[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 18.10.01
      Однако, здравствуйте. Примирительный тон заявления, с которым президент России выступил по абхазской проблеме, на первых порах обескуражил борца с российским империализмом Э. А. Шеварднадзе. Империализм какой-то недостаточно страшный получался. Однако первое смущение прошло, и Эдуард Амвросиевич вновь обрел борцовскую форму.

      В интервью «Общей газете» президент Грузии Эдуард Шеварднадзе заявил: «Я прямо скажу, что Россия сделала. На 7-8 миллиардов долларов военной техники — кораблей, самолетов, танков, даже средств ПВО — было вывезено из Грузии. Мы оказались единственной постсоветской республикой, которая была так наказана. За что наказали? Почему? Если бы даже эту технику продать на металлолом, то вырученных денег хватило бы на формирование бюджета Грузии на 3-4 года вперед. Почему ты так поступаешь с ближайшим соседом, которого к тому же называешь другом?»

      Ну, во-первых, Грузия не одна такая несчастная. Бывшим республикам советской Прибалтики танков и самолетов тоже не досталось, и ничего — как-то живут. Во-вторых, были территории, где вооружения оставили и в довольно большом количестве — Чечня, например. Не сказать, чтобы это было очень разумно. А когда Россия вывозила свое оружие, на территории Грузии — о чем Э. А. Совсем забыл — шла полномасштабная гражданская война. Тяжелых вооружений на 8 млрд. долл. там только и не хватало.
      И последнее. На территории советской Грузии действительно было очень много вооружений, потому что по грузинско-турецкой границе СССР непосредственно соприкасался с блоком НАТО. Все эти танки, самолеты и ПВО были инструментом межблоковой, сверхдержавной конфронтации.
      И Э. А. не может не знать, зачем там было столько оружия, потому что в бытность свою министром иностранных дел СССР он имел самое непосредственное отношение к венским переговорам по сокращению вооружений обычного типа. Ну, Э. А., мы же с вами не на колхозном рынке, и Вы не фруктами торгуете с помощью неправильных весов. Столь почтенному государственному деятелю столь колхозно-рыночные приемы даже и неприличны — пора бы и о душе подумать.

      Из кинофильма «Мимино»:

     – Что касается люстры, то она не из венецианского стекла, как утверждает потерпевший, а продается по розничной цене 36 рублей 40 копеек.
     – Я сам не знал, Нугзар. Клянусь честью! Ну, падлой буду…

      Претендовать на весь военный инструментарий давней межблоковой конфронтации было бы, пожалуй, немного жирно для нейтральной Грузии.
      Однако не у одного чудесного грузина Э. А. являлись такие наполеоновские планы. Славный барбудо товарищ Фидель тоже чрезвычайно недоволен.

      Куба.

      Правительство Кубы выразило «полное несогласие» с решением России закрыть радиолокационную станцию, расположенную недалеко от кубинской столицы и находящуюся в совместном ведении российского Генштаба, ГРУ, и ФАПСИ. В Гаване такое решение считают неприемлемым и отмечают, что двусторонние переговоры по этому вопросу необходимо продолжить. На Кубе полагают, что «закрытие этой станции является уступкой властям США, страны, которая представляет серьезную опасность безопасности Кубы».
      Из кинофильма «Вам и не снилось»:
     «Не пущу…… Мы повяжем тебя цепями, мы оторвем тебя от этой семьи, от этой порочной девки».

      Тут надо сразу разнести две проблемы. Решения по заморским военным базам — это решения сложные, имеющие целый ряд аспектов — и чисто военный, и экономический, и, безусловно, внешнеполитический. Это большая внешнеполитическая игра, смысл которой здесь, в России может оцениваться по-разному. Но это здесь, в России, потому что именно Россия и никто другой решает, содержать ей где-то базы или не содержать. Дело Кастро в решении этих вопросов — десятое и даже вовсе никакое.
      Понятно, что режим Кастро вырос на конфронтации между нашей страной и Америкой и вне этой конфронтации он вообще-то никому не нужен. Поэтому любой намек на ослабление этой конфронтации для пламенного Фиделя — нож острый в сердце. Еще осенью 1962 года, когда в ходе Карибского ракетного кризиса Хрущев и Кеннеди, убоявшись ядерной войны, пошли на взаимные уступки, Кастро был чрезвычайно разочарован оппортунизмом советской стороны и в последней надежде все убеждал сидевшего тогда на Кубе Анастаса Ивановича Микояна все-таки одуматься и вступить в решительный ракетно-ядерный бой с американским империализмом. Уж на что был тертый калач Анастас Иванович, чего только не повидал, но и на того безоглядная готовность Кастро ради своего революционного психоза втравить человечество в третью мировую войну произвела сильное впечатление. С тех пор лидер кубинской революции прожил богатую впечатлениями жизнь, но за все эти без малого сорок лет он так и не понял, что есть хозяин, есть Фиделька, и Фидельке положено знать свое место. Если он полагает, что единственное назначение России в этом мире — ложиться костьми за фиделькины интересы, это его личные проблемы.
      Если идеалистический пыл по прежнему присущ уже довольно немолодому барбудо, тем большей идеалистической возвышенностью отличаются взгляды вечно молодого лидера движения «Яблоко».

      Явлинский.

      На проходящем на днях в Праге «Форуме 2000» была принята «Пражская Декларация» с поправкой Григория Явлинского о необходимости создания и принятия Всемирной программы базового начального бесплатного обучения для детей всего мира , а также программ продовольственной помощи бедным странам как базовой предпосылки успешной борьбы с терроризмом. В своем выступлении на форуме Явлинский заявил: «будучи экономистом, я уверен, что в мире достаточно денег для немедленного начала реализации образовательных программ повсеместно, по всему Земному шару. Образование — это сложный, но наиболее эффективный и короткий путь к предотвращению событий, подобных тем, которые произошли 11 сентября». «Сегодня акцент на гуманитарном ответе терроризму — это единственный путь к эффективной борьбе с ним», считает лидер «Яблока».
      Из киножурнала «Ералаш»:
      В Хазанова летит апельсин, раздается взрыв, он высовывает голову из пролома в парте и говорит:
     – Здравствуйте, дети, я ваш новый учитель!
      На него наставляют рогатки.

      Учение о гуманитарном ответе терроризму Явлинский разработал вместе с Биллом Клинтоном, чешским президентов Вацлавом Гавелом, Далай-Ламой и прочими видными общественными и государственными деятелями. Оно бы и хорошо, однако, вот какая получается загвоздка. Я уже не говорю, что образование — штука этически нейтральная, и знания с равным успехом могут быть применены как для доброго, так и для злого дела. Чтобы спланировать события 11 сентября, и даже просто для того, чтобы управлять «Боингом» кое-какое образование тоже необходимо. Но Явлинский с Клинтоном и Далай-Ламой не обратили внимания на то, что слово «талибан» переводится как «студенты». Талибы — это не какие-то невежды, которые даже читать и писать не умеют, а достаточно грамотные люди, успешно освоившие иностранный язык — классический арабский — и в совершенстве умеющие читать Коран. Это даже не начальное образование, которое Явлинский считает лекарством от всех скорбей, это образование, как минимум, среднее. А от чего предотвращает такое образование — мы видим. В том-то и беда, что терроризм родится не от полной необразованности и не от безысходного голода, а от первоначальной сытости и первоначального образования, когда потребностей и амбиций делается выше крыши и хочется властвовать по первой категории, а возможностей для этого недостаточно — весь плацкарт уже занят. Вот тогда этой образованщине и приходит в голову простой и быстрый способ, именуемый террором.
      Кто действительно нуждается в бесплатном образовании — это сам Явлинский с Клинтоном и Гавелом, потому что все вышеизложенное можно прочесть в простейшем учебнике истории или социологии.
      Однако, чукча не читатель, чукча писатель. До свидания. [an error occurred while processing the directive]