[an error occurred while processing the directive]

Лучший друг физкультурников. — «Нет, мы империя добра!» — Кем заменить Кондолизу? — Грубая неполиткорректность. — Яблочный Маркузе.


      Известия №34 23.2.02
      Противники так называемой российской самобытности указывают своим оппонентам-националистам, что все попытки России вести какую-то самостоятельную политику — ниже претендовать на лидерство в какой-либо сфере — неизбежно будут оборачиваться конфузом, а потому лучше не тешить себя несбыточными иллюзиями, а сразу признать первенство более развитых наций. Справедливость этого суждения проявилась лишний раз, когда В. В. Путин созвал Госсовет по проблемам спорта, теша себя честолюбивой надеждой стать лучшим другом физкультурников. Иллюзия, как это ей и положено, рассеялась крайне быстро — по итогам скандала с присуждением олимпийских золотых медалей за фигурное катание, президент Джордж Буш-младший немедленно приветствовал решение о клонировании медалей и выразил чувство глубокого удовлетворения: «Я считаю, что было правильным присудить две золотые медали». Чем наглядно показал сомневающимся, кто на самом деле является лучшим другом физкультурников, а также корифеем всех наук и сколь неосновательны претензии В. В. Путина на эти звания.
      Теперь назревает не менее интересный спор о том, кто в действительности является империей зла. После того, как Буш в своем выступлении на историческом январском пленуме Конгресса США указал на существовании оси зла, объединяющей Иран, Ирак и Северную Корею, лидер одной из стран оси, любимый руководитель Ким Чен Ир не растерялся, но в ответ тут же поименовал Соединенные Штаты империей зла. Напрашивающееся возражение Буша было предвосхищено еще двадцать лет назад поэтом-концептуалистом Д. А. Приговым — «Нет, мы империя добра, // А не империя мы зла, // Как это слышали вчера // От одного мы тут козла!». Учитывая богатство поэтических трудов Д. А. Пригова, вся актуальность которых стала понятна только теперь, Бушу есть прямой резон выписать поэта-концептуалиста в Вашингтон и назначить своим помощником по национальной безопасности заместо Кондолизы Райс.
      Тем самым Буш-младший не только обогатит свою внешнюю политику глубоко убедительной аргументацией, но и покажет, что его держава, будучи империей добра, совершенно чужда предубеждениям против иностранцев, в каковые предубеждения недавно впал даже такой гражданин мира, как Г. А. Явлинский. Когда политические союзники Г. А. Явлинского Б. Е. Немцов и И. М. Хакамада устроили представительную конференцию по проблемам свободы слова и в ходе мероприятия принудили вчерашних непримиримых оппонентов (А. А. Венедиктова и Б. А. Йордана, например) к взаимно любезным лобзаниям, лидер «Яблока» поревновал таким успехам правых сил и заметил, что устроители конференции пригласили на нее «малосведущих людей со всего мира».
      Г. А. Явлинский имел в виду, что в качестве свадебных генералов были представлены знатные иностранцы, ничего не понимающие в русских делах, но смело берущиеся об этих делах глубокомысленно судить. Скорее всего дело было именно так, но странно ставить это в вину Немцову и Хакамаде, ибо когда же знатные иностранцы хоть что-то в русских делах понимали? Это примерно, как если бы на какое-то свое мероприятие лидеры СПС наприглашали бы уроженцев Экваториальной Африки а Г. А. Явлинский брюзгливо сетовал бы на то, что уроженцы оказались сплошь чернокожими — хотя какими же, собственно, им еще быть. Говорить, что знатный иностранец глуп, крайне неполиткорректно, ибо нельзя укорять человека его природными особенностями.
      Хотя Явлинский, похоже, и не собирался угождать требованиям политкорректности, поскольку теперь он проникся глубоко пессимистическими взглядами на западную цивилизацию. Согласно лидеру «Яблока», телевидение представляет для России большую опасность — «с помощью электронных СМИ можно добиваться любых целей», и Явлинский опасается «нового опасного направления грязной политики, которое называется: управление человеческим выбором. Это чревато созданием тоталитарных систем с демократическим фасадом». Но «это путь к необратимому отставанию нашей страны. Оболваненные, дезориентированные , не способные сравнивать, анализировать, самостоятельно рассуждать, люди не в состоянии создавать экономику XXI века».
      Лидер «Яблока» кругом прав, и под каждым его словом можно подписаться, разве что есть некоторые сомнения в датировке окончательной деградации ТВ. Неясно, почему Явлинский берет отсчет пользования ТВ-заточкой лишь от 1999 г., а не от 1997 — 98 гг., когда Гусинский с Березовским пользовались сказанной заточкой не менее успешно. Но даты не столь важны, когда речь идет о существенно большем — о закате Западного мира, ибо все, сказанное Явлинским, касается не только отечественного ТВ, но и телевидения, как института. Дело не в Гусинском, Березовском, Путине, Лесине etc., а в том, что аудиовизуальный способ передачи информации принципиально отличается от письменного. С одной стороны, он неизмеримо более доходчив до публики, поскольку информация воспринимается не столько на рациональном, сколько на подсознательном уровне, с другой стороны, он ставит практически неодолимые ограничения на трансляцию сколь-нибудь нетривиальных суждений. Справедливо похваляемые Г. А. Явлинским осмысление, верификация, сравнение текстов предполагают работу с письменным источником, где возможно повторное чтение, работа с карандашом etc. Поток аудиовизуальных образов такой возможности не дает. Люди бесписьменной, телевизионной культуры в конечном счете действительно будут неспособны «делать открытия, создавать новые технологии». Untergang des Abendlandes, как и было сказано.
      Разумеется, отечественное телевидение несколько отличается от западного. В чем-то оно более талантливо, во многом более бардачно и хаотично, по причине крайней коммерциализации на нем очень мало культурно-познавательных каналов и передач, но если брать основную линию, т. е. информацию и агитацию, то здесь различие примерно как между редькой и хреном. Приятно было бы думать, что все дело в В. В. Путине, но, к несчастью, это общецивилизационная беда. Впрочем, Г. А. Явлинского можно поздравить. Он своим умом дошел до учения Герберта Маркузе об одномерном человеке: чтобы современная демократия работала, человек должен быть максимально стандартизирован и, при нарочитой внешней свободе, абсолютно несвободен внутренне. Одномерен. Если, развивая учение Маркузе, Явлинский еще и расскажет, каким образом западная цивилизация могла бы выскочить из одномерной ловушки, современники и потомки будут ему крайне благодарны. [an error occurred while processing the directive]