[an error occurred while processing the directive]

Охота на ведьм


      Известия №183 4.10.01
      Для понимания того, что же, собственно, произошло 11 сентября, весьма ценен интернет. Но не потому, что от интернета в новых нынешних обстоятельствах есть какая-то особая польза. Ее нет, ибо вечером 11-го интернет просто лежал, не вынеся нагрузки, и сетевое сообщество было вынуждено получать информацию из допотопного телевизора, а явившиеся вослед сетевые антитеррористические проекты суть не более, чем суетливые спекуляции на актуальную тему. Интернет ценен, ибо он является пробирочным экспериментом на тему, как могло бы выглядеть грядущее общество нового типа — без государственных границ, с минимальным властным вмешательством, без вертикальной иерархии, свободно самоуправляющееся снизу. К несчастью, пробирочный проообраз грядущего всечеловечества, пережив эпоху расцвета, стал быстро клониться к упадку. Пошли разговоры, что еще в нынешнем десятилетии интернет может просто прекратить свое существование. Причина — вирусы, то есть рационально немотивированная и безадресная агрессия. Другие неприятности, как-то: корыстные взломы или же идеологически обоснованные атаки на конкретные сервера выглядят мелкими недоразумениями по сравнению с вирусами, призванными перерождать и уничтожать программную среду. Вирусные эпидемии, идущие все учащающимися волнами, служат внятным ответом на социалистические рассуждения об террористических действиях, являющимися оправданным гневом униженных и обездоленных.
      Человек, способный создавать вирусы, по определению обладает квалификацией, достаточной для того, чтобы иметь хороший заработок и достойное положение в обществе. Если он отдает свои возможности и способности стихии разрушения, так дело не в социалистических благоглупостях, а в изначальной поврежденности человеческой природы. И не только человеческой — каких социальных условий не хватало Деннице, который из сильнейшего и возвышеннейшего ангела сделался лжецом и человекоубийцей? Существо, которое предпочитает господствовать в аду, нежели прислуживать на небе, социализмом не исправишь. Диалогом и политкорректностью тоже.
      Сторонники мультикультуральности, являющейся, по их мнению, лекарством от всех скорбей, впадают в глубокое противоречие. На словах проповедуя множественность и ценностное равенство культур, в своих практических рекомендациях они исходят из того, что житейские блага являются высшей и универсальной ценностью, опираясь на которую, можно решить все вопросы ко всеобщему удовольствию. То, что среди множественных культур может быть и культура лжи и человекоубийства, презирающая не то что житейские, но даже и небесные блага, в их ум не вмещается. Слишком сильна просвещенческая закваска, утверждающая в качестве исходного и безусловного принципа, что человек по природе добр, и уж тем более отвергающая невежественные средневековые представления о врагах рода человеческого, отравляющих колодцы, и ведьмах, насылающих порчу. Как там обстояли дела в средние века, что там соответствовало действительности, а что было порождено невежеством, мы не знаем, но ничего нельзя возразить богослову, который замечал, что охота на ведьм считается делом предосудительным лишь потому, что мы твердо убеждены: ведьм не существует. Если бы нам были предъявлены доказательства того, что нечестивые предатели, вступающие в союз с врагом рода человеческого, чтобы изводить своих сограждан ужасными бедствиями, существуют на самом деле, трудно было бы осудить охоту на таких предателей. 11 сентября такие доказательства были предъявлены. Модель, отработанная in vitro в интернете, начала работать in vivo. Люди овладели искусством превращения привычных объектов материальной культуры в орудия смерти и разрушения.
      Если бы дело было только в злом колдуне Бен Ладене, все было бы слишком легко и хорошо. Произошло неизмеримо большее. Из прежнего рационального мира человечество вернулось в страшный мир волшебной сказки, населенный оборотнями и вурдалаками, в мир, где жесткое опознание по принципу «свой — чужой» является не пережитком дикости, но необходимым условием выживания. Сперва виртуальный интернет опроверг надежду, что сообщество, построенное по принципу «человек человеку — друг, товарищ и брат» может успешно и невозбранно функционировать. Человек человеку оказался волком, а равно вирусом. Кабы дело было только в интернете, так и черт бы с ним —жили без него прежде, прожили бы и теперь. Но страсть к разрушению ради разрушения вышла за границы пробирочного эксперимента, и мир обречен охотиться на ведьм. [an error occurred while processing the directive]