[an error occurred while processing the directive]

Доездились


      Известия № 10.1.02
      Транспортный кризис в Москве вышел за пределы простого бытового неудобства. Практически каждый день в телевизионных новостях сообщают о транспортном параличе мегаполиса, ругань в СМИ по поводу гениальности столичного правительства становится дежурной, а былая звезда экрана Ю. М. Лужков, прежде так любивший светиться на публике по поводу и без повода, либо пребывает в безвестности, либо устраивает встречу Деда Мороза, для чего, естественно, перекрывается движение в и так парализованном центре столицы. Кроме Деда Мороза и ульев новой конструкции более насущных забот у главы правительства коллапсирующего г. Москвы не наблюдается. Тем временем PR-службы города, лишенные возможности уходить в совсем уж полную несознанку, подражают антиутопиям Дж. Орвелла. В «1984» телекран бодро рапортовал о неслыханном росте производства сапог — при том что подавляющая часть населения Океании ходила босиком. Когда снежные завалы парализуют все и вся, телекран столичной мэрии не менее бодро рапортует о брошенном на улице неслыханном количестве снегоуборочной техники. Вероятно, там вдохновляются творчеством поэта, от усердия не по разуму в конце июня 1941 года сложившего стих: «Поет страна воинственную песню, // Шагает в ногу, строится в полки. // В просторах неба самолетам тесно, // В морях эсминцев ходят косяки». Точно такие же искусно замаскированные косяки снегоуборочной техники ходят и по Москве.
      Но войдем и в положение пресс-центра. Речь идет не о каком-то временном буйстве неодолимой стихии вроде недавних снежных завалов в Афинах и Константинополе. Речь идет о системном кризисе столичного мегаполиса, и сколь бы рассудительными и все понимающими были низовые чиновники мэрии, они не уполномочены делать такое признание — для этого есть высшие должностные лица города. А кризис является системным, потому что дело давно уже не в снеге — снег всего лишь усугубляет совокупность проблем, которые никуда не денутся даже и при полном отсутствии атмосферных осадков. Дело в наложении друг на друга целого ряда кризисов. Во-первых, кризис собственно автомобильный, ибо поголовье частного автотранспорта все последние десять лет крайнего обнищания народа росло в геометрической прогрессии, а том, что делать с этими необозримыми стадами и куда их распихивать, никто по-настоящему не думал. Во-вторых, кризис общественного транспорта, ибо все горячечные проекты мэрии насчет того, как бы запретить автомобилям ездить, бессмысленны. Спешенные автомобилисты (миллиона два-три новых пассажиров) будут вынуждены прибегнуть к услугам общественного транспорта, а они и так работает на пределе возможностей. Лучшее в мире московское метро ни в какой степени не соответствует потребностям мегаполиса — при том, что последние десять лет деньги в Москве находились на все, что угодно — но только не на метро. В-третьих, кризис планирования. Управители коммунистической столицы тт. Гришин и Промыслов сегодня смотрятся совершенными титанами и гениями хотя бы уже потому, что при них был создан весьма здравый Генплан 1971 года, основанный на понятиях градостроительной науки и на системном подходе к городскому организму. Все сегодняшнее перспективное планирование сводится к тому, чтобы верноподдано брать под козырек при каждом новом взбрыке начальственной мысли. В-четвертых, кризис политического управления столицей. Многолетнее замалчивание назревающего инфраструктурного кризиса, полное раболепство Мосгордумы, депутаты которой даже в страшном сне не могут помыслить о том, чтобы добиться реальной прозрачности бюджета и поставить вопрос о его переориентации на решение действительно вопиющих проблем мегаполиса, московское чиновничество, обогащающееся с каким-то невинным простодушием и ни о чем другом не думающее — все это очень хорошо и мило, но только до тех пор, пока гром не грянет. Когда он начинает греметь беспрерывно, вся эта махина оказывается неспособной не то что к каким-то антикризисным действиям — система даже не в состоянии понудить дворников к уборке дворов от снега, а дорожников — к тому, чтобы они хотя бы посыпали песком ледяные спуски и подъемы, ибо иначе машины не могут взъехать вверх и движение парализуется.
      Но признать наличие системного кризиса, набухавшего все последние десять лет — значит столкнуться с напрашивающимся вопросом о персональной ответственности. Ничего приятного в этом вопросе нет, и поэтому лучше делать вид, что никакого кризиса нет, и заниматься встречей Деда Мороза. После нас хоть потоп. А равно снегопад. [an error occurred while processing the directive]