[an error occurred while processing the directive]

«Мы, верные гражданы» — В России появились патриоты. — Народно-космополитические силы России. — Расширительное толкование террора. — ФЭП и ОСО. — Модный курорт. — «Хочу в Марбелью!»


      Известия №180 29.9.01
      По мере приближения к 17 ноября, когда, собравшись на форум в Кремле, должно родиться гражданское общество, панегирики грядущему новорожденному делаются все более прочувствованными. Ведущие политтехнологи окончательно прониклись энтузиазмом В. К. Тредиаковского, в 1739 году воспевавшего построение в России Ледяного дома, а равно гражданского общества — «Торжествуйте вси Российсти народы. // У нас идут златые годы. // Восприимем с радости полные стаканы, // Восплещем громко и руками, // Заскачем весело ногами // Мы, верные гражданы».
      Коммунисты, видя исходящее из Фонда эффективной политики торжество, рукоплескание и веселое скакание ногами, тут же захотели показать, что в России, наряду в верными гражданами, нарождаются и другие достойные общественные силы. Восприяв с радости полные стаканы, нерушимый блок коммунистов и беспартийных даже несколько опередил верных граждан, и уже нынче открывает в столице I съезд патриотов России. Дело в высшей степени похвальное, однако с названием организаторы несколько недодумали, ибо у несведущих людей может создаться впечатление, что до сих пор в России патриотов не было и появились они лишь в конце сентября 2001 года — что, конечно же, никак не сообразуется с представлением о патриотизме, как исконной характеристической черте русского народа. Можно, конечно, предположить, что патриоты бывали на Руси и прежде, но латентные и неорганизованные — «Узок круг этих патриотов, страшно далеки они от народа», — теперь же патриоты вошли в стадию эффективной самоорганизации, для чего и собрались на учредительный съезд. Но и это было бы неверно, ибо патриотические съезды случаются в России регулярно — от давнего (начало 1992 г.) съезда гражданских и патриотических сил, затронувшего, по словам его организатора, В. В. Аксючица, ось России, а значит — и ось всемирной истории, до совсем недавних и даже рутинных съездов зюгановско-подберезкинского Народно-патриотического союза России. Странно было бы подозревать членов НПСР в недостатке патриотизма — и вдруг как будто бы ничего и не было, и патриотическое движение в России вновь начинается с нуля. Чтобы развеять такие неправильные впечатления, организаторы съезда скорее всего объяснят, что патриотизм в России, конечно же, является исконным, а съезд называется первым лишь потому, что он открывает совершенно новую главу в истории отечественного патриотизма, небывало мощно расширяя, углубляя и формируя это похвальное чувство.
      Такой похвальный опыт патриотов может пригодиться их оппонентам — наиболее пламенным либералам, которые, не приемля нынешнюю соглашательскую политику СПС, намерены учредить мощное движение «Либеральная Россия». С либеральным брэндом не меньше проблем, чем с брэндом патриотическим, и либероссам С. Н. Юшенкову, Е. Г. Боннэр, Б. А. Березовскому etc. имело бы прямой смысл разрубить гордиев узел взаимных претензий и в пику коммунистам, а равно и соглашателям как можно скорее созвать I съезд космополитов России. Когда Г. А. Зюганов в Думе все свои речи начинает словами «Мы, народно патриотические силы», это звучит гордо — но еще более гордо и величаво будет звучать ответная речь С. Н. Юшенкова: «Мы, народно-космополитические силы России, ответственно заявляем etc.». Не только Зюганову, но и соглашателям Немцову с Хакамадой крыть будет нечем.
      В России в последнее время вообще развелось чрезвычайно много всяких экзотических сил, например силы информационно- террористические, служащие непременным объектом внимания главы ФЭП Г. О. Павловского, который сообщает, что «сегодня кремлевская администрация является одной из наиболее защищенных в мире администраций от террористических атак, в том числе с применением комбинационного воздействия, т.е. нарочито усиленного травмирования населения через СМИ».
      Если говорить о террористических атаках в общепринятом смысле, то в нынешних обстоятельствах лучше бы придерживаться принципа «Хвали день к вечеру». До 11 сентября вашингтонская администрация тоже считалась одной из наиболее защищенных в мире. Однако глава ФЭП склонен толковать понятие террористической атаки самым расширительным образом, относя сюда не только взрывы, убийства, захват заложников и прочие прямые акты войны, но также — и едва ли не по преимуществу — выступления свободолюбивых СМИ, принадлежащих светильникам разума типа В. А. Гусинского и Б. А. Березовского. Расширительное толкование террора — дело не новое. В 30-е гг. бывало, что Особое Совещание лепило червонец запальчивой базарной бабе за адресованный партийному активисту возглас «Ах, чтоб ему повылазило!». Различие между врагиней народа, разоблаченной органами, и мужественным журналистов, указующим ногтями на Кремль со словами «Ах, чтоб ему повылазило!», в общем-то невелико — что та, что этот суть запальчивые базарные бабы. Нельзя, однако, не отметить, что органы были чуть ближе к юридическому здравому смыслу, квалифицируя действия бабы, как всего лишь «террористические намерения», тогда как глава ФЭП говорит даже не о намерениях, но о натуральной террористической атаке.
      Хотя, возможно, в своем расширительном взгляде на терроризм Г. О. Павловский найдет себе изрядных единомышленников среди испанских альгвазилов. Бдительные альгвазилы установили, что Усама бен Ладен, возможно, был связан с русской мафией в лице советского еврея Семена Могилевича, и даже более того — по данным альгвазилов, «представители бен Ладена скрываются на юге Испании, а сам он, как установлено, не раз в прошлом бывал на отдыхе в Марбелье».
      Всякий любитель конспирологии не может не испустить крик души: «Хочу в Марбелью!». Мало того, что Марбелья прославлена тамошним садово-дачным кооперативом «Медиа-Моста» (В. А. Гусинский, И. Е. Малашенко et alia), мало того, что там имеется садово-дачный кооператив правительства г. Москвы, в окрестностях которого два года назад рыскал правдолюбивый С. Л. Доренко, мало того, что мэр Марбельи погряз в разбирательствах по поводу своих финансовых дел с З. К. Церетели, подарившим дачному поселку свое очередное колумбоизделие — так теперь список тамошнего beau-monde'а пополнен еще и Усамой Бен Ладеном. А раньше мы думали, что такие встречи бывают только в кинематографе. [an error occurred while processing the directive]