[an error occurred while processing the directive]

Дворницкий форум


      Известия №211 15.11.01
      Гражданский форум в Кремле, у одних вызывающий много ожиданий, а у других большое разлитие желчи, откроется через неделю — 21 ноября. Ни благонамеренным оптимистам, ни обличителям власти роковой, которая, по их мнению, вознамерилась таким образом замарать последнее святое, что у нас еще осталось, т. е. гражданское общество, не приходит в голову, что мероприятие лучше было бы провести на два месяца позднее, в конце января. Потому что именно на грядущие два зимних месяца обыкновенно приходится наибольшее количество осадков в виде снега, а взаимоотношения городской публики со снежными завалами являются лучшим и нагляднейшим тестом на наличие искомого гражданского общества.
      Прошлой зимой снег в Москве практически не убирали. То есть большие магистрали еще кое-как чистили, но стоило уклониться чуть в сторону (и не только на пролетарских окраинах, но и в центре, и в буржуазных сеттльментах) — и можно было снимать фильм про ленинградскую блокаду. Совершеннейший январь 1942 года. Конечно, первое, что приходит на ум в таком случае — сардонические замечания в стиле «Вы спросите, при чем тут Лужков?». Да, бесспорно, муниципальные власти тут вполне даже при чем, но в рамках предложенного теста вопрос следует ставить несколько иначе. Снег во дворах и проулках не убирается — это бесспорная реальность, данная нам в ощущениях. Но еще более бесспорно, что жизнь-то от этого не кончается, и всем живущим в этих дворах и проулках все равно надо куда-то ходить, ездить и даже парковаться. Отсюда следует, что вопрос «При чем тут Лужков?» при всей его занимательности — не самый важный. Более важный вопрос — «Что нам следует сделать, чтобы хотя бы у себя во дворе не ломать наши (не казенные, между прочим) члены и не обтесывать наши (тоже не казенные) экипажи?». Вопрос несколько риторический, потому что ответ на него очевиден. Поскольку удовлетворительное разрешение вопроса о связи муниципии со снегоборьбой требует неопределенно большого времени, а жизнь не должна прекращаться, следует самим сорганизоваться на предмет либо непосредственной расчистки завалов, либо сбора денег для дворника, чтобы работал. Собственно, это и есть гражданское общество — есть насущная проблема, и есть граждане, сообща эту проблему решающие. Вольные города средневековой Европы благоустраивались именно по этому принципу, не мучая себя вопросом «При чем тут сеньор?».
      У нас же этот простой, как мычание, рецепт благоустройства (а равно и создания гражданского общества) не прививается. На первый взгляд, причина тому может быть в бедности — самим есть нечего, где же там дворнику приплачивать. В каких-то особо депрессивных селениях это, возможно, и так, но Москва — это никак не самое дно экономической пропасти, а результат тот же. Автору известен в столице крайне буржуазный дом, где оставшаяся от прежнего состава жильцов пенсионерка-пролетарка от скудости своей внесла на общее дело две лепты, которые составляют кодрант (500 р. по-нынешнему), и где бандит с тремя иномарками от богатства своего после долгих и противных уговоров дал 100 р. В конце концов, плюнув на все, искомые деньги для дворника дал один богатый богатина, другие же буржуазные жильцы, не довольствуясь сбережением собственных денег, порадели и о государстве, а именно — настучали в налоговую полицию на управдомшу о том, что та приплачивает дворнику черным налом. Вот такие у нас гражданские форумы в отдельно взятых домах.
      В принципе большого инициативного рвения в местном благоустройстве не наблюдалось и до 1917 года — все больше это были начальственные инициативы. Но уж после 1917 года родная советская власть очень быстро внушила гражданам, что нет худшего преступления, чем самоорганизовываться помимо начальства, и результаты этого воспитания дай Бог нашим внукам изжить. Но, каковы бы ни были исторические причины, результаты снегового теста крайне печальны. Всякая общественная самодеятельность есть род инвестиций. Вкладываются деньги, силы, время, а на выходе получают (или не получают) чаемый результат. Зимнее благоустройство с дворником — самый короткий тип инвестиций. Скинулись по столько-то и тут же на пять зимних месяцев получили вылизанный двор, по которому передвигаться приятно и безопасно. Создание политический партий, общенациональных гражданских организаций etc. — это гораздо более длинные инвестиции, это вложения не в торговую палатку, а в большой завод. Когда граждане никак не готовы к самым быстрым общественным инвестициям, дающим немедленную отдачу, рапортовать о небывалом развитии долгосрочного инвестирования как-то немного преждевременно. [an error occurred while processing the directive]