[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 14.11.01
      Однако здравствуйте. На афганском театре военных действий гром победы раздается с необычайной силой.

      В среду войска Северного Альянса взяли Джелалабад. Во взятом во вторник Кабуле ни талибов, ни их приверженцев практически не осталось - они оставили город, прихватив с собой миллионы долларов, опустошив кабульский валютный рынок и разграбив пакистанское посольство. Представители Объединенного антиталибского фронта призвали жителей Кабула соблюдать порядок и спокойствие, признав, что «в городе остались нечистоплотные люди, пытающиеся воспользоваться ситуацией». Никаких актов насилия в отношении приверженцев талибов в занятых Северным Альянсом городах, как сообщают официальные афганские представители, отмечено не было, тем не менее, некоторые видеосвидетельства говорят об обратном.

      Из кинофильма «Адъютант Его Превосходительства»:
     – После взятия Харькова, например, в городе начались массовые грабежи и погромы. Впрочем, это было и в других местах.
     – 3 дня на откуп. Это закон войны и право победителя.
     – Не всякой войны. И, кроме того, это продолжается не три дня. Это еще продолжается.

      Опыт истории показывает, что классическое «Гром победы, раздавайся» весьма часто и весьма быстро переходит в не менее классическое «Три дня на откуп» — и вправду закон войны. Если этот закон войны в сегодняшнем Афганистане не действует - это очень хорошо, но, сказать по правде, верится с трудом.
      Однако здесь надо просто задаться вопросом, чего граждане других стран — в том числе и России - желали получить в результате афганской кампании. Если они желали получить в Афганистане нечто светлое, чистое, культурное и благоустроенное, то, вероятно, зря желали. Ничего подобного на нашем веку мы там не увидим, может, наши внуки дождутся, да и то сомнительно. В стране, где отродясь не было сколь-нибудь устойчивой центральной власти и где полноценная гражданская война идет уже третий десяток лет, рассчитывать на культурное преображение нынешней феодальной вольницы, было бы чересчур смело. Вопрос стоит несколько иначе. Не о том, что бы мы и остальной мир желали видеть в Афганистане, а только о том, чего мы там видеть ни при каких обстоятельствах больше не желаем. Не в силах антитеррористической коалиции — и здесь не надо никаких иллюзий — устроить в Афганистане цивилизованный швейцарский парадиз. Но вполне в ее силах добиться, чтобы Афганистан отныне занимался своим внутренним порядком или беспорядком — это как местным жителям больше нравится, но устройством международного беспорядка Афганистан больше заниматься не должен. Международных террористических лагерей, убежищ для террористов там быть больше не должно, а уж остальное — это как Бог даст.
      Есть, правда, одна маленькая тонкость. С феодальной вольницей тоже можно переборщить. Сегодня по Афганистану идет триумфальный марш Северного Альянса, но не надо забывать, что шесть лет назад имел место столь же триумфальный марш движения «Талибан». И тогдашний триумф талибов объяснялся просто. Тогдашние лидеры Афганистана, они же сегодняшние лидеры Северного Альянса устроили к тому времени такую феодальную вольницу и такую общую свалку, что утомленное население было готово приветствовать хоть талибов, хоть самого шайтана, лишь бы установился хоть какой-то порядок. Так что полковник Щукин из контрразведки был все-таки прав. «Три дня на откуп» -- закон не всякой войны, а то ведь можно и перестараться, и тогда нынешнее триумфальное шествие Северного Альянса опять сменится триумфальным шествием какого-нибудь нового шайтана.
      Между тем в самой главной европейской державе господствуют совсем не триумфальные настроения. Правящая в Германии красно-зеленая коалиция на грани распада.

      Как пишет «Ди вельт»: «Требуя подтвердить в бундестаге доверие своему правительству, Герхард Шредер ставит все на одну карту. Тот, кто в пятницу проголосует против германского участия в войне, тот положит конец красно-зеленой коалиции. Это знает и лидер «зеленых» министр иностранных дел Йошка Фишер. Раскол в его партии по поводу войны в Афганистане может привести к тому, что в пятницу Федеративная республика станет другой».

      Комментаторы немецкого телевидения используют еще более смелые образы. Как заявили по главному новостному каналу Германии НТВ, то есть эн-те-фау, «министр иностранных дел Фишер проделывает болезненный политический шпагат». Даже слушать такие вещи печально — того и гляди, министр себе какую-нибудь жилу потянет.
      Конечно, сам по себе распад правительственной коалиции — дело не столь уж страшное. Две или три партии составили правительственное большинство, потом партнеры переругались, коалиция распалась, и соискатели власти соображают на двоих или на троих уже в новом составе. Обыденное дело в парламентской республике.
      Однако тут есть маленькое «но». Одно дело, когда коалиции разваливаются, а партии остаются в целости и сохранности. Тогда формирование кабинета — это как игра в детский конструктор — возьмем другой набор деталек и чего-нибудь слепим. Другое дело, когда разваливаются не только конструкции из целых деталек, но и сами эти детальки. Сегодня болезненные упражнения насчет шпагата синхронно проделывают и старший партнер по коалиции, канцлер Шредер, и его младший партнер зеленый вице-канцлер Фишер. Что у того, что у другого в их собственных партиях царит разброд, и неизвестно, сохранятся ли эти партии в прежнем виде. Если же добавить к этому, что и у немецких правых — блока ХДС/ХСС — дела обстоят тоже неважно, после ухода «друга Гельмута» внятных правых лидеров тоже не наблюдается, то это значит, что вся партийно-политическая система Германии может испытать серьезную перетряску. А это по нынешним непростым временам вряд ли кому нужно.
      Кто по-прежнему любит смелые перетряски — так это коммунисты.

      По сообщению ряда информационных агентств, за сожжение российского флага во время коммунистической сходки в Липецке против двух коммунистов возбуждено уголовное дело, и им теперь грозит до пяти лет лишения свободы. Губернатор Липецкой области Олег Королев поспешил откреститься от виновных и обозначил факт сожжения флага как провокацию и против него самого, и против государственных устоев. Защитники устроителей акции указывают, что никакого надругательства над символами государства не было, так как флаги были не настоящие, а представляли собой раскрашенные листы ватмана.

      Из кинофильма: «Обыкновенное чудо»:
     – Нет креста? А это?
     – Какой же это крест? Смешно, ей-богу! Какой же это крест? Это, скорей, буква «Х»!
     – Нет, любезный, это не буква «х»- это крест. Ступай!

      Тут довольно оригинальный взгляд на то, что считать настоящим флагом, а что ненастоящим. Получается, что национальный флаг — это что-то вроде костюма от Версаче. Если флаг сшит в специальном модном ателье, снабжен соответствующим лэйблом и сертификатом качества, то над ним надругиваться нельзя, а если он изготовлен кустарно — то очень даже можно. Однако флаг — это не продукция модного ателье, выпускаемая из определенного материала и малыми сериями, а это символ, который безразличен к материалу и качеству. Единственное требование к флагу — безусловная и однозначная узнаваемость, а из чего он сделан — из материи, из бумаги, из металла — значения не имеет. Защитники коммунистических манифестантов даже могут произвести эксперимент. Съездить в Америку, купить звездно-полосатый флажок, вешаемый на лацкан пиджака, и торжественно потоптать его ногами, объясняя, что этот флажок не настоящий, а представляет собой раскрашенный кусочек жести. На последующую картину приятно будет посмотреть.
      И все-таки коммунисты — это какие-то неистребимые халявщики. До них никогда не дойдет, что за всякое удовольствие надо платить. Если им так невмоготу, если в день памяти о нашей величайшей национальной катастрофе они не могут без того, чтобы не надругаться над флагом России, только-только поднимающейся на ноги после многолетней большевистской порухи, - ну, что ж, за удовольствие столь смачно харкнуть в душу согражданам можно и заплатить по соответствующей статье УК. А то получается, как харкать в душу — так мы ужасно храбрые, а как отвечать за это — так начинается какое-то блеяние про листы ватмана. Какой-то немужественный большевик нынче пошел.
      Однако, до свидания. [an error occurred while processing the directive]