[an error occurred while processing the directive]

Схемы и рельсы. — Достоевский о МПС. — Толстой о МПС. — Комиссия соединенного агентства. — Преславная трехчленная статуя. — Новый жанр политического вещания.


      Известия №200 27.10.01
      Атака на видных путейцев, предпринятая силовыми ведомствами, оказалась на редкость массированной. В один день с наркомпути Н. Е. Аксененко, обвиненным в построении различных сложных финансовых схем, способствующих реформированию отрасли, к Иисусу был притянут начальник ст. Вещево Октябрьской ж. д., которого обвинили в хищении рельсов, сложенных возле станционных путей, а затем дематериализовавшихся. СМИ, наиболее тонко чувствующие интригу, уже указывают, что новым наркомом пути должен стать железный Александр Стальевич Волошин, начинавший свою политическую карьеру помощником машиниста на паровозе, и тогда, вероятно, железный нарком станет в личном салон-вагоне объезжать вверенные ему стальные магистрали — «Его на каждом разъезде встречают, словно отца» — сурово карая расхитителей путейского имущества, а равно и подвижного состава. Видя, какой серьезный оборот принимает дело, за Н. Е. Аксененко вступились литераторы патриотической направленности, которых нынешний наркомпути летом возил в литерном поезде «Москва — Владивосток» праздновать столетие Транссиба. Вдохновленные поездкой, члены руководства Союза писателей России указали, что Н. Е. Аксененко и его коллеги «не только уберегли свою отрасль от полного расхищения и развала, но и придали ей стабильную инерцию развития и вступили на путь неразрушающего реформирования».
      У отечественных деятелей литературы и искусства есть одно превосходное свойство: они помнят добро и защищают опального благодетеля. Когда угодил в опалу Борис Абрамович, никто не помянул его добрым словом, кроме лауреатов учрежденной Борисом Абрамовичем премии «Триумф». Когда та же судьба постигла Николая Емельяновича, за него вступились лишь писатели, которых он катал на поезде. Существенно, что благодарные писатели пошли наперекор не только общественным настроениям, но и немеркнущим традициям русской классической литературы XIX века. Оба титана русской прозы — гр. Л. Н. Толстой и Ф. М. Достоевский, отображая в своем творчестве проблемы МПС, с большим скепсисом относились к ведущим руководителям отрасли, в части лукавства и склонности к надежным финансовым схемам открыто отождествляя их с матерыми сионистами. Полтора века назад слово «железнодорожник» употреблялось примерно в том же смысле, что сегодня слово «олигарх». Во время оргий Мити Карамазова в селе Мокром народный хор исполнял песню про то, как «Цыган (далее: барин, купчик etc.) девушек пытал: девки любят али нет?», и выяснялось, что любовные чувства девок прямо пропорциональны имущественному положению вопрошающего. Что вызвало немедленное резюме — «Приехали бы железнодорожник али сионист, они бы всех победили». Главный герой романа «Анна Каренина», Степан Аркадьевич Облонский, в результате антинародных реформ павший жертвой всеобщего обнищания, пытался найти для себя место в рыночных отношениях, сделавшись железнодорожником, для чего усиленно домогался места члена от комиссии соединенного агентства кредитно-взаимного баланса южно-железных дорог и банковых учреждений — в высшей степени надежные финансовые схемы существовали в России задолго до 90-х гг. XX века. Представители старой номенклатуры не понимали Степана Аркадьевича и говорили ему: «Что тебе за охота в эти железнодорожные дела с сионистами?... Как хочешь, все-таки гадость», на что твердо вставший на путь рыночных отношений Степан Аркадьевич отвечал: «Деньги нужны, жить нечем». Если в мире есть справедливость, то, очистившись от наветов, Н. Е. Аксененко будет прямо-таки обязан поддержать бессмертные традиции русской классики и включить руководство Союза писателей в комиссию соединенного агентства кредитно-взаимного баланса.
      Если Н. Е. Аксененко, как истинный потомок Мецената, поощрял мастеров пера, то Ю. М. Лужков по-прежнему верен амплуа ренессансного папы и поощряет прежде всего пластические искусства. К 1 сентября следующего года на Патриарших прудах решено воздвигнуть скульптурный триптих: «Композиция будет включать скульптуру М. А. Булгакова. Писатель будет изображен с фотографической точностью. По водной глади пруда от сидящего писателя будет уходить как бы в даль Иешуа. Третьей частью композиции станет парящий в воздухе большой примус с нечистой силой. Он будет без дна и под него сможет зайти любой желающий. Общая высота этого элемента композиции составит 12 метров».
      Решение полностью отождествить булгаковского Иешуа Га-Ноцри и Господа Иисуса Христа, для чего скульптурный Иешуа должен ходить по воде, аки посуху, еще можно объяснить интеллигентскими убеждениями столичной мэрии. Ю. М. Лужков, как-никак, шестидесятник. Однако отождествление Патриаршего пруда с морем Галилейским не вытекает не только из евангельского, но даже из булгаковского текста. Образ М. А. Булгакова, который, сидя на садово-парковой скамейке, с фотографической точностью наблюдает за бурей на море Галилейском, сам по себе чрезвычайно пластичен, но центральным элементом триптиха все же станет парящий в воздухе 12-метровый примус. Неизвестно, правда, согласовывала ли мэрия этот вопрос с представителями мусульманских организаций. До сих пор единственным предметом, неподвижно парящим в воздухе, считался гроб Магомета. Когда конкурирующей святыней сходной конструкции станет примус с нечистой силой, многие правоверные могут быть смущены. Но нельзя не поразиться мудрости Е. М. Примакова, недавно оставившего руководство фракции «Отечество». Не сделай он этого предусмотрительного шага, парящий в воздухе примус с нечистой силой, возвигнутый тщанием лидера «Отечества» Ю. М. Лужкова, дал бы повод для всяческих кривотолков.
      Зато, нимало не убоялась кривотолков, лидер демократических сил В. И. Новодворская, предложила свое видение свободы слова: «Не обязательно давать эфир Зюганову. В конце концов, в лесу достаточно коряг, берлог, пусть из дупла вещает в тайге». Образ Г. А. Зюганова, излагающего из дупла программу народно-патриотических сил, представляется скорее причудливым, нежели жизненным. С тем же успехом можно изобразить лидера КПРФ в образе сатира, преследующего нимфу. Будет комический эффект от несообразности картины, но не будет глубокой сущностной связи с изображаемой личностью. Между тем в природе из дупла обыкновенно вещают совы, отличающиеся выпученными круглыми глазами, крючковатым носом и скрипучим голосом. Нет уверенности, что В. И. Новодворской вообще стоило поднимать вопрос о данном способе вещания. [an error occurred while processing the directive]