[an error occurred while processing the directive]

Святаго Апостола чтение. — ГАЯ испугался, издал манифест. — «Уж на что В. В. Путин ко всему привычный...». — Абрамыч молчал из пронзенной ноги. — «Будем делать выводы»


      Известия №236 22.12.01
      Россияне давно подметили, что для Рождественского (Филиппова) поста характерно соединение благочестивой аскезы с большим количеством торжественных мероприятий — «уж на что Филипп ко всему привычный, а и у того на Николу голова трещит». В этом году голова у Филиппа должна была трещать с особенной силой, ибо к традиционным торжествам (Варварин день, Николин день etc.) добавились еще и торжества партийно-политического характера. Партии проводят свои постные мероприятия, а также издают назидательные документы письменного характера.
      Для опытов либерального благовествования характерен напряженный поиск адекватного жанра, и широта этого поиска велика. В аппарате СПС сочинили «Либеральное послание» и для того, чтобы подчеркнуть апостольский характер текста, последовательно пронумеровали фразы послания — совершенно, как в Послании к евреям св. ап. Павла, где все стихи тоже пронумерованы. Сходство выражается не в одной лишь нумерации стихов, но и в напряженном, упругом ритме благовествования, где каждый новый стих порождается предыдущим. Жанровый опыт СПС можно было бы сочесть превосходным, если бы авторы послания вдруг не сбились с ими же избранного ритма — на половине текста разбивка на стихи вдруг пропадает, заменяясь значительно более тягучим ритмом катехизиса. «Почему сие важно во-первых? — Сие важно во-первых, потому что...» etc. При большой почтенности обоих жанров — и апостольского послания, и катехизического наставления — до сих пор авторы душеполезных книг старались не смешивать их в одном тексте.
      Видя, что с использованием жанров духовной литературы у друзей из СПС получилось нечто, не вполне сообразное, более твердый в правоверии Г. А. Явлинский решил не смешивать земное с небесным и выбрал жанр вполне мирской — в аккурат на Николу, когда у Филиппа голова особенно трещит, «лидер «Яблока» Г. А. Явлинский в Кремле встретился с Президентом России В. В. Путиным и передал Президенту проект Демократического Манифеста партии «Яблоко». К несчастью, и этот жанровый выбор трудно признать вполне удачным. Современная русская культура, амальгамируя в себе элементы советские и монархические, ассоциирует понятие манифеста либо с известным сочинением К. Маркса и Ф. Энгельса, либо с чем-то на тему «милостиво повелеть соизволил». Представлять В. В. Путину сочинение, развивающее известные сюжеты насчет того, как призрак бродит по Европе и пусть господствующие классы трепещут, было бы вряд ли уместно, ибо В. В. Путин сам в некотором роде господствующий класс — «папа и царь, Меттерних и Гизо». При обращении к монархической традиции получается не лучше, ибо в этой традиции манифест может быть издаваем лишь от имени Высочайшей Особы, которой Г. А. Явлинский пока не является, а его собеседник, напротив, является. В итоге получилось, что Г. А. Явлинский даровал В. В. Путину всемилостивейший манифест, а В. В. Путин со всеподданнейшим восторгом этот манифест выслушал. После чего от попыток понять, что же, собственно происходит, голова у него, вероятно, трещала не меньше, чем у Филиппа.
      Представители третьей ветви русского либерализма избрали уже чисто литературный жанр исторической баллады. Когда сторонники «Либеральной России» собрались в отеле «Балчуг-Кемпински» на предсоборное совещание, перед ними на большом плазменном экране вдруг материализовался Б. А. Березовский и сообщил, что при возвращении в России его ждут арест и пытки. Борис Абрамович явно решил, что наиболее удачной на настоящий момент надежной политической схемой будет явление народу в образе Василия Шибанова — «С полночи пытают его палачи, // Другие приходят на смену. // Борцов за свободу ты нам уличи, // Открой их собачью измену!». Однако все труды катов в чекистском застенке окажутся неудачными, и они будут вынуждены делегировать посланца к В. В. Путину с неутешительной для того вестью — «Царь, слово его неизменно: // Он славит свободу священну». Историко-романтическая баллада про то, как Абрамыч молчал из пронзенной ноги, будет, несомненно, развита на учредительном съезде «Либеральной России», самый же видный представитель русского либерализма, активист СПС и председатель Мосгордумы В. М. Платонов тем временем намерен заняться совершенствованием электоральных процессов.
      Из того, что официальная цифра явки на выборы Мосгодумы составила 30%, В. М. Платонов сделал тот неоспоримый вывод, что всех неявившихся, т. е «70% москвичей устраивает та власть, которая есть». Тем самым он наглядно показал, чем нынешний нерушимый блок коммунистов и беспартийных кардинально отличается от существовавшего во времена СССР. Тогда считалось, что неявившихся на выборы не устраивает та власть, которая есть, а теперь — что она, наоборот, ipso facto их полностью устраивает. Тем самым нулевая явка на выборы означала бы 100% поддержку Ю. М. Лужкова. Платонов, однако же, не захотел довести свои рассуждения до логического конца, а вместо того почему-то стал сетовать, что до москвичей «не доведена пока важность того, чтобы они все-таки участвовали в выборах». Проблема, согласно Платонову, может быть решена двояким образом. «Первое — выходить с законодательной инициативой, убирать вообще 25% барьер (...). Второе — вводить какие-то санкции, например, вот гражданин, который не является на выборы, могут новые выборы за его счет проводится или еще что-то. Мы будем делать выводы».
      Как член СПС, Платонов и выводы сделал либеральные, склоняясь к тому, чтобы санкций все же не вводить, а лучше норму насчет 25% отменить. В чем был совершенно прав. Граждане, принуждаемые страхом наказания к свободному выбору, могут озлобиться и этот выбор сделать, проголосовав против всех. Надо будет либо отменять норму о недействительности выборов по округу, где большинство голосовало против всех, либо налагать санкции на голосующих таким образом, попутно отменяя и тайну голосования. Что юрист Платонов не способен просчитать такой вариант — Бог с ним, забавнее другое. Спикеру Мосгордумы ни на минуту не приходит в голову, что право выбора представителей, надзирающих за тем, чтобы чиновники не обворовывали народ, само по себе является привлекательным и если граждане от него массово отказываются, то, возможно, это не потому что глупые люди не хотят есть хлеб и их надо к тому принудить угрозой санкций, а потому что они не хотят есть камень вместо хлеба, а к ядению камней иначе, как санкциями, приучить и в самом деле трудно. [an error occurred while processing the directive]