[an error occurred while processing the directive]

День Всех Святых, в земле американстей просиявших. — Либеральная Дунька. — Затруднительность святочных увеселений. — Прение Водки и Травки. — Благочестивый моряк. — Дикий Охотник. — Имидж-контакт Аксененко с Гиппиус. — Разоружение перед партией.


      Известия № 3.11.01
      Англосаксонское (т. е. исторически кельтское) мероприятие под названием Halloween, предписывающее гражданам в канун Дня Всех Святых изображать из себя нечистую силу, сделалось органическим обычаем новорусского этноса. Если за пределами МКАД в конце октября спрос на саваны, скелеты, и долбленые тыквы остается таким же, как и остальное время года, т. е. никакой, то в первопрестольной обогащение передовой культурой идет вовсю. В исторической перспективе как раз новорусский этнос даже может оказаться единственным хранителем обычая. Американскому этносу, сейчас решительно не до увеселений со скелетами — и тем более с саванами, зато беззаботные новороссияне отдаются модной забаве со всей страстью неофитов. Ревнители отеческих обычаев могли бы подивиться страсти к заимствованиям, тем более, что как раз в данном случае в заимствованиях не было никакой особой нужды. Без всякого Halloween'а россияне имели обыкновения рядиться чертями, ведьмами, гусарами etc. на святки, причем не одноразово, а в течение целых двенадцати дней от Рождества до Крещения. Конечно, никуда не денешь извечную тягу Дуньки в Европу (эта тяга даже и на знаменах наших либеральных партий начертана), но, возможно, дело не столько в Дуньке, сколько в календарном неудобстве. Во-первых, рождественско-новогодние увеселения в России начинаются еще в григорианский сочельник, 24 декабря, а традиционные святки — только 7 января. После двух недель беспрестанного пьянства скакать в образе ведьмы или чорта физически утомительно. Во-вторых, на православное Рождество большинство новых русских оказываются на чужбине, где они проводят каникулы. Возьмись они там устраивать святочные забавы и наряжаться в устрашающие костюмы, перепуганные местные жители решат, что началась очередная террористическая атака Осамы бен Ладена, и сдадут чертей с ведьмами в руки специальных антитеррористических команд. При таких серьезных препятствиях к исполнению отеческих обычаев приходится, скрепя сердце, отдаваться дурацкой американской забаве с долблеными тыквами.
      Культурное влияние Запада на Россию этим не ограничивается. В средние века существовала студенческая забава ученых словопрений на латинском языке. Два студента, аллегорически изображая разные явления природы или общественной жизни (Зима и Лето, Вино и Пиво), вступали в диалог, превознося свои достоинства и отмечая недостатки оппонента. Прения Вина с Пивом получили творческое развитие в прениях уголовной палаты Мосгорсуда по делу мотоциклиста С. Л. Доренко, обвиняемого в хулиганском наезде на моряка Никитина. В ходе прений свидетели защиты согласно показывали, что моряк был в состоянии алкогольной эйфории, а свидетели обвинения — что мотоциклист был в эйфории наркотической. Теперь суду предстоит решить, какая эйфория лучше. Если все же следовать отеческим обычаям, эйфорическую методику моряка следуют признать предпочтительной. Инцидент как-никак имел место в Светлое Христово Воскресение, и разговеться на Пасху — дело благочестивое, святыми отцами заповеданное, обдолбываться же в такой великий день, а затем мчаться в бешеном вихре, изображая из себя Дикого Охотника, преследующего бедные души — это какое-то древнегерманское язычество, глубоко чуждое истинно русским людям.
      Вообще же время сейчас трудное, и как-то не до забав. В связи с неприятностями, постигшими наркомпути Н. Е. Аксененко, президиум ЦК профсоюза железнодорожников разместил в самых тиражных газетах заявление о том, что профсоюзы доверяют Н. Е. Аксененко, «зная его как талантливого руководителя, государственника, сумевшего наладить стабильную и эффективную работу отрасли», а «скандальный характер распространяемой сегодня информации беспокоит железнодорожников, создает нервозность и не способствует (..) безопасности движения поездов». Отчего случаются такие ужасные трагедии, «когда состав на повороте от рельс колеса оторвал»? — от того, что в газетах чрезмерно много писали про наркомовских племянников, отчего же еще?
      Легко отмахнуться от столь грозных предупреждений указанием на тесное сотрудничество МПС с PR-агентством «Имидж-контакт» — вот вам и контакт, вот вам и имидж. Мыслящий человек не ограничится столь плоским объяснением, а вспомнит, какую силу представляли собой ж.-д. профсоюзы на переломных моментах истории. Джон Рид в своих «10 днях, которые потрясли мир», вопреки ожиданиям, больше всего места уделяет не тт. Ленину и Троцкому, а всемогущему Викжелю, как тогда назывался ж.-д. профсоюз — только начнешь читать про дорогого Ильича, и тут опять повествование съезжает на Викжель. Можно было бы списать это на недостаточную компетентность заезжего американца — но нет. Вполне автохтонная декадентская поэтесса З. Н. Гиппиус уже в декабре 1917 г., после большевицкого переворота, описывая безысходность российской жизни, завершала трагическое стихотоворение словами «Уж перекрыл руками черными // Викжель пути». Вероятно, то ли в коллегии МПС, то ли в имидж-контакте сильно начитались старших символистов.
      Это, впрочем, не худший вариант. Глава Фонда эффективной политики Г. О. Павловский вместо поэтов-декадентов зачем-то начитался политических отмежеваний образца 30-х гг. XX века. Известив, что размещенное в интернете сообщение «Алексей Миллер написал заявление об уходе» было «информационно неадекватным», а «служебное расследование выявило ряд других нарушений правил информационной безопасности и журналистской этики в информационной деятельности Фонда», Павловский обратился к Медиасоюзу «с просьбой создать комиссию для проведения аудита работы всех информационных ресурсов ФЭП».
      Понятно, что когда наверху идут беспрестанные подковерные интриги, любой информационный ресурс — если он не ограничивается переписыванием ленты «Интерфакса» — рано или поздно где-то осклизнется. Черт их там поймет с ихними заявлениями. Способ действий в этом случае тоже известный — опровержение с указанием на то, что (не)виновные будут строго наказаны. Но покаянное предложение к центральному органу спешно направить ревизионную комиссию более напоминает нравы той эпохи, когда редакция ресурса, напечатавшего «Приказ Верховного Главнокомандующего» с пропущенной буквой «л», подвергалась весьма суровому воздействию по линии органов информационной безопасности. [an error occurred while processing the directive]