[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 19.2.02
      Однако, здравствуйте.
      Вежливые люди говорят, что иная простота удобопревратна, а грубые добавляют, что она хуже воровства. Пожалуй, что и в самом деле хуже.

     «Нью-Йорк Таймс» опубликовала информацию о том, что Министерство обороны США создает «управление стратегического влияния», с «многомиллионным» бюджетом, которое будет заниматься пропагандой как в дружественных, так и не дружественных странах. Управлению даются полномочия снабжать иностранные СМИ дезинформацией и проводить тайные операции. Идея создания пропагандистского управления возникла после негативной реакции исламского мира на американские бомбардировки Афганистана и на угрозы военных действий против ряда мусульманских государств.

      Из телефильма «Покровские ворота»:
     «Вся Америка в страшном смятении.
      Эйзенхауэр болен войной,
      Но в публичных своих выступлениях
      Говорит, что за мир он стеной».

      Вообще-то в этих начинаниях нет решительно ничего нового, за исключением того, что активными мероприятиями в прессе обыкновенно занимается не военное министерство, а разведка. Вероятно, потому что военные — люди прямодушные и работают топорно, а здесь нужна тонкая деза. Но если пускать дезу хотят еще и в Пентагоне — ладно, хорошо, чем бы дитя ни тешилось.
      Однако, хотя занимаются этим малопочтенным делом все спецслужбы мира, занимаются они им втайне, без лишней огласки. Есть вещи, которые делают, но о которых не говорят. И правильно не говорят.
      Ведь необходимым условием для запускания дезинформации в прессе стран — потенциальных противников является наличие в этих странах минимальной свободы слова. Провести активные мероприятия в северокорейской или иракской прессе ни Пентагон, ни ЦРУ не в состоянии по причине полного отсутствия в этих странах свободы слова.
      Но тогда получается неудобно. Когда администрация и конгресс США глубочайше озабочены проблемой свободы слова в России, а равно и в других странах, то сейчас это объясняется исключительно бескорыстной любовью к свободе — может ли быть более светлое и чистое побуждение?
      Если активные мероприятия в иностранной прессе из тайных операций, которые к делу не подошьешь и которых вроде бы как и нет, превратятся в официальную политику Соединенных Штатов, отстаивать свободу слова во всем мире станет значительно менее сподручно. В ответ на пламенный демарш в защиту свободы слова собеседник будет любопытствовать: «Это, стало быть, у вас трудности с размещением дезинформации в нашей прессе?». То есть получится что-то вроде героической борьбы т. Гусинского за свободу наезда, но только во всемирном масштабе.
      Московское правительство тоже готово беззаветно бороться за свободу слова, точнее — за свободу неограниченного по времени разговора по телефону.

      По информации РИА «Новости», Московское правительство намерено создать альтернативную МГТС телефонную сеть и сейчас идет активный поиск финансовых средств и технических ресурсов для реализации этой идеи. Об этом заявил на слушаниях в Мосгордуме руководитель управления связи правительства Москвы Александр Беляев. Такое решение столичные власти приняли в ответ на заявление МГТС ввести с июля повременную оплату услуг телефонной связи.

      Вот это то, что называется «либеральное решение». Если естественная монополия ведет себя неправильно и задирает тарифы, разрушим ее монопольное положение на рынке и произведем конкуренцию. Способ, пригодный не только для телефонных дел. Если МПС опять поднимет тарифы, надо построить альтернативную МПС железнодорожную сеть, и граждане будут ездить по новым железным дорогам, а МПС удавится от своей жадности.
      Есть только маленькое «но». МГТС — довольно большая компания, обслуживающая 4,5 миллиона абонентов. Чтобы создать альтернативную компанию, нужен соответствующий уровень капитальных вложений — станции, подстанции, кабельное хозяйство и много всего другого. Несколько миллиардов — причем не рублей — отдай и не греши.
      Однако такой ответ Чемберлену будет трудноисполним, потому что столичная казна пуста.

      Выступая на заседании московского правительства, председатель бюджетно-финансовой комиссии Мосгордумы Игорь Антонов назвал безосновательными утверждения, что «Москва не считает денег». Если раньше доходы в бюджет Москвы составляли примерно 18% от доходов федерального, то в настоящее время столичный бюджет «похудел почти вдвое». По словам Антонова, «Москва так затянула пояса, что живот слился с позвоночником».

      При таком состоянии живота и позвоночника найти средства на альтернативную телефонную сеть — раз плюнуть. Но самое интересное начинается дальше. Весь сыр-бор насчет повременки разгорелся из-за того, что МГТС нужны деньги. Если новая альтернативная сеть будет такая же алчная, как нынешняя и тоже захочет много денег, тогда незачем и огород городить — проще платить нынешним телефонистам, сколько потребуют. Стало быть, альтернативная сеть должна быть социальная, то есть планово-убыточная, и капиталовложения не окупятся никогда. Гражданам остается поверить в то, что правительство г. Москвы немедленно изыщет миллиард-другой у. е. на строительство планово-убыточного телефона. Вполне возможно, что столичные чиновники сами в это верят — или просто делают начальству под козырек, но так уж совсем переоценивать глупость дорогих москвичей тоже неправильно.
      Конечно, десять, а еще лучше — двенадцать лет назад такого рода обещания были бы приняты на «Ура!». Большинство смелых проектов строительства рыночной экономики были столь же реалистическими.

      Из кинофильма «Дни Турбиных»:

     «Сад был умыт весь весенними ливнями,
      В темных оврагах стояла вода.
      Боже, какими мы были наивными,
      Как же мы молоды были тогда».

      С тех пор граждане постарели и потрезвели. И лишь кипучие начальники оказались неподвластны губительному действию времени. В смысле экономической рассудительности они все так же молоды и наивны, как все мы были в 1989 году. Дар вечной молодости. Будем завидовать.
      А также праздновать новый табельный день.

      Лидер фракции СПС Борис Немцов предложил, чтобы 19-е февраля было объявлено памятным днем — именно в этот день в 1861-м году император Александр II отменил в России крепостное право. Немцов не исключает, что соответствующий указ президент России Владимир Путин подпишет уже в ближайшее время. Если этого не случится, говорит Немцов, Госдума включит этот пункт в повестку дня в среду. «Если страна не будет помнить день своего освобождения от рабства, то она не сможет быть по-настоящему свободной», — подчеркнул Немцов.

      Из кинофильма «Крепостная актриса»
     – Разбаловал я вас. Покарать бы всех, но сердце мое полно нежности.

      С одной стороны, в своем почтении к Царю-освободителю Борис Ефимович кругом прав. «Я видел сладкий день: в России нет раба», «Царь освободил — мужичок не забыл», короче — «Муза, с надеждой приветствуй свободу». С другой стороны, наша национальная муза отмечала этот памятный день все больше в философическом духе —

      «Порвалась цепь великая,
      Порвалась — расскочилася
      Одним концом по барину,
      Другим по мужику».


      Или, как указывал гр. Л. Н. Толстой, «у нас все переворотилось и только укладывается».
      Однако, попразднуем и будем дальше укладываться. До свидания. [an error occurred while processing the directive]