберет у них медали. Хейберг же уговаривает товарища не горячиться, ибо правое дело и так восторжествует: «Мы решили применить все наши средства для того, чтобы разоблачить мошенников».
      Благородный гнев Пьера и Константина тем более понятен, если учесть особенности комплектования норвежской олимпийской сборной. 80% ее участников достойны стать прототипами «Повести о настоящем человеке» — тяжело страдая от бронхиальной астмы, они сумели не просто возродиться к нормальной творческой жизни, но, укрепив свое здоровье антиастматическими препаратами, даже и показать высочайшие спортивные достижения. На фоне героизма настоящих человеков грязные проделки мошенников-неастматиков вызывают особенное возмущение.
      Однако, неправильно было бы сводить всю пользу от прошедшей олимпиады к познанию таинственных сил гемоглобина. Олимпиада — это еще и блистательный светский праздник, где непринужденным образом завязываются полезные светские знакомства и легко решаются нужные вопросы. Президент российского НОК Л. В. Тягачев в ходе спортивного праздника сумел показать себя выдающимся лидером и организатором, что не могло остаться незамеченным. Сразу по возвращении на родину награда нашла героя — Тягачева выдвинули кандидатом в члены политсовета московской организации партии «Единая Россия». Тот, кто обеспечил триумф родной сборной, тем более обеспечит триумф родной партии.
      Попутно была доказана вся неосновательность сравнения нынешнего чиновничества с советским. При Брежневе, действительно, проштрафившегося секретаря МГК КПСС могли бросить на дипломатическую или — если уж совсем проштрафился — даже и на международно-спортивную ниву, но уже с этой нивы обратно на партийную хода не было. Теперь лидер «Единой России» Ю. М. Лужков, сердечно-душевному общению с которым в Солт-Лейк-Сити Л. В. Тягачев скорее всего обязан новому шагу в своей карьере, наглядно доказал, что его любовь закручивать движение в одну сторону относится лишь к автомагистралям, но никак не к номенклатурным пересаживаниям, где — не в пример временам тоталитаризма — приветствуется движение во все стороны.
      Благотоворные последствия олимпиады сказались не только на Тягачеве. Не успели газеты опубликовать очередное опровержение правительства г. Москвы, считающего что все россказни об устройстве 18-гектарного «Музыкального квартала» в центре Москвы суть «слухи, распространяемые неизвестно кем и зачем», как телеграфная лента тут же внесла ясность в вопрос о том, кто распространяет слухи. Ваятель З. К. Церетели в очередной раз указал, что в честь композиторов, создавших шедевры, в Москве должна быть «живая музыкальная улица» — «фасады отреставрировать, парадные обустроить, номера домов оригинально написать, калитки и ворота поставить. Даже дворников в другую одежду нарядить. И не обычный асфальт положить, а вымостить улицу особым многоцветным камнем, чтобы радуга под ногами заиграла». Кроме радуги (особенно хорошо играющей под ногами в зимние месяцы, когда улицы чистить не принято) мастер предполагает установить солнечные часы, украшенные фигурами здравствующих музыкантов — Ростроповича, Башмета, Спивакова etc., а также песочные часы «со статуями уже ушедших титанов — таких как Шостакович, Рихтер».
      Если мастер собирается творить не только для современников, но и для потомков, то принятое им разделение музыкантов на здравствующих и усопших где-нибудь лет через двести будет не столь наглядным. Актуальным оно будет лишь в том случае, если вся эта неслыханная красота (вместе к красотами, мастером устроенными в иных местах столицы) лет через пять пойдет в переплавку — на что, конечно, хотелось бы надеяться. Но как бы то ни было, польза от олимпиады здесь опять несомненна. Когда мастер отправился в Солт-Лейк-Сити, все думали, что он там собирается ваять с натуры пластических атлетов или, на худой конец, впаривать тамошнему муниципалитету Колумба с головой Мормона в качестве символа победы добра над злом. Художественный замысел оказался тоньше. Празднично-заграничная атмосфера давала уникальную возможность доступа к начальственному телу, чем пылкий Зураб не преминул воспользоваться в видах повторной атаки на восемнадцать гектар.
      Не менее пылкий В. В. Жириновский тем временем сделался главным авторитетом по внешней и оборонной политике. К табельному дню 23 февраля лидера ЛДПР так и не произвели в генералы, ограничившись вручением медали «За боевое содружество» (вероятно, имелись в виду бои, проведенные В. В. Жириновским в зале заседаний Государственной Думы, а также иных местах). Нацепив медаль, свежий кавалер решил присоединиться к манифестации в честь Дня Защитника Отечества, однако манифестанты встретили его на редкость литературными проклятиями «Позор иуде Жириновскому!» (явная аллюзия на сцену в келье из «Бориса Годунова» — «Свиреп, от злости бледен является иуда Битяговский»). При участии охраны лидера произошло еще одно боевое содружество, после чего В. В. Жириновский получил высочайшее поручение. Он едет в Брюссель, где под его руководством будет сплочен навеки союз нерушимый России и НАТО. Возможно, в ходе сплочения случится и так, что лидер ЛДПР станет поливать НАТОвских парламентариев местной минеральной водой Spa, а те, ровно коммунисты-анпиловцы, будут кричать: «Позор иуде Жириновскому!» — но именно так выковывается боевое содружество истинных стратегических союзников. [an error occurred while processing the directive]