[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 21.9.01
      Однако, здравствуйте. На войне бывают разные действующие лица. Союзники, неприятели, герои, трусы, победители, побежденные. Среди этих разнообразных лиц есть еще такая фигура, как маркитант. Это такой частный предприниматель, который пристраивается к армейскому обозу, чтобы доставлять армии разные товары и услуги. Его судьба порой тоже бывает трагичной — на войне, как на войне. Старая песня Окуджавы — «Пулею пробито днище котелка, маркитантка юная убита».
      Однако, в нашем случае мы имеем дело не с юной маркитанткой, а с необычайно бодрым и вполне здравствующим престарелым маркитантом. В обоз войны с террористами пристроился любимец наш З. К. Церетели.

      Известный скульптор Зураб Церетели уже разработал эскиз архитектурно-художественного монументального комплекса, который он надеется установить на месте разрушенных террористами башен Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. По словам Церетели, он уже направил свои предложения президенту США Джорджу Бушу и мэру Нью-Йорка Рудольфу Джулиани. Детально своих планов Церетели не раскрывает, однако уже сообщил, что его мемориал будет включать в себя скульптурную и архитектурную части, символизирующие «победу над терроризмом» Сделан он будет из бетона, гранита, мрамора, бронзы, латуни и хрусталя. По предварительным оценкам, высота скульптуры достигнет 50 метров.

      КИНО «Старики-разбойники»

      Скорее всего, нью-йоркский мэр Рудольфо Джулиани обойдется с Церетели примерно как историческая лошадь кондотьера Коллеоне. Американцы — народ эстетически простодушный, но сейчас им слишком уж тошно. Однако, нельзя не восхититься церетелиной предусмотрительностью. Еще и военные действия не открыты, еще будущее мира в большом тумане, а он уже спешно предполагает клепать изделие, символизирующее победу над терроризмом. Опытный маэстро все равно знает: чтобы приносить в мир красоту, надо протыриваться во все двери, при этом, не теряя не секунды. При сбыте дорогостоящих монстров главное — агрессивный маркетинг. Кто не успел, тот опоздал. Изделие из бетона, гранита, мрамора, бронзы, латуни и хрусталя — маэстро любит цветные металлы, по возможности железнодорожными эшелонами — Церетели уже успел объявить первым актом помощи России американскому народу. Так это тоже не диво. Большая часть церетелиных чудовищ — это его щедрый дар разным городам. Схема тут довольно простая, широко применяется в сетевом маркетинге. Вам приходит письмо, о том, что вам неслыханно повезло, вы выиграли машину или там поездку на Канарские острова и вам нужно только посетить презентацию, где вам и вручат ценный подарок. Если вы дурак и идете, вас начинают напористо охмурять, объясняя, что все в порядке, но только нужно подписать еще какую-то бумажку, внести еще какую-то сумму денег и так далее. Если нет сил сразу встать и уйти, то вытянут все, что вы имеете с собой.

      КИНО «Трест, который лопнул»

     – Я очень болен, просто помираю. Помогите, доктор!
     – Мистер мэр, я не могу признать себя учеником эскулапа, я не протирал штаны в аудиториях Сорбонны. Я пришел просто как человек к человеку посмотреть, чем я могу помочь?

      Когда людям дарят красоту, все происходит аналогичным образом — потому-то попытки всучить кому-нибудь красоту и носят такой назойливый характер.
      Все так, но есть и маленькая разница. Когда людей заманивают машиной или поездкой на Канары, они в каком-то смысле сами виноваты. Дураков надо стричь, а людям надо не быть дураками и не клевать на дармовщинку. Церетелины монстры в Москве — это просто наглядный памятник тому, что дурные деньги, от которых Москва в 90-е годы захлебывалась, идут на дурные изделия. Но сегодня в Нью-Йорке — не дурные деньги, а катастрофа общемирового масштаба. Там страшной смертью погибли тысячи людей. И надо обладать каким-то запредельным простодушием, чтобы протыривать свою очередную схему с цветными металлами и строительными откатами в момент, когда еще трупы жертв не погребены. Сегодня много говорят о конфликте цивилизаций, но простодушный Церетели со своей помощью американскому народу — это даже не другая цивилизация, это уже за всякой гранью какой бы то ни было цивилизации. Да и же зря маэстро суетится. Один из его адресатов, Джордж Буш говорил как раз про то, что до победы очень и очень далеко.

      В своем выступлении на совместном заседании сената и палаты представителей Конгресса президент США Джордж Буш сказал: «Мы выделим в распоряжение нашего военного командования все ресурсы, все дипломатические возможности, все силы и средства разведки, все возможности правоохранительных ведомств и любые системы оружия, которые будут необходимы для уничтожения глобальной сети терроризма». «Мы лишим террористов средств к существованию, направим их одного против другого, будем гнать шаг за шагом до тех пор, пока им негде будет укрыться», «Эта война не будет похожа на войну против Ирака 10 лет назад, когда имело место освобождение территории и был достигнут быстрый результат». «Американцы должны ждать не одного сражения, но длительной кампании, подобной которой мы до сих пор не видели».

      Такие вещи и в таком тоне на Западе не говорили давно. Очень давно. С такой серьезностью, не скрывая от нации, что ничего особенно хорошего он обещать ей не может, последний раз говорил Черчилль шестьдесят лет назад.

     «Мы будем сражаться на побережье. Мы будем сражаться на полях и на улицах, мы будем сражаться в горах. Мы никогда не сдадимся!» (Из речи Уинстона Черчилля в Палате представителей 4 июня 1940 года). «Я скажу Парламенту, также, как я сказал это Правительству: мне нечего предложить вам, кроме крови, тяжелого труда, слез и пота» (Из речи 13 мая 1940 года).

      Когда нации говорят такое, и когда нация — что особенно важно — относится к таким речам с пониманием, это означает, что перед нами уже действительно другой народ. Шутки кончились, бахвальство кончилось, странная война, когда неприятеля как будто специально поощряют, чтобы он наглел дальше — эта странная война тоже кончилась. Просто потому, что слова бывают необратимы. После признания того, что война будет тяжелой, неимоверно тяжелой, но единственной альтернативой войне является позорная гибель, политическому лидеру уже невозможно проводить прежнюю политику странной войны с терроризмом, в ходе которой террористам оказывают всю возможную помощь. В этом случае позорные и гибельные последствия настанут слишком быстро.
      Остается предположить, что речь готовилась и произносилась со всей величайшей серьезностью, соответствующей серьезности момента. Но тогда с полной серьезностью надо воспринимать и слова Буша вызвавшие столько шума, и столь же серьезно на них отвечать.

      Выступая в Конгрессе, Джордж Буш обратился к правительствам зарубежных стран определить свою позицию в борьбе с терроризмом. «Вы или с нами, или вы с террористами», — заявил президент США.

      Ответ очень простой. Мы с вами постольку, поскольку вы не с террористами. Если вы будете против одних, плохих террористов, но вместе с другими, хорошими террористами, то мы поневоле окажемся не с вами, потому что мы против любых террористов, как бы красиво они ни назывались. Мы давно уже не с террористами, а безусловно против них, и мы хотели бы разделять эту позицию вместе с вами. Если вы готовы — мы можем победить. Если нет — все происходящее будет походить на травлю тараканов в одной комнате многоквартирного дома. Тараканы из других квартир придут снова через вентиляционные решетки. Смысл термина «международный терроризм» в том и заключается, что травля тараканов — дело общее, многоквартирное.
      Однако, до свидания. [an error occurred while processing the directive]