[an error occurred while processing the directive]

Прискорбное совпадение


      Известия №22 7.2.02
      Газета австрийских деловых кругов «Die Presse», описывая проблемы со свободой слова в РФ, сообщила о «недавнем отключении последнего общенационального канала ТВ-6» и об угрозе отключения, нависшей «над последней из еще существующих информационных радиопрограмм на русском языке, охватывающей всю территорию страны», пояснив, что имеется в виду радиостанция «Свобода». Теперь австрийские деловые круги будут знать, что информационное единство России на уровне телесигнала до 22 января с.г. обеспечивал Б.А. Березовский, а теперь этого единства вообще не существует, радиоэфирное же единение России пока еще осуществляется из последних сил на средства конгресса США. Дело не в желании придраться к тому, что написал некий австрияк, а в том, что иностранцы, как существа простодушные и для простодушной аудитории пишущие, часто высказывают открытым текстом то, что в России принято подразумевать по умолчанию. Австрияк лишь вербализовал самосознание отважных журналистов, согласно которому этого гордого титула заслуживают лишь они, прочих же СМИ в нормальном смысле слова вообще не существует, есть лишь подразделения казенного агитпропа, идейные и стилистические различия между которыми — quantite negligeable.
      Такой взгляд имеет право на существование. Например, четверть века назад острый наблюдатель тоже мог бы усмотреть известные различия между «Известиями», «Правдой» и «Комсомолкой», однако уровень казенной лжи и замалчивания практически всех реальных общественных проблем был столь высок, что при сравнении советской прессы с любой нормальной газетой эти различия делались несущественными. Если популярный в прогрессивных кругах тезис гласит, что сегодня на дворе — опять брежневские 70-е, логично и весь спектр СМИ рассматривать в рамках этой генеральной посылки.
      Единственный недостаток данного учения заключается в том, что все недостаточно свободолюбивые СМИ (которые в рамках концепции как бы и не СМИ вовсе) инвестируются весьма разнообразными частными и публичными структурами, которые даже трудно подвести под общий знаменатель. Как бы ни относиться к разнообразным инвесторам, как то: администрация президента РФ, частный владелец «МК» П.Н. Гусев, РАО «ЕЭС», Альфа-банк, Росагропромстрой т. Видьманова etc., нахождение общей для всех для них формулы будет делом нетривиальным. Максимум, что можно сказать — это лица и учреждения, которые грешным, а также безгрешным образом преуспели в непростой пореформенной действительности. Все черненькие, все прыгают. Со свободолюбивыми инвесторами, напротив, нет никакой проблемы с генерализацией. Как В.А. Гусинский, так и Б.А. Березовский имеют в деловом и политическом мире устойчивую репутацию беспредельщиков, хотя выделиться в данном отношении на общем фоне 90-х гг. можно было лишь обладая какими-то совсем уже феноменальными наклонностями. Не спасает даже и тот довод, что враги свободы клевещут на светильников разума, ибо однозначная репутация светильников сложилась не после, а задолго до того, как они увлеклись свободой слова.
      Получается некоторая странная статистическая закономерность. Все рептильные СМИ мало того что вещают по принципу «кто в лес, кто по дрова», но при этом еще и кормятся с рук совершенно разнокалиберных инвесторов, которых роднит разве то, что у всех у них есть некоторые деньги. Свободолюбивые СМИ, которые, собственно, только одни и заслуживают этого высокого звания, напротив, спонсируются исключительно бизнесменами, лишенными каких бы то ни было сдерживающих начал. В 70-е гг. мы ничего такого не наблюдали, да и сейчас в рамках традиционного учения о свободе слова нам не было предложено никаких объяснений для этой устойчивой корреляции. Конечно, можно заявить, что сколь угодно странная корреляция не может иметь никакого значения, ибо главное — представлять разные точки зрения. Если плюрализм больше некому обеспечивать кроме, допустим, Осамы бен Ладена — пусть будет бен Ладен, ибо свобода — это святое, да и у бен Ладена по ходу спонсирования тут же обнаружится масса добродетелей, как обнаружились они теперь у Б.А. Березовского. Для сугубо либертарианской аудитории можно еще и не такие доводы придумать, но беда в том, что свободу слова отстаивают в диалоге не с либертарианцами, а с обществом и властью, для чего и аргументы придумывают более приемлемые, и от неудобных корреляций не отмахиваются. Это, конечно, если есть желание вести действительно честный диалог и в этом диалоге одержать верх. [an error occurred while processing the directive]