[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 26.2.02
      Однако, здравствуйте. По итогам зимних олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити постепенно началось успокоение, то есть перевод стрелок на русских спортсменов (выступать надо было лучше) и в особенности на наших спортивных чиновников (отстаивать интересы нашей сборной надо было лучше).
      Однако, начнем со спортсменов. С тем, что всегда хорошо выступать лучше, кто бы спорил. Конечно, хорошо. Но вот какая история вспоминается. С конца 70-х гг. на механико-математическом факультете МГУ окончательно оформилась практика справедливой оценки абитуриентов. Заключалась она в том, что абитуриентам-евреям патриотические экзаменаторы на устном экзамене предлагали так называемые «гробы», т. е. задачи, решение которых требовало хорошего знания математики в объеме полного университетского курса. Ну, там тензорного исчисления, теории функций комплексного переменного и т. д.
      Сперва абитуриенты-евреи рассуждали именно в том духе, что «выступать надо лучше». Если объективным экзаменаторам недостаточно знания предмета на круглую пятерку, что поделаешь — будем учить на круглую шестерку.
      Однако, дальше начался типичный спор брони и снаряда. Когда абитуриенты, сомнительные в отношении пятого пункта, стали учить на круглую шестерку, от них стали требовать знаний на круглую восьмерку. Натуральный ряд чисел, как известно бесконечен, и гробы можно изготавливать любой степени сложности.
      Сборник специальных задач для евреев был в свое время опубликован в самиздате, за что коллекционеры гробов получили срок по обвинению в антисоветской пропаганде и агитации. Слабая попытка коллекционирования гробов, предпринятая вице-президентом МОК Смирновым, вызвала сходную оценку.

      Как сообщает Washington Post, глава Олимпийского комитета США Сандра Болдуин обвинила вице-президента Международного Олимпийского комитета Виталия Смирнова в предвзятом отношении к Америке и назвала серию его протестов по поводу необъективного судейства «антиамериканским крестовым походом».

      По ее словам, единственная причина всех этих протестов — нежелание Смирнова смириться с недостаточно успешным выступлением российских олимпийцев. Требования России, в том числе угрозы досрочно покинуть Олимпийские игры (впоследствии дезавуированные самими российскими спортивными чиновниками), — считает госпожа Болдуин, — вызваны исключительно эмоциями и носят подчеркнуто антиамериканский характер.
      Однако, свободная страна. Срока за антисоветскую, виноват, антиамериканскую пропаганду все-таки не дали, а только обозвали крестоносцем.
      Так вот, опыт тех давних абитуриентов заставляет усомниться в осмысленности советов выступать лучше, чтобы не было никаких проблем с судейством. Во-первых, налицо явная недооценка возможностей истинно беспристрастного судейства.

      Из кинофильма «Джентльмены удачи»

     – Ну, можно поиграть во что-нибудь…
     – Во дает! Нашел фраера с тобой играть. У тебя ж в колоде девять тузов!

      Во-вторых, сам этот совет предполагает мухлеж как норму. Спортсмены других стран пусть по-прежнему борются за доли секунд и баллов — в спорте больших достижений соперники почти всегда идут ноздря в ноздрю. А мы, русские, обязаны выходить в абсолютный отрыв, тогда уж делать будет нечего, придется признавать нашу победу. С одинаковым комплектом фигур в шахматном турнире каждый дурак может выиграть, и это несправедливо. А вот если мы будем начинать партию без ферзя и все равно выигрывать, тогда в наших спортивных достоинствах никто не усомнится, и это будет справедливо. Если мы сами готовы относиться к себе, как к прокаженным, для которых необходимы другие, гораздо более строгие нормативы победы — так чего же требовать от беспристрастного МОК? Конечно, выступать лучше надо всегда, но думать, что это сразу и в корне решит проблему нынешних олимпийских чудес, было бы большой наивностью.
      Однако, уж с чиновниками от спорта вроде бы точно надо разобраться. На самом высоком уровне звучат пожелания применить к ним прогрессивный ипатьевский метод.
      Деятельность российских спортивных чиновников на зимней Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити, по-видимому, еще станет предметом серьезного разбирательства — сказал заместитель руководителя аппарата правительства Алексей Волин. «Спортивные чиновники, — считает Волин, — продемонстрировали полную беспомощность и бездействие. У миллионов российских болельщиков сложилось впечатление, что у нас в стране нет ни национального Олимпийского комитета, ни Госкомспорта. Есть ощущение, что они больше работают на свои комфорт и спокойствие , нежели на российский спорт».
      Прогрессивный ипатьевский метод наши спортивные руководители, безусловно, заслужили. Международный спортивный чиновник — это, в сущности, дипломат, посол по особым поручениям, призванный всеми силами отстаивать достоинство своей страны. По форме — вежливо, по сути — жестко.

      Посол Советского Союза

      Два посла идут по лестнице мимо друг друга.
     – Госпожа посол, наша страна хотела бы сохранить наш нейтралитет.

      – Господин посол, в нашей борьбе с фашизмом мы защищаем и ваш нейтралитет.
      При этом главным орудием дипломата является слово — устное и письменное, а уж как вольно и свободно звучит устное слово т. Тягачева, мы все по телевизору слышали. Ну, не назначают дипломатами безъязыких людей. Профессиональное противопоказание, ничего не поделаешь. О прочих дипломатических успехах т. Тягачева скучно и говорить. Сперва грозить уходом с Олимпиады, потом умильно обниматься с президентом МОК г. Рогге и тем самым показывать, что все угрозы — не более, чем жалкие слова — это какая-то совсем удивительная дипломатия. Просто угрюмое молчание — без пустых угроз, но зато и без лобызаний с господином Рогге — на этом фоне показалось бы гениальной дипломатической игрой.
      Сегодня, когда и новая метла в МОК по-новому метет, и великая американская нация решила грациозно демонстрировать свое величие во всех сферах жизни — в том числе и в спорте, наши спортивные чиновники, чтобы хоть как-то отбиваться, должны быть сплошными Горчаковыми и Бисмарками, а т. Тягачев даже и страшно сказать, до какой степени не Бисмарк.
      Однако, надо сказать слово и в частичное оправдание тт. Тягачева, Рожкова и иже с ними. Прошедшая олимпиада была действительно беспрецедентной и по напору ее организаторов и по количеству удивительных решений. Не то, что олимпиады 90-х гг. — олимпиады худших времен холодной войны с ней даже рядом не лежали. Когда люди первый раз сталкиваются с принципиально новым вызовом, с принципиально новым типом конфликта, они почти гарантированно терпят первоначальное поражение. Умные администраторы, тупые администраторы, люди способные, люди неспособные в первый момент совершенно одинаково пасуют перед нарушением всех и всяческих правил прежней жизни. Разница между дельными чиновниками и чиновниками, никуда не годными, проявляется не в первый раз, а во второй, когда угроза уже известна и нет эффекта шоковой неожиданности.
      Если и на последующих играх наши спортивные чиновники будут вести себя, как они вели в феврале 2002 года, тогда действительно лавочку можно закрывать. А так ситуация совсем даже не фатальная. Мы уже знаем, чего теперь можно ждать от МОК и от нашего главного стратегического партнера, и вся мировая спортивная общественность тоже знает. Мы уже знаем, что спортивное чиновничество — не синекура, а тяжкий дипломатический труд. В нынешних условиях — вдвойне тяжкий. А предупрежден — значит вооружен. «О, спорт — ты мир», то есть на войне — как на войне.
      Однако, веселыми теперь будут спортивные праздники. До свидания. [an error occurred while processing the directive]