[an error occurred while processing the directive]

Буш отдохнул. — Поиски большой королевской печати. — Истинная баня пакибытия. — Перспективы ближневосточного урегулирования. — Новые функции С.-Петербурга. — Кадровая тяга. — Министерство племянников и свояков.


      Известия № 12.1.02
      Как положено, русские политики большей частью пребывают на заслуженном святочном отдыхе, чем весьма огорчают новостные службы телеканалов, которым только и остается, что вместо новостей из живой политической жизни показывать купюры евро различного достоинства — хоть приевшаяся, а все ж таки новость. Президент США Дж. Буш-младший тоже отдыхал у себя на ранчо, но вследствие разницы в каникулярных сроках он раньше вернулся к державным трудам, причем вернулся столь бурно, что посеял в публике серьезные опасения: уж не предался ли американский лидер вновь тем самым обидным слабостям, которые обуревали его на предшествующих этапах общественного служения. Ибо иначе, как преждевременным выходом из обидной слабости, трудно объяснить ряд несообразностей, приключившихся с Бушем в первые послепраздничные дни. Сперва оказалась скомканной пламенная речь президента в Онтарио (Южная Калифорния), куда он явился чтобы воодушевить массы программой стимулирования экономического развития. Массы уже вроде бы и воодушевились, но тут прямо во время речи выяснилось, что куда-то пропала личная печать президента США, ФБР спешно взялось за поиски, и стало не до стимулирования.
      Если верить соотечественнику Буша Марку Твену, сходная история произошла четыре с половиной века назад в Вестминстерском аббатстве во время не менее воодушевляющей процедуры коронации юного Эдуарда VI. Чтобы понять, кто из двух отроков — принц или нищий — должен быть, как истинный король, помазан на царствование, лорд-протектор Джон Гертфорд предложил нищему претенденту на помазание ответить на вопрос, где большая государственная печать. После некоторой заминки вопрос разрешился, и Англия обрела истинного короля. Благодаря усилиям ФБР все также разрешилось ко всеобщему удовольствию и печать была найдена. Вероятно, Буш-младший щелкал ею орехи.
      На этом, однако же, злоключения президента не кончились. Пресс-секретарь Белого дома принужден был выступить со специальным заявлением о том, что президент США чрезвычайно «уважает Пакистан, пакистанский народ и пакистанскую культуру». Такая истинная баня пакибытия была устроена Бушу после его миротворческого заявления о том, что напряженная ситуация на Индостанском полуострове может быть разрешена политическими методами и США «напряженно работают, чтобы убедить в этом индийцев и паков». Граждане Пакистана, которых прежде так называли только британские колонизаторы, решили, что Буш их не уважает, и чтобы разрядить конфуз, потребовалась баня пакибытия.
      В 1955 году, когда Хрущев решил помириться с Югославией, состоялся дружественный обмен партийно-правительственными делегациями, и в ходе поездки по СССР югославскую делегацию радушные руководители некоего провинципального обкома встретили приветственными плакатами «Братский привет товарищу Тито и его клике!». Потом их, наверное, тоже подвергали бане пакибытия. Огрех, извинительный для секретаря обкома, не менее извинителен и для техасского губернатора, хотя есть опасение, что «паками» дело может не кончиться. Не менее сильный эффект могло бы произвести и заявление Буша о том, что «спецпредставитель США на Ближнем Востоке вылетает в Иерусалим с новыми мирными предложениями, которые снимают все разногласия между арабами и жидами». С другой стороны, нет худа без добра. У вашингтонской пресс-службы будет лишний повод для специального заявления о том, как Дж. Буш уважает Израиль, еврейский народ и еврейскую культуру, а доброе слово и кошке приятно, тем более — израильтянам. Такая смелая политическая инициатива Вашингтона будет особенно уместно сейчас, когда посла США в Израиле, Дана Керцера, взявшегося поучать израильское правительство на предмет того, как лучше расходовать деньги мирового сионизма, нелицеприятные израильтяне в кнессете поименовали «маленьким жидком». После того, как посла могучей сверхдержавы зилоты из кнессета титуловали таким нарочито уменьшительным образом, некоторая разрядка в американо-израильских отношениях положительно необходима.
      Столь же необходима она и в отношениях между питерскими и всеми остальными, и роль неустанного борца за разрядку межклановой напряженности взял на себя новоизбранный председатель СФ С. А. Миронов. Отправившись в Питер, чтобы, как Антей, набраться сил от прикосновения к родной земле, спикер их набрался в большом количестве, после чего сообщил, что прежде недооценивал тягловую мощь северной столицы, считая ее лишь инновационным локомотивом России — теперь же у Миронова «такое ощущение, что этот локомотив не только инновационный, но еще и кадровый».
      Строго говоря, такое ощущение наличествует не только у Миронова. Когда начет кадрового локомотива слагают бессчетное число анекдотов, это свидетельствует о всенародном признании за С.-Петербургом этой важной роли. Фольклор не ошибается. Разве что с точки зрения путейской науки С.- Петербург точнее было бы именовать не локомотивом, а локомотивным депо Ленинград-Сортировочный, где под парами стоят могучие железные кони, которых по распоряжению начальника станции В. В. Путина прицепляют к различным литерным эшелонам, после чего А. Б. Миллер, А. Н. Илларионов, Б. В. Грызлов, да и сам С. А. Миронов, обдавая белоснежным паром окрестные леса и испуская протяжные гудки, неутомимо влекут тяжелогруженые составы по российским магистралям. Правда, такой способ организации тяги не столь уж и нов. При Л. И. Брежневе не менее эффективно действовало депо Днепропетровск-сортировочный, а в первый срок Б. Н. Ельцина только ленивый не восхищался красавцами-паровозами из депо Свердловск-сортировочный. Новация С. А. Миронова заключается лишь в предложении дополнительно приплачивать городам, где в данный момент расположено депо, за исполнение ими функций кадровой тяги.
      В таких делах не обойтись без опытного железнодорожника, и недостаточно опытного в вопросах тяги наркома пути Н. Е. Аксененко было решено заменить на Г. М. Фадеева. Выбор крайне удачен. Во-первых, Фадеев, как бывший начальник Октябрьской дороги, в совершенстве знаком с устройством депо Ленинград-сортировочный, во-вторых, он свояк Н. Е. Аксененко, и поэтому название ж.-д. ведомства можно будет не менять, но лишь расшифровывать по новому — министерство племянников и свояков. [an error occurred while processing the directive]