[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 15.11.01
      Однако, здравствуйте.
      Не прошло и шести лет со дня нападения радуевской банды на Кизляр и Первомайское — и дело все-таки дошло до суда.

      В Верховном суде Дагестана начался судебный процесс над чеченским террористом Салманом Радуевым и тремя его сообщниками. Радуев обвиняется в терроризме, убийстве с особой жестокостью, организации незаконных вооруженных формирований, похищении людей, захвате заложников и бандитизме. Государственное обвинение поддерживает группа сотрудников Генпрокуратуры России во главе с генпрокурором Владимиром Устиновым.

      Нынешний случай — тот самый редкий и удивительный, когда прокуратуру не грех и похвалить. Впервые за полвека, со времен Генерального прокурора СССР Р.А. Руденко генпрокурор исполняет свои главные, первичные обязанности — поддерживает в суде государственное обвинение. До сих пор прокуроры выступали где угодно и по какому угодно поводу — но только не в суде. Человек, похожий на Скуратова — тот вообще из телевизора не вылазил, но на прокурорской трибуне в суде его никто сроду не видел.
      Скажут, конечно, что прокурорские обязанности можно исполнять по-разному. Вот А. Я. Вышинский так сильно поддерживал государственное обвинение, что лучше бы и не надо. Оно, конечно, верно, и насчет того, как это дело получится у прокурора Устинова, мы еще будем посмотреть. Однако внезапное стремление Устинова исполнять свои прямые должностные обязанности — это такая редкость в нынешней прокуратуре, что грех не порадоваться.
      Но мы как-то мало обращаем внимание на примечательные события. Вот закончилась регистрация кандидатов в депутаты Мосгордумы. Вспомним, сколько прежде бывало страстей в последний день регистрации. Теперь же все до одурения гладко и никому не интересно.

      К шести часам вечера в четверг завершилась подача документов по выдвижению кандидатов на выборы в Мосгордуму. От «Яблока» в Мосгордуму выдвинуто 9 кандидатов, от ЛДПР- 20, а от СПС- 12. Партия «Миллион друзей» выдвинула на выборы в Мосгордуму одного человека, а анархисты - целых 14. Избирательный блок «Мы первое свободное поколение» выдвинул 7 человек. До последнего момента кандидаты занимались сбором подписей в свою поддержку. Некоторые претенденты на депутатство внесли залог в размере 450 тысяч рублей.

      Дело не только в том, что, например, за недавними выборами в Берлине следила вся Германия — хотя бы уже потому, что это поучительно в смысле понимания общенационального расклада. Дело еще и в том, что Москва — это самый богатый и влиятельный субъект федерации, по населению и ВВП сравнимый с рядом европейских стран. Мосгордума, которая в теории осуществляет законодательный контроль над таким лидирующим регионом — это вроде бы тоже не совсем пустое место.

      В Москве на восемь с половиной миллионов человек населения приходится около 100 миллиардов долларов валового внутреннего продукта. Количество депутатов от Москвы при этом составляет 35 человек. В Венгрии, максимально близкой к Москве и по населению, и по ВВП, депутатов в 11 раз больше. А в Швеции, чей ВВП в два раза больше московского, депутатов больше в 10 раз.

      В странах, примерно сопоставимых с Москвой по цене решаемых бюджетных и прочих интересных вопросов, счет депутатов идет на сотни, а у нас — только 35 «бессмертных», соответственно и привлекательность каждого отдельно взятого депутатского кресла немножечко выше. Другое дело, что у нас люди культурные. В сопоставимых с Москвой Чехиях, Австриях, Португалиях и разных прочих Венгриях политики устраивают настоящие предвыборные баталии, у нас же все тихо и скромно.
      Культурность дошла до того, что четыре партии — «Отечество», «Единство», СПС и «Яблоко» заключили сухаревскую конвенцию, разбив Москву на 32 эксплуатационных участка и поставили на каждого ровно по одному кандидату — чтобы дети лейтенанта Шмидта, они же кандидаты нерушимого блока коммунистов и беспартийных не мешали друг другу. Собственно, именно поэтому регистрация кандидатов закончилась так тихо — когда и так все уже решено, чего шуметь-то?
      К «Единству» и «Отечеству» тут претензий быть не может. «Отечество» возглавляется мэром Москвы Лужковым, и ему естественно желать, чтобы Мосгордума была подконтрольной и управляемой. В конце концов, только кура-дура от себя гребет, а Юрий Михайлович — не кура. «Единство» находится в процессе слияния с «Отечеством», и отчего же им не идти на выборы вместе.
      А вот СПС и «Яблоко» ни с Лужковым, ни с Шойгу вроде бы не сливались, и поэтому соглашение, похожее на футбольные договорные матчи, — ну, как если бы «Спартак», «Зенит», «Локомотив» и ЦСКА заранее договорились бы о том, кто с каким счетом у кого выиграет и какое место займет, — они, скорее всего, заключали, исходя из своих принципиальных партийных позиций.

     «Низкая явка на выборы и голосование против всех - очевидное выражение протеста против узурпации основного политического права граждан. Абсолютно неприемлема победа ценой злоупотребления принципами и нормами демократии. Мы готовы на деле препятствовать не только фальсификации итогов выборов, но фальсификации самого выбора»! («Либеральный манифест» СПС. Июнь 2001 г.)

     «Необходимо ужесточить ответственность органов местного самоуправления за действия, противоречащие самой природе этого института: сосредоточение власти в руках одного человека или узкой группы лиц, игнорирование воли населения, закрытость финансовой деятельности». (Предвыборная программа лидера «Яблока» Г. А. Явлинского. Март 2000 года.)

      Дело не только в глубочайшей принципиальности наших последовательно демократических партий — хотя такой гибкости и КПСС могла бы позавидовать. Дело в том, что, заранее устранившись от политической борьбы за представительное собрание в самом влиятельном субъекте федерации, СПС и «Яблоко» перестали быть партиями. Политическая партия — это механизм для получения власти посредством победы на выборах. Если организация самоустраняется от выборов, от донесения своей позиции до избирателей, причем устраняется не где-нибудь в Тьмутаракани, а в столице, в центре политической жизни, то это больше не партия — это клуб политических пенсионеров.
      А то, что от СПС в Мосгордуму выдвинуто аж 12 кандидатов, а от «Яблока» — целых девять — так это разговоры в пользу бедных. В реальности-то выдвигались товарищи не от своих партий, а по признакам глубочайшей лояльности к правительству г. Москвы и по высочайшему умению никогда не задавать столичной исполнительной власти неудобных для нее вопросов.

      КЛИП «Старательский вальсок»:

     «Не к пустыне, не к плюсу холода,
      Не на катере к эдакой матери,
      Но поскольку молчание- золото,
      То и мы, безусловно, старатели.
      Промолчи - попадешь в богачи,
      Промолчи, промолчи, промолчи».

      Впрочем, грядущий баланс все равно получается безусловно положительный. Хотя отныне двумя политическими партиями у нас меньше, зато целых двадцать депутатов от этих более не существующих партий получат от щедрот правительства безбедную синекуру в Мосгордуме еще на четыре года. Главное — забота о конкретном человеке. Тем более — о целых двадцати конкретных человеках.
      Однако, все на выборы. До свидания. [an error occurred while processing the directive]