[an error occurred while processing the directive]

Как не стать террористом. — Батрацкая дочь Софья Перовская. — Психологическая реабилитация на русском языке. — Безумные работники. — Угроза карательной психиатрии.


      Известия №175 22.9.01
      Сказанное в горячке первых дней новой эпохи, в состоянии понятной аффектации от увиденного еще могло бы не идти в зачет. При воспоминании о том, как 22 июня 1941 года люди рассуждали о неминуемом восстании германского пролетариата (но затем все же перестали говорить), можно более снисходительно отнестись к странностям изначальной реакции. Но слепящий аффект довольно быстро проходит, и когда люди, как заведенные, по-прежнему продолжают твердить о восстании германского пролетариата, это позволяет сильно усомниться в их умственных способностях. Знаменитый телеведущий В. В. Познер, как озвучил 11 сентября уже много десятилетий господствующую в американских университетах мысль о том, что Америка всегда, везде и во всем безусловно виновата, ибо она богата, а другие бедны, — так и до сего дня продолжает озвучивать, объясняя, какие будут плохие времена, «если мы не поймем, что тот, у которого есть на столе еда, у которого есть дом, у которого есть работа, у которого есть страна, у которого нормальная жизнь — не становится террористом».
      Времена скорее всего будут и вправду непростые, но вряд ли в силу одной лишь нашей непонятливости, ибо понять приведенное выше заклинание при всем желании невозможно. Хотя бы уже потому, что вся история терроризма — это история контрпримеров к заклинанию. У генеральской дочери Софьи Перовской были еда на столе, дом, страна и нормальная жизнь — она же занялась цареубийством. Всеми вышеприведенными материальными и духовными благами в полном объеме обладали итальянский миллионер Фельтринелли, погибший при неудачной попытке взорвать опору ЛЭП под Миланом, и сын преуспевающего адвоката Ильич Рамирес Санчес, более известный по кличке «Шакал». Все они никак не могли стать террористами — но почему-то стали, равно как и большинство их коллег по этому занятию, среди которых подлинные бедняки всегда находились в подавляющем меньшинстве. Это не говоря о том, что вопрос, считать ли Федьку Каторжника типичным представителем угнетенной бедноты третьего мира, также представляется дискуссионным. Более того: заклинание не объясняет даже, откуда в благополучных странах типа Америки берутся маньяки, серийные убийцы или же просто люди, ни с того, ни с сего начинающие поливать из автомата своих чад и домочадцев, соучеников, сослуживцев или просто случайных прохожих. В Америке такие преступления довольно часты, из чего, по учению В. В. Познера, с неопровержимостью следует, что США — одна из беднейших стран третьего мира, у подавляющего числа жителей которой нет ни кола, ни двора — вот они дико и безумствуют.
      Впрочем, если кто станет всемирным младопитателем, полностью преуспеет в этом благородном деле, превратит камни в пустыне в хлебы и накормит ими всех страждущих, а потом вдруг с удивлением обнаружит, что ни террористы, ни маньяки от этого никуда не исчезли, предъявить обоснованные претензии к В. В. Познеру у него не получится. В вышеприведенном рецепте борьбы с терроризмом наряду с благами, могущими быть полученными извне (еда на столе, дом и заработок), есть также блага, вырабатываемые человеком изнутри, доставить которые человеку любая всемирная социал-демократия бессильна. Прогрессивная американская профессура типа знаменитого лингвиста Наума Хомского всеми фибрами души ненавидела «эту страну» (США), т. е. у этих людей не было страны, ибо дорогие их сердцу страны типа Кубы, Никарагуа или полпотовской Камбоджи при всех своих ценных качествах все же суть фантомы, своей родной страны не заменяющие. У нас не меньше представителей прогрессивной общественности, столь же отчужденных от России, которую они именуют не иначе, как «эта страна». Какое младопитание тут поможет? — они и так упитанные, как дай Бог всякому. Но в одном В. В. Познер безусловно прав. Если у человека есть нормальная жизнь, т. е. если он живет в мире с Богом и людьми, он не станет террористом, потому что Бога убоится, а людей постыдится. Неясно лишь, в какой степени социализм, исповедуемый телекомментатором, является гарантом жизни с Богом.
      На призыв обеспечить людям страну и нормальную жизнь сразу отозвался Б. А. Березовский. Он созвал пресс-конференцию, где сообщил, что «выделил 100 000 долларов на организацию экстренной службы психологической реабилитации на русском языке». По мнению Б. А. Березовского, «долг крупных российских бизнесменов сейчас состоит в том, чтобы помочь своим бывшим соотечественникам, проживающим в Америке, быстрее прийти в себя». Столь оперативное решение вызвано не только природно быстрым умом Бориса Абрамовича, равно как и его сердечным человеколюбием. Дело еще и в том, что информационные работники Бориса Абрамовича, проживающие как в Америке, так и в иных местах, по причине шокового состояния стали писать такое, что надобность в экстренной психологической реабилитации на русском языке стала очевидной. Один стал усиленно искать в происшедшем кровавый чекистский след, озаглавив разыскания «Что Путину здорово — то людям смерть», другой изобразил всю чудовищную картину русской жизни, включающую в себя «образцово-показательное (а в действительности изощренно-антисемитское. — М. С.) предприятие «Омский бекон», куда должностные лица приезжают для того, чтобы изящно показать, что они не евреи», и в заключении изобразил обдумывающему житье «юному коллеге», что будет с ним, если он не разделит ненависти автора к правящему в РФ кровавому террористическому режиму — «Не своих, а твоего сына они посадят на иглу. Не своих, а твою дочь выгонят на панель. А потом на эти баксы купят билет террористу». Рассуждения о сыне, сажаемом на иглу, и дочери, отправляемой на панель, до сих пор были сугубо зарезервированы за коммунистической пропагандой, причем не официозно-зюгановской — лидер КПРФ, будучи оппортунистом, пригинает такие забранки редко и без должного жара, — а строго-фундаменталистской. Видя, как его информационные работники с легкостью перешандыбили Шандыбина и перепроханили Проханова, Борис Абрамович ужаснулся и выделил средства на психологическую реабилитацию. Акт гуманный и необходимый, но вот беда: неадекватные работники могут понять это так, что Борис Абрамович, всегда бывший кровавым чекистом, отныне сбросил маску и желает подвергнуть их ужасам карательной психиатрии, после чего филантропу-изгнаннику придется нанимать новых работников и созывать новую пресс-конференцию. [an error occurred while processing the directive]