[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 7.9.01
      Однако, здравствуйте.
      Македонский Хасавюрт после некоторых колебаний пошел полным ходом. В разгаре «Необходимая жатва», она же мир любой ценой.

      В четверг македонский парламент после продолжительных дискуссий проголосовал за ратификацию соглашения по урегулированию ситуации в Македонии, подписанного в городе Охрид лидерами македонских и албанских партий. По сути, это означает внесение изменений в конституцию страны, касающихся предоставления больших прав албанскому меньшинству в Македонии. Из 112 присутствовавших депутатов «за» проголосовал 91, «против» 18, трое воздержались.

      Как выглядит предоставление больших прав албанскому меньшинству в Югославии, мы уже видели на примере Косова. Интересна уже не столько логика македонских политиков. Можно подумать, что очень героична была политика малых европейских стран в конце 30-х годов. Когда большой дядя больно выкручивает руки, не очень-то погеройствуешь.
      Интересна уже только логика самого большого дяди, когда уже не поймешь, чего в ней все-таки больше — цинизма или идиотизма.

      В интервью «Известиям» спецпредставитель Евросоюза в Македонии Франсуа Леотар заявил: «Тут важно само намерение, сам миролюбивый жест сдачи оружия. В данном случае количество вооружений не столь важно. Вы ведь, даже сдав все, что имеете, потом можете купить его снова. А вот сам факт сдачи восставшим народом оружия — это и есть жест мира».

      Значит, так. Товарищ спецпредставитель прямо признает, что будут боевики вооружены или не будут — это не важно. Важно то, что они делают миролюбивые жесты. Прекрасно, но в ответ от Македонии требуют не просто таких же ни к чему не обязывающих миролюбивых жестов. От нее требуют ряда действий необратимого характера — армия уходит с севера страны, отдавая его миролюбивым боевикам, а конституция провозглашает широчайшую автономию территорий, занятых боевиками. Отменить затем эту автономию уже нереально.
      То есть все выглядит следующим образом. Я прихожу к вам домой в окружении вооруженных братков и делаю пальцы веером. После этого я складываю пальцы более приличным образом, а братки временно выходят на лестничную площадку. В благодарность за этот миролюбивый жест, так восхитивший мусью Леотара, вы переписываете свою квартиру на меня. Совершив это необратимое действие, вы идете жить на улицу, я поселяюсь в вашем бывшем доме, все чрезвычайно довольны. Дело мира восторжествовало.
      Как писал сто тридцать лет назад поэт Жемчужников, «Вид символа мира им сладок и мил, // По мне — это чуть ли не розга. // Где крепость им чудится нравственных сил, // Там мне — размягчение мозга».
      Когда-то говорили, что советский паралич — самый прогрессивный паралич в мире. Теперь мы утратили свои лидирующие позиции, и первенство в прогрессивном параличе, приводящем к полному размягчению мозга, отняли у нас другие, более прогрессивные державы.
      Однако, не следует унывать. Многие наши политики по-прежнему обладают большой крепостью нравственных сил и неуклонно стоят за дело мира.

      В пятницу в Кисловодске Владимир Путин заявил, что переговоры с Масхадовым невозможны без разоружения сепаратистов и выдачи одиозных полевых командиров.
      Путин: «Если кто-либо из депутатов Госдумы, в том числе Борис Немцов, способны обеспечить выполнение этих условий в течение обозримого будущего, в течение одного месяца, пусть сделают. Если не способны, пусть тогда прекратят суетиться на политической сцене страны и сдадут мандат депутата Госдумы».
      В ответ лидер думской фракции СПС Борис Немцов в эфире радиостанции «Эхо Москвы» сказал: «Заявление президента о сложении мандатов я отношу на нервное перевозбуждение. Путин меня не назначал, и не ему меня снимать».

      Президент вовсе не имел в виду, что в случае неуспеха немцовского миротворчества он лично отберет у Бориса Ефимовича депутатский мандат. Он имел в виду, что когда речь идет о вопросах войны и мира, когда речь идет о крови наших солдат, пустое балабольство непростительно. И что Немцов должен понимать — речь идет не о пересаживании чиновников с «иномарок» на «Волги», а о судьбе России. И если он провалит переговоры, если они приведут к новой капитуляции и к новой волне бандитского насилия, то ему после этого должно быть очень стыдно. В старые времена от такого стыда, говорят, даже стрелялись. Президент всего лишь выразил надежду, что в этом случае у Немцова хватит мужества от стыда добровольно сдать мандат, чтобы не смотреть в лицо согражданам, которых он предал. И у президента были основания так говорить.
      Пять лет назад нижегородский губернатор Немцов тоже требовал мира любой ценой и переговоров с кем угодно, и даже привез в Кремль собранный им миллион подписей за мир любой ценой. Когда пять лет назад Александр Лебедь подписал в Хасавюрте безоговорочную капитуляцию России перед бандитами, в этой великой победе миролюбивых сил, была и заслуга Немцова. Помнит ли он об этой своей славной заслуге, чувствует ли он свою ответственность за Хасавюрт? Сомнительно.

      Кино «Двенадцать стульев»: «Ты как контакты подгоняешь? Ты что, не видишь, что напряжение не совпадает? Ну-ка, дай! Уйди, уйди, раз в напряжении ничего не понимаешь! (взрыв). Что же ты морда, не предупредил, что она у тебя под напряжением?»

      Потому что и сегодня непосредственный Борис Ефимович даже не понял, что Владимир Владимирович пытался изъясняться с ним в категориях личной ответственности и мужской чести. Он все отстаивал свое священное и неотъемлемое право на депутатский мандат, борясь таким образом с угрозой политических репрессий.
      А тем временем страшную машину репрессий развернул не кто иной, как Григорий Явлинский.

      Член Центрального совета «Яблока», лидер молодежной организации партии Андрей Шаромов подал в суд на председателя партии Григория Явлинского за несправедливое, с его точки зрения, увольнение, которое он расценил как репрессии Явлинского к оппозиционным ему членам партии. Кроме того, Шаромов обвинил лидера «Яблока» в установлении авторитарного режима внутри партии и осуществлении внутрипартийных репрессий, из-за которых ушли или были уволены ведущие сотрудники аппарата партии.

      До того момента, как на Шаромова обрушились репрессии — его уволили за прогул — он был преданнейшим сторонником Явлинского и представил во славу «яблочных» идей множество уличных хэппенингов, они же художественные акции. Так восхищающее многих движение «Идущие вместе» со своими уличными представлениями — всего лишь жалкие эпигоны Шаромова.
      До увольнения Шаромов трудился на благо родного «Яблока» отчасти режиссером массовых акций. Одна из них представляла собой театрализованную по форме акцию, в которой изображались две группы граждан России. Одна звала президента России пойти по пути авторитаризма и всесилия КГБ, вторая группа звала президента к построению демократического общества, в котором силовые структуры подчинены обществу, где соблюдаются права человека. Каждая из групп звала президента к себе, а он с завязанными глазами ходил между ними, выбирая свой путь.
      Трагизм в том, что теперь и сам Явлинский пошел по пути авторитаризма и всесилия КГБ. Исковое заявление Шаромова на своего лидера как будто списано с постановления ЦК КПСС «О ликвидации культа личности и его последствий» — в той части, где Шаромов рассказывает, как Явлинский встал на путь систематического нарушения ленинских норм партийной жизни, следствием чего были необоснованные репрессии против преданных членов партии.

      Кино «Вечный зов»:

     – Ты всю жизнь сеял безнаказанно зло и разрушение. Ему нет места в партии, нет.
     – Иного я от тебя и не ждал. К счастью, обкому известны наши с тобой отношения. Все клевета, ложь.

      Странно только, что борьбу за восстановление ленинских норм партийной жизни лидер молодежного «Яблока» решил вести в народном суде. Это учреждение при всей его почтенности даже и не уполномочено заниматься преодолением культа личности Явлинского и его последствий. Такой вот замечательный хэппенинг устроил во славу Григория Алексеевича главный «яблочный», идущий вместе.
      Однако, избави меня, Господи, от идущих вместе, а с врагами сам управлюсь. До свидания. [an error occurred while processing the directive]