[an error occurred while processing the directive]

Сюртуки, аршины и карандаши. — Открытый путь к всеобщему благоденствию. — О пользе содержания танцовщиц. — Общая исповедь. — Berufsverbot. — Новый взгляд на безработицу. — Dichtung und Wahrheit. — Если бы власти роковой не было, ее нужно было бы выдумать.


      Известия №19 2.2.02
      В конце 80-х гг. россияне очень любили жанр эстрадной политэкономии. На фоне статей и лекций Г. Х. Попова, Н. П. Шмелева, Л. И. Пияшевой etc. увядала даже неувядаемая А. Б. Пугачева. Возрождением эстрадной политэкономии занялся теоретик №1, советник президента РФ по экономике А. Н. Илларионов. Обаяв славного телеведущего Л. Г. Парфенова, советник представлял в его передаче вариации на тему первой главы «Капитала» К. Маркса, только вместо 1 сюртука и 40 аршин холста фигурировали бумажка с потретом Джорджа Вашингтона, рублевая мелочь и карандаши — последние были призваны символизировать товары народного потребления. Посредством наглядных манипуляций с денежными знаками и карандашами А. Н. Илларионов столь наглядно показал всю губительность доходов от экспорта нефти для российской экономики, что всякий государственно мыслящий зритель не мог не задуматься над тем, что следует немедленно сделать для прекращения страшной пагубы. Первое движение души было нанять моджахедов, чтобы они взорвали трубу — поток нефти прекратится, противопоток долларов — тоже, карандаши, а равно сюртуки и аршины холста дивно подешевеют. Все бы хорошо, однако неизбежный после взрыва разлив нефти причинит большой ущерб природе, да и полное прекращение нашего нефтяного экспорта повредит экономике развитых стран Запада, чего допустить ни в коем случае нельзя. Поэтому правильное решение — ничего не взрывать, нефть и газ по-прежнему на Запад качать, но бесплатно. Избавившись от притока нефтедолларов, российская экономика начнет расти, как на дрожжах, сходный дрожжевой эффект окажут на западную экономику поставки бесплатных углеводородов из России, саудовские арабы, у которых нету шейха Илларионова и которые не могут позволить себе такой фокус, от всесметающего российского демпинга впадут в приличествующее им первобытное состояние и перестанут мутить воду, а сам А. Н. Илларионов получит Нобелевскую премию по экономике.
      Предвидя, что человеческая косность может воспротивиться гениальным реформаторским решениям, советник по экономике горячо отдался лекционной работе по разоблачению мифов и суеверий. Выступив в Александр-хаусе перед экспертной элитой, лектор по распространению убедительно показал собранию, что важнейшим фактором, поддержавшим в 2001 г. темпы экономического роста, была «агрессивная политика по оплате внешнего долга, проводившаяся во 2-м и 3-м кварталах ушедшего года. Постепенный отход от этой позиции в 4-м квартале прошлого года удивительным образом совпал с замедлением темпа экономического роста».
      Лектор, правда, не указал, что считать причиной, а что следствием. С тем же успехом можно предположить, что с замедлением роста сократились доходы казны и, соответственно, агрессивные выплаты. С другой стороны, пользуясь методикой лектора, весьма легко доказать, что половая распущенность является важнейшим фактором экономического роста. Во 2-м и 3-м кварталах 2001 предприниматель Пупкин танцовщицу держал, да не одну — трех разом, при этом бизнес Пупкина чудно процветал, в 4-м же квартале дела Пупкина резко пошли под гору, он оставил юных прелестниц и вернулся к семейному очагу (вар.: его поразил синдром предпринимателя). Нетрудно понять, что бизнес крахнулся именно потому, что Пупкин перестал издерживаться на нимф, и единственный способ оздоровить предприятие — это снова брать под покровительство хорошеньких девиц, причем в гаремных масштабах.
      Вопреки мнению о нынешнем непримиримом противостоянии власти и общества, в части логической мощи суждения власть роковая и непримиримая оппозиция весьма похожи друг на друга. Лауреат нью-йоркской Премии Свободы, смелая журналистка А. С. Политковская, которой сердечно исповедовались, приникнув к стенке нужника, куда конвой водил журналистку, даже воюющие в Чечне свирепые солдаты, тем более сумела склонить к исповеди сотрудников канала ТВ-6 — «Да, это правда: нас никуда теперь не приглашают. На телеканалах действует негласный запрет на наше трудоустройство. Раз работал на бывшем НТВ — значит, ты нам не нужен. Мы это знаем и чувствуем». Даже С. И. Сорокина признается: «Меня тоже никуда не позвали. Думаю, и не позовут. Времена другие». Из этого вытекает неоспоримый вывод — «мы плавно перекатились к ЗАПРЕТУ НА ПРОФЕССИИ по идеологическому признаку... Диссиденты — меньшинство, мыслящие не так, как большинство, теряют право на работу по профессии».
      У работников ТВ-6 все же специфическое представление о безработице, а равно и о запрете на профессию, которые, по их мнению заключаются в том, что их никуда не зовут и не упрашивают. Безработица — это когда человек, сам активно и настойчиво ищущий работу, всюду получает от ворот поворот. То же обстоятельство, что сотрудники ТВ-6 до сих пор не завалены предложениями, может объясняться и другими причинами, нежели гнет власти роковой. Члены героической команды много и долго объясняли, что только они — истинные журналисты-профессионалы, а все прочие — бездари и продажные твари. Психологически не является невероятным, что в настоящее время бездарные и продажные твари, вместо того, чтобы великодушно забыть адресованные им комплименты, предаются мстительному злорадству. Menschlisch, zu menschlisch и без участия власти роковой обладает немалой силой. Опять же никто не может дать гарантию, что предложение о трудоустройстве не будет использовано для новой вселенской смази насчет того, как официозные СМИ подло пытаются купить неподкупных борцов. При этом купить их все равно невозможно, ибо политические оклады, установленные Гусинским и Березовским, существенно выше, чем на прочих каналах, а покупать на общих основаниях — новое оскорбление. Наконец, если кто и ведет сепаратные переговоры, то с какой радости он станет рассказывать об этом в обстановке коллективного камлания п/у смелой журналистски Политковской? В апреле прошлого года мы имели счастье видеть собрания трудового коллектива НТВ на тему «Разобьем собачьи головы сторонников Лю Шаоци», и кому же охота, чтобы его собачья голова была разбита.
      Но все эти рассуждения касаются столь прозаической внутренней кухни, что версия насчет власти роковой с ее запретами на профессию куда приятнее и красивше. Что бы мы вообще без нее, роковой делали? [an error occurred while processing the directive]