[an error occurred while processing the directive]

Антитеррорист Лукашенко. — Минский Дионисий. — Джемаль-интеллигент. — Далеко Арапке до тряпки. — Новые парижские наслаждения. — Чубайс-самозванец.


      Известия №190 13.10.01
      В международную борьбу с терроризмом включился сам А. Г. Лукашенко, письменно указавший ООН, что «сегодня надо (а когда же не надо? — М. С. ) быть очень ответственными перед вызовами времени», причиной же терроризма является «бедность, нищета и бесправие некоторых стран и народов», следственно, «искореняя нищету и бесправие, можно влиять на искоренение терроризма». Хотя сама идея недостаточно оригинальна (тут А. Г. Лукашенко просто следует за В. В. Познером, Е. М. Примаковым и др. в фарватере мировой социалистической мысли), его явное преимущество перед другими мыслителями-социалистами в том, что он впридачу к тому еще и владетельная особа и может выступить в роли философа на троне, практически проверяя в своих владениях верность социалистического учения. Нищеты и бесправия во владениях А. Г. Лукашенко хоть отбавляй. Теперь белорусский правитель может провести научные опыты по искоренению нищеты и бесправия в РБ, результатом чего должно стать исчезновение и терроризма. Мало того, что российская земля может рождать собственных Платонов социалистической направленности — в дополнение к тому белорусская земля рождает склонных к философиии сиракузских тиранов Дионисиев, и Платоны могут в гостях у минского Дионисия реализовать свои учения.
      К сожалению, ООН не известили о другом важном открытии. Оказалось, что традиционный кодекс чести русского интеллигента, предполагающий глубочайшее неприятие власти, полностью соответствует исламским традициям. Рассуждая об американских доказательствах вины Бен Ладена председатель Исламского комитета г. Москвы Гейдар Джемаль справедливо напомнил, что «Задача спецслужб — распространять дезинформацию. И вообще, по старым советским понятиям, интеллигенция не считает возможным принимать на веру источники, связанные со спецслужбами. Традиция гражданского общества — ставить их под сомнение».
      Лидер гражданского общества Джемаль попал в самую точку. Ведь конспиративные террористические организации искони отличались чрезвычайной прозрачностью. Сведения об их структуре, источниках финансирования, планах мероприятий всегда находились в открытом доступе — только руку протяни и изучай, и привлечение спецслужб к изучению этих ни от кого не таящихся общественных организаций может быть объяснено лишь желанием дезинформировать простых граждан. Конечно, и прежде было принято апеллировать к правозащитному символу веру, согласно которому все зло, ложь и дезинформация исходит из государства и только из государства, любые же негосударственные структуры (свободолюбивые бандформирования, например) чисты по определению, но представители прогрессивной общественности как-то робели довести эту мысль до логического конца, правоверный же Гейдар Джемаль не заробел, доказывая тем самым преимущество исламской мудрости над плоским прогрессизмом.
      Правда, главная опора правоверных, сам Осама Бен Ладен оказался гораздо более слабым полемистом, и в этом отношении Джемалю даже в подметки не годится. Согласно Бен Ладену, теракты в Америке «организовали враги ислама и христианства», конкретно же это могли сделать «такие страны как Израиль, Индия, Россия и Сербия». Бен Ладен, как защитник христианства, это очень хорошо, но было бы еще лучше, если бы он разъяснил, почему православные Россия и Сербия являются столь лютыми врагами христианства, что в своей ненависти к Христовой вере не остановились перед самыми ужасными злодеяниями. Израиль и Индия, будучи странами, чуждыми как христианству, так и магометанству, хотя бы формально подпадают под общий признак злодеев, заданный Бен Ладеном, однако иных, более подробных доказательств их причастности он не привел, да этого, очевидно, и не нужно. Предъявлять абсолютно несокрушимые доказательства должен Буш, а Осаме всякий и так на слово поверит. На поверку демонический саудовский миллиардер оказался сильно ухудшенной копией чеченского комсомольца Мовлади Удугова.
      Сейчас неполиткорректно говорить о различиях между цивилизациями, но одно различие — как шило в мешке, которое не утаишь. В христианском цивилизационном ареале искусство пропаганды и агитации направлено на расширение числа приверженцев, для чего принято использовать более или менее грамотные риторические приемы софизмы, передергивания, etc. По сравнению не только с такими корифеями, как Сталин и Гитлер, но даже и с Лукашенко или Кастро все эти Удуговы и Бен Ладены поражают своей убогостью. Таким маловысокохудожественным продуктом еще можно разогревать фанатиков, которые и так заранее готовы принять все, что им скажут, за истину в последней инстанцию, но набирать таким образом прозелитов — увольте. При таком мощном владении вербальными средствами убеждения, ничего и не остается, кроме как убеждать публику посредством терактов.
      У кого прекрасно поставлен дар убеждения, причем направленный исключительно на созидательные цели — это у главы правительства г. Москвы Ю. М. Лужкова, который убедительно изложил изобретенный им новый метод борьбы с автомобильными пробками, заключающийся в том, чтобы запретить частному автотранспорту въезжать внутрь московского третьего кольца. Как пояснил мэр, недавно подобное решение приняла мэрия Парижа, где одновременно с ограничением въезда транспорта в центр была повышена стоимость парковки в центральных районах.
      Ссылаться на парижскую мэрию вряд ли стоило. Москва в пределах третьего кольца — это не один только центр, это лишь немногим меньше, чем вся Москва в границах 1917 года (когда она тоже была немаленьким городом), и несколько больше, чем собственно Париж (без пригородов), занимающий площадь в 105 кв. км. Это не говоря о том, что в Париже есть густая сеть метро, в Москве отсутствующая. В связи со столь безоглядным радикализмом московского мэра (см. также идею закрутить Садовое кольцо в одну сторону etc.) не очень понятно, почему при звуках слова «Чубайс» Ю. М. Лужков начинает гарцевать, как полковой конь, заслышавший боевую трубу, и обличать горе-реформаторов в безумном радикализме. Горе они или не горе, но по сравнению с радикальным мэром все они — умереннейшие оппортунисты. Вероятно, Ю. М. Лужков справедливо считающий себя самым решительным преобразователем природы и общественной жизни, не может простить А. Б. Чубайсу, что тот коварно похитил у него это звание и незаслуженно им пользуется. [an error occurred while processing the directive]