[an error occurred while processing the directive]

Вместо фельетона. 9.IX — 14.IX


      Известия №170 15.9.01
      Для своих адвокатов терроризм — клиент разом и удобный и чрезвычайно неудобный. Удобный, потому что индивидуальный инстинкт самосохранения — один из сильнейших и от аргумента «сдавайтесь или они всех нас взорвут» просто так не отмахнешься. Конечно, «сдавайтесь» открытым текстом редко говорят. Чаще говорят про мирный политический диалог, сегодня — даже и про вульгарный откат (т. е. кормление сирых и убогих, чтобы они не взрывали богатых), но суть одна — принудить к сдаче, убедить, что терроризм в принципе имеет право на существование, и просто надо быть умным человеком и с ним по-хорошему уживаться. Террористы — они же не звери какие, будешь вести себя правильно, не будешь высовываться — глядишь, они и не тронут. Или не в первую очередь тронут, а оставят на закуску, что тоже неплохо — хоть денек, да наш. До известного времени этот контрапунктический дуэт из взрывов, разносящих людей в ошметки, и общечеловеческих голосов, вытягивающих свою завораживающую, замораживающую мелодию: «Диалог — уступки, диалог — уступки», действует и действует довольно эффективно. Но терроризм имеет свою собственную логику, требующую, чтобы красное колесо раскручивалось дальше и дальше безотносительно к тому, удобно или неудобно это будет для тех, кто добровольно и на общественных началах пошел в адвокаты к бесам. Бесы ничего не имеют против своих адвокатов, но ставить свою человекоубивающую промышленность в зависимость от адвокатских интересов они совершенно не намерены — ничего, перетопчутся, придумают какую-нибудь свеженькую линию защиты. И точно: придумывают. Признать, что прислуживал бесам, интеллектуалу всегда неприятно, гордость страдает. Гораздо лучше придумать новый софизм.
      До 11 сентября, хотя и не всегда и не во всем уживаясь с наблюдаемыми фактами (а, впрочем, если факты противоречат теории, тем хуже для них), господствовало учение «два мира — две системы». С одной стороны — Россия, так и не вышедшая из тоталитаризма и в своем имперском безумии сама загоняющая себя в спираль террористического насилия. С другой — «город на холме», в отличие от дикой России познавший истинную мудрость учения о политическом диалоге, умеющий решать все проблемы в рамках законности и благоприличия и тем самым отведший от себя террористическую угрозу. Ибо в учении адвокатов терроризм — это что-то вроде превышения необходимой обороны, не во всем адекватный ответ на противоправные действия пострадавшей стороны, которая, конечно же, сама виновата. Поскольку Запад по определению всеблаг, безгрешен («Любят люди падение праведного и позор его», написал один из адвокатов, отслеживая российскую реакцию на 11 сентября) и умеет решать проблемы — так зачем же в общении с ним террористы будут превышать предел необходимой обороны? от чего обороняться-то? Когда выяснилось, что бесы с этим красивым учением не знакомы и самый страшный акт необходимой обороны (хотя и с некоторым превышением предела) они произвели в стране, являющейся антиподом тоталитарной России, настал большой ступор. Различие между двумя мирами — двумя системами очевидно, а подзащитные бесы его в упор не видят.
      Самые неизворотливые адвокаты стали преодолевать ступор большим напряжением голосовых связок — кричать то же самое, но громче. Возможность есть «только одна. Говорить с НИМИ. Договариваться. Среди сотни оглушенных фанатизмом всегда найдется пара-тройка способных слушать etc.». Правда, не вполне понятно, с кем именно сегодня следует договариваться тому же Бушу — кроме отпечатка когтистой лапы, бесы никакого другого обратного адреса не оставили, но это и неважно, ибо «Буш все-таки должен уйти. Он не уберег тысячи своих сограждан, которые доверили ему свое будущее». Нет нужды, что все эксперты согласно признают беспрецедентную изощренность сценария, что мир такого еще не знал. Мир не знал — а Буш должен был знать. Наши общечеловеки очень любят отправлять в отставку президентов РФ, теперь дошло и до президентов США. А что в результате исполнения этого совета крупнейшая держава мира в минуту самого тяжкого кризиса в своей истории останется без руководства (вице-президенту Чейни, отвечающему за безопасность, по этой логике тем более следует уйти в отставку) — так это не наше дело, нам бы что-нибудь проорать с выпученными глазами.
      Учение о диалоге на сегодня несколько утратило всепобеждающий характер, и более талантливые адвокаты обратили внимание на богатство «золотого миллиарда» и нищету остального мира, что прямо-таки побуждает к акциям в духе 11 сентября («Господа присяжные заседатели! Да кто бы из вас не выбросил бы ребенка из окна!»). Контраст между Севером и Югом большой. Нищета на Юге есть, и тяжелая, но к голоду и нищете 11 сентября никакого касательства не имеет. Если, не отбрасывая никаких, даже самых бредовых версий, обозреть весь список потенциальных фигурантов — от России, Израиля и своих же американских фанатиков до палестинцев и саудитов, — умирающих от голода там не обнаружится. Да и умирающие от голода больше заняты выживанием, чем вынашиванием таких изощренных планов. Адвокаты должны были выражаться точнее, указав что есть люди (или даже нации), которые от зависти к богатому соседу готовы взорвать его дом со всеми домочадцами, и потому сосед должен платить им откат. Проблема здесь в том, что настоящий, африканский голод утолить в принципе можно, а зависть — нет. Она как морская вода, чем больше пьешь, тем больше хочется. Сегодня не хватает денег (а кому их хватает?), завтра не будет хватать почета и уважения (а ведь это ничуть не менее больно), послезавтра придется ноги мыть и с них воду пить, ибо существо, готовое из зависти устроить 11 сентября, готово на очень многое. Рассчитывать откупиться подачками может лишь тот, кто вовсе не знает человеческой натуры — если душа предполагаемого объекта благодеяний находится в столь изначально скверном состоянии, все благодеяния только умножат ненависть, ибо логика завистника не в том, что мне-де не хватает таких-то и таких-то жизненных благ, а в том, почему не я на его месте.
      Поймем и адвокатов. Признать, что человек в своем падении может расчеловечиться до того, что полюбит зло ради зла, что при надлежащем уподоблении дьяволу понятие рациональной выгоды уже не является сколь-нибудь существенным мотивом, им трудно. Слишком привыкли мыслить формулой «Д-Т-Д'». Упражнения в духе князя Нехлюдова естественны. Обидно погибать просто от того, что в мире развелось слишком много сущих бесов. Хочется придумать себе вину — а также и надежное средство обратить беса в ангела. Правда, чем больше таких придумываний, тем сподручнее для бесов, но странно требовать от адвокатов дальновидности. Когда профессия требует изворотливости, тут не до прозорливости. [an error occurred while processing the directive]