[an error occurred while processing the directive]

Вдоль по питерским


      Известия №12 24.1.02
      Разговоры о высоких назначенцах питерского происхождения дошли уже до уровня вполне фольклорных шуток и прибауток, а как отмечал духовный наставник В. В. Путина А. И. Солженицын, «пословица сбреху не скажет». Некоторый перебор налицо, хотя справедливости ради отметим, что В. В. Путин тут не совсем оригинален. Примеры с «днепропетровской мафией» Л. И. Брежнева и «свердловской мафией» Б. Н. Ельцина совсем хрестоматийны, но заметим, что и администрацию президента США Трумэна называли «миссурийской шайкой», а шайка президента Рейгана была до чрезвычайности калифорнийской. Вероятно, есть общая закономерность, согласно которой при наличии институтов сильной личной власти как на центральном, так и на региональном уровне приход регионала на высший государственный пост делает неизбежным явление в столицу отряда питерских или миссурийских. Вопрос, правда, в численности отряда, ибо на все есть чувство меры.
      Но проблема в том, что, справедливо критикуя нынешнюю власть за утрату этого чувства, критикующие затрудняются предложить какой-либо иной удобоисполнимый способ кадрового пополнения. Правда, лидер СПС Б. Е. Немцов рекомендует заполнять вакансии не питерскими, а представителями правых сил, но эта рекомендация напоминает формулу русского хлебного экспорта конца XIX века — «недоедим, но вывезем». Ибо тасование персональной колоды в самом СПС не вполне создает впечатление неслыханного кадрового богатства, и тем более трогает великодушная готовность щедро поделиться тем, чего самим остро не хватает. Дело, конечно, не в СПС, а в общем плачевном состоянии русской многопартийности. Если вести с любым многопартийцем — левым, правым, центровым etc. — беседу не для печати, то на вопрос «Зачем же у вас NN такой идиот?» воспоследует меланхолическое «А где других взять?». Для печати же будет сказано немного другое — о неслыханной кадровой мощи, о готовности сегодня же сформировать теневое правительство, а завтра ответственно и уверенно взять бразды державной власти.
      Если, оставив в покое питерских и миссурийских, кликнуть кадровый клич в стенах Государственной Думы — вот уж, казалось бы, естественный кадровый резерв, — результат будет довольно странный. Бесспорно, по два-три дельных человека можно отобрать почитай что от всякой фракции, однако лишь ценой тяжелого обескровливания этих самых фракций и тем самым всего думского механизма в целом. В исполнительной власти добавится дюжина-другая исправных чиновников, но законодательная машина застопорится. Опыт по этой части уже имеется. Неизвестно, принес ли такую уж большую пользу набор в исполнительную власть реформаторски настроенных народных депутатов РСФСР (хотя откуда еще, собственно, было набирать?), зато известно точно, какие это имело печальные последствия для оставшегося депутатского корпуса, быстро впавшего в окончательную невменяемость. Забрав из сегодняшней Думы всего-то 4-5% депутатов — но при этом лучших, можно лишь повторить скорбную съездовскую историю.
      Смысл сетований касательно засилья питерских — в предположении, что есть нормальные и регулярные методы обновления политической элиты, тогда как власть с каким-то злоупорством избирает методы совершенно иррегулярные. Нормальные методы действительно есть, и они заключаются, во-первых, в разумной организации госслужбы, обеспечивающей дельным чиновникам карьерный рост, во-вторых, в реальной, а не мнимой многопартийности, при которой кадровый подпор снизу столь велик, что переход нескольких членов партии на госслужбу эту партию не вовсе обескровливает. На сегодняшний день в российском быту не наблюдается ни того, ни другого, и немудрено, что власть обходится подручными средствами, ибо как-то ей обходиться все равно надо — не на улице же брать. Сюжет с питерскими действительно начинает смотреться скверным анекдотом, но стоило бы понять, что его скверна заключается не в чьей-то злой воле, а в том, что в обществе (или в политической системе — это как угодно) отсутствуют самоподдерживающиеся механизмы отбора лучших людей. Утратив прежнюю номенклатурную систему формирования и выдвижения кадров, страна не обрела взамен вообще ничего, кроме самого примитивного «да эта крыса мне кума». И скверный анекдот — это очередная иллюстрация на тему того, в каком состоянии находится в России гражданское общество, одной из функций которого как раз и является реализация идеи ранга, т. е. отбора лучших. Существуй в обществе эта идея, удалая кремлевская песнь «Вдоль по питерским» заглохла бы сама собой. [an error occurred while processing the directive]