[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 15.1.02
      Однако, здравствуйте. Праздники заканчиваются, и в обществе воцаряется атмосфера всеобщего очищения. На этой неделе вступил в силу федеральный закон о вреде табака, запрещающий курить в присутственных местах. Так что, если спикер Думы Г. Н. Селезнев или глава кремлевской администрации А. С. Волошин закурит у себя в служебном кабинете, к нему тут же явится милиционер и подвергнет нарушителя примерному наказанию.
      В некоторых регионах очистительный порыв оказался еще сильнее. В Татарстане собираются провести акцию «Чистое слово», цель которой — привить учащимся средней школы любовь к литературному языку и отучить их от привычки изъясняться с помощью нецензурных выражений. В идеале по итогам акции татарстанский школьник, уронив себе на ногу тяжелый предмет, должен элегически произносить: «Увы!». Однако, в свете последних татарстанских событий акция представляется в высшей степени своевременной.

      Прокуратура Татарстана закончила расследование дела «детей Минтимера Шаймиева». Трое мошенников разъезжали по районам республики и от имени сына президента Татарстана, Айрата, предлагали главам администраций купить сельскохозяйственную технику по выгодной цене, но с предоплатой наличными. Поскольку фамилия «Шаймиев» действовала на чиновников магически, они соглашались и на покупку, и на предоплату. Таким образом, «дети Шаймиева» обокрали семь районов Татарстана. Теперь им грозит от пяти до десяти лет лишения свободы. Настоящий же сын Минтимера Шаймиева действительно занимается поставками сельхозтехники, но его бизнес абсолютно легален.

      Прежде, узнав о деяниях своих мнимых детей, Минтимер Шарипович от справедливого негодования мог бы и выйти за пределы литературного языка. Но поскольку готовится акция «Чистое слово», президент Татарстана был принужден ограничиться общеизвестным словом из трех букв — все тем же элегическим «Увы!».
      В отличие от Минтимера Шариповича, Борис Абрамович, узнав о развитии событий на канале ТВ-6, хотя нецензурных слов и не употреблял, но за пределы литературного языка все же вышел и стал изъясняться на блатном жаргоне.

      В интервью газете «Коммерсант» Борис Березовский, комментируя решение журналистов ТВ-6 отказаться от действующей лицензии, создать новое юридическое лицо и таким образом остаться на частоте ТВ-6, пересказал суть телефонного разговора с исполнительным директором ТВ-6 Павлом Корчагиным: «я сказал, что мне сегодня звонили многие журналисты и говорили, что вы меня «кидаете», как вы сами это оцениваете. Он мне ответил: «Да, мы «кидаем», для того, чтобы сохранить работу для тысяч людей».

      Однако, исполнительный директор ТВ-6 недаром тезоименит с героем романа «Как закалялась сталь». Борис Абрамович, жалующийся, что его кинули, это примерно, как Дон-Жуан, жалующийся, что его изнасиловали. Для того, чтобы совершить такой подвиг — кинуть человека, который до сих пор славился своим непревзойденным умением надувать всех своих партнеров, — нужно и в самом деле быть закаленной сталью высшей марки. Век назад эра кинематографа началась с фильма братьев Люмьер «Политый поливальщик», теперь по мотивам кинобратьев можно снимать не менее увлекательный фильм «Кинутый кидальщик».
      Бесспорно, все эти нескончаемые телевизионные дрязги — с какой стороны их ни рассматривай — никак не могут служить украшением новейшей русской истории, однако нынешний поворот событий на ТВ-6 — все-таки к лучшему.
      Дело не в том, любят или не любят журналисты ТВ-6 нынешнюю российскую власть — в конце концов, власть не червонец, чтобы быть любезной всем. Дело в том, что профессиональной журналистской деятельностью неудобно заниматься под началом невменяемого инвестора. А инвестор, как попка повторяющий: «Тоталитаризм, расстрелы, концлагеря! Тоталитаризм, расстрелы, концлагеря!», представляется не слишком вменяемым и, следовательно, делающим телевизионный бизнес заложником своих горячечных идей. А от таких идей любой бизнес треснет. Речь идет не о любви или нелюбви, а о вменяемости или невменяемости. И если в результате получится вменяемый оппозиционный канал — дай Бог ему здоровья.
      А сюжетов для оппозиционных рассуждений у нас нынче сколько угодно. Один сюжет с жилищно-коммунальной реформой чего стоит.

      Как пишет «Московский комсомолец», только 4 процента москвичей согласны оплачивать жилищно-коммунальные услуги по новой схеме , зато среди них — чиновники московского правительства. Сами чиновники уверяют, что такое решение они приняли самостоятельно, без всякого давления со стороны мэра. При этом, по словам пресс- секретаря Лужкова Сергея Цоя, речь идет пока только о «первых лицах» московского правительства, а не о низшем и среднем звене. «У других сотрудников таких возможностей нет, мэр это прекрасно знает, никого принуждать не будет. А вот депутаты Мосгордумы вполне могли бы к ним присоединиться» — добавил Цой.

      Сама по себе жилищно-коммунальная реформа давно назрела и перезрела. Если не оплачивать коммунальные услуги в размере 100%, жилищное хозяйство будет разваливаться, что оно, собственно, и делает. Однако, реформа эта болезненна и неприятна, и чтобы не провалить ее с самого начала, надо, как минимум, честно разговаривать с гражданами, кошелек которых от этой реформы пострадает. Если для начала честного разговора в мэрии решили показать, как министры московского правительства В. И. Ресин или И. Н. Орджоникидзе, живущие на зарплату в 500 долларов в месяц и ни одной копейки сверху, повинуясь требованиям своего гражданского сердца, мужественно урезают и без того скромный семейный бюджет, оставляя детей без сладкого, чтобы только заплатить за коммунальные услуги по новой ставке, — ну, что на это скажешь? Вероятно, члены правительства г. Москвы склонны несколько идеализировать простодушие дорогих москвичей.
      Однако, непопулярные решения находят понимание, когда перед гражданами честно раскрывают карты. Им говорят: «Так, мол, и так, денег нет и взять неоткуда, приходится резать по живому». Но вот в наглядном показывании того, что денег нет, столичные власти как-то не очень преуспели. Они решили показать, что денег, наоборот, девать некуда.

      Решение о сносе московской гостиницы «Интурист», приносившей ежегодно пять миллионов долларов прибыли, объясняется тем, что здание «выбивается» из общей застройки. На месте «Интуриста» в конце 2004 года будет построен пятизвездочный отель «Хилтон». Проект сноса 22-этажного «Интуриста» и постройки 12-этажного «Хилтона», как минимум оценивается в 130 миллионов долларов.

      В рамках проекта строительства жилья в Улан-Баторе стоимостью около 17 миллионов долларов в этом году должен быть построен микрорайон «Москва» — 340 квартир — так решили мэры двух столиц. Место застройки нового современного микрорайона пока не определено, но известно, что финансировать строительство будет правительство Москвы.

      Тут одно из двух. Если есть желание реализовывать и дальше с великим размахом интересные казенные подряды — реализуйте, но тогда вряд ли стоит рассчитывать на большую сознательность квартироплательщиков. Если есть желание не провалить реформу с самого начала — ну, изобразите хотя бы на время бытовую скромность и бюджетную открытость. Но требовать от плательщиков сознательности на фоне прежней бюджетно-подрядной вакханалии — это покушение с какими-то совсем уже негодными средствами.
      Однако, желаю вам всем большой сознательности. До свидания. [an error occurred while processing the directive]