[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 30.1.02
      Однако, здравствуйте. Сразу после Нового года нам сообщили, что не было у бабы хлопот, так купила себя порося — в смысле, что М. М. Жванецкий купил себе «Мерседес-Гелендеваген». Однако, теперь хлопоты близятся к благополучному завершению.

     «Мерседес» Михаила Жванецкого, который угнали 5-го января, найден — об этом сообщили в ГУВД Москвы. Иномарку обнаружили в Ингушетии — «ее приобрел добросовестный покупатель, не зная о факте угона». Автомобиль, как выяснилось, угнали члены ингушской преступной группы — кроме нападения на Жванецкого, им инкриминированы еще три аналогичных преступных эпизода. Сейчас — решаются технические вопросы по доставке «Мерседеса» в Москву.

      Из кинофильма «Место встречи»
     – Только совершили вы, господа, промашку ужасную…
     – А что, нынче постный день?
     – Нет, день-то обыкновенный, только шубку-то вы свистнули у английского посла…

      Раньше мы все время удивлялись: почему в нашей прогрессивной прессе недавнего президента Ингушетии Руслана Аушева всегда умильно рисовали краской, чрезмерно розовой даже для изображения святочного ангела. Во всех прочих республиках Северного Кавказа и сплошное неблагоустройство, и лидеры какие-то сомнительные, и только Аушев сияет благолепием. Теперь понятно, что недаром воспевали мудрое ингушское управление. Где еще, в каком регионе РФ найдется столько покупателей, одновременно и зажиточных — ведь «Гелендеваген» игрушка не из дешевых, — и чрезвычайно добросовестных. Ну, не знал человек ничего о происхождении краденого джипа, а проверить номера по базе данных ГИБДД ему национальная гордость не позволяла. Такие вот наивные дети гор. Правда, если дело не в наивности, а в чем-нибудь другом, то все равно странно было бы ждать каких-нибудь иных объяснений — вроде тех, что, да, мне его угнали из Москвы по заказу. У всякой наивности есть свои пределы.
      История с добросовестными и наивными покупателями краденого, каковых покупателей при т. Аушеве в Ингушетии почему-то развелось чрезвычайно много, служит дополнительной иллюстрацией к тому, почему т. Аушева в конце прошлого года так усиленно убеждали — и в конце концов убедили — уйти подальше. Просто очень надоела эта свободная экономическая дыра, в которой без следа исчезают похищенные люди, бюджетные деньги, краденые иномарки — и все это под возвышенные заклинания ведать ни о чем не ведающего и глубоко рыцарственного т. Аушева. Простой чеченский моджахед, он тоже делал свои красивые дела, но хотя бы не читал проповедей в манере Иудушки Головлева.
      Однако, оставим рыцарственных президентов и добросовестных покупателей, а вслед за Минюстом обратимся к более мелкой уголовной сошке.

      На встрече Владимиром Путиным во вторник министр юстиции Юрий Чайка предложил снизить максимальные сроки лишения свободы с 20 до 15 лет и изменить санкции по 59 статьям Уголовного кодекса, в том числе и по статье 158 /кража/. Глава Минюста также обратил внимание президента на то, что рост числа осужденных в колониях особого режима обусловлен несовершенством Уголовного кодекса, где в ряде статей санкции неоправданно ужесточены и не соответствуют степени опасности.

      Граждане, требующие всемерного ужесточения наказаний, могут предположить, что министр, а в прошлом прокурорский работник теперь заразился либеральным зудом гуманности. Может быть, и заразился, но скорее всего причина в другом. В настоящее время места отбытия наказания находятся в ведении Минюста и глава ведомства знаком с проблемами тюремной промышленности не понаслышке — ему же ею и руководить. А практические тюремщики — в отличие от дилетантствующих борцов с преступностью — знакомы с азами тюрьмоведения. А эта наука гласит, что собственно карательный эффект, когда человек в полной мере страдает от лишения свободы — это первые три года, от силы пять лет, затем он привыкает и просто живет по законам зоны, потому что других уже не знает и не помнит. С другой стороны, после пяти лет начинается необратимая деградация личности, когда человек уже не в состоянии вернуться к нормальной жизни на свободе. Происходит утрата социальных навыков. Бомжи, лишенные какой бы то ни было социабельности — это тоже продукт тюремной промышленности.

      Из кинофильма «Берегись автомобиля»

     – Твой дом — тюрьма!

      И не потому что такой злодей, а потому что он уже такое бессмысленное существо, которое вне тюрьмы нормально жить не в состоянии. Если производство таких бессмысленных существ будет хоть немного уменьшено, жить на воле будет немного спокойнее.
      Начальник Генштаба ген. Квашнин, наоборот, заразился зудом суровости.

      После рассмотрения во вторник на заседании правительства, проект федерального закона об альтернативной службе в армии был отправлен на доработку. Законопроект разработан министерством обороны и предполагает четырехлетний срок альтернативной службы, ее прохождение вдали от места жительства призывников, а также исключает возможность одновременного заочного образования. «По версии Генштаба, — пишет «Коммерсант», альтернативщиков надо отправлять как можно дальше от дома и лучше или для чистки канализации, или на лесоповал. Тем же, кому не понравится четыре года валить лес или чистить нужники под началом «дедов», переходить на военную службу будет запрещено».

      Военное министерство предлагает альтернативу: или служи, как все, или получи четыре года на лесоповале. Почему пребывание в исправительно-трудовом учреждении следует называть альтернативной гражданской службой, не вполне понятно. Если рассматривать воинскую службу исключительно как тяжкую повинность, попытка уклонения от которой карается четырьмя годами зоны, тогда уж гуманнее принять ультралиберальный проект депутата от СПС Семенова, предлагающего взимать с не желающего служить выкуп в размере $4000. Или объединить проект Квашнина и проект Семенова. Хочешь — откупайся, хочешь — мотай срок из расчета 1000 у. е. = 1 год на зоне.
      А ведь когда-то, всего пятьдесят лет назад все было гораздо приятнее. Посмотрим на сладкий сон генерала Квашнина.

      Из кинофильма Максим Перепелица

     – Помнишь, как в конституции сказано?
     – Служба в армии — почетная обязанность каждого советского гражданина!
     – Вот видишь! Почетная! А люди считают, что ты такого почета недостоин! Армия наша народная, и народ сам решает, посылать тебя на военную службу или не посылать.
     – (крики в зале). Не посылать!!!

      Самое смешное, что фильм не очень-то и врет. Тогда действительно мечтали об армейской службе. Во-первых, она освобождала от колхозного крепостного права — после армии можно было получить паспорт и уехать в город. Во вторых, на гражданке было голодно и холодно, а в армии кормили, одевали и обували. С исчезновением колхозного крепостного права и той массовой нищеты, на фоне которой солдатское довольствие казалось образцом благополучия, прежние положительные стимулы исчезли, а новых — не прибавилось. А военное ведомство, вместо того, чтобы понять, что времена Максима Перепелицы больше никогда не вернутся, только и умеет, что сладко грезить по тем блаженным временам, когда в чем — в чем, но в новобранцах недостатка не было. Сперва сладко грезит, потом страшно пугает, потом снова сладко грезит. Очень эффективный способ строительства вооруженных сил.
      Однако, за Богом молитва, за Царем служба не пропадет. До свидания. [an error occurred while processing the directive]