[an error occurred while processing the directive]

Однако


      ОРТ 30.8.01
      Однако, здравствуйте.
      После необычайно живых коллизий, сопровождавших губернаторские выборы в Туле, в Приморье, в Нижнем Новгороде, выборы ростовского губернатора обещают быть чрезвычайно скучными. Тамошнему губернатору Чубу особенно не с кем и тягаться.

      Иванченко

      На днях председателю ростовского обкома КПРФ Леониду Иванченко было отказано в регистрации кандидатом на пост губернатора Ростовской области.
      При подсчете вместо допустимых 10-ти процентов недостоверных подписей на подписных листах в его поддержку обнаружилось 11 и две десятых процентов таковых, что и послужило основанием для решения избирательной комиссии о снятии Иванченко с предвыборной дистанции.

      Однако, беда в том, что снятие конкурента и последующая баллотировка по-европейски в облегченном составе — это всегда повод для злословия, и при том глубоко разнообразного. Объектом злословия оказывается и российским режим вообще, и местная администрация, и избирком, и грязные политические технологи — все, все, все. Выборы, которые призваны служить легитимации власти — чтоб граждане ее чтили и уважали — в результате служат чему угодно, но только не этому. При том, что большинство перечисленных инстанций, как правило, и вправду оказываются очень хороши, снятие с выборов за плохие подписные листы и сопутствующие тому скандалы — это результат не столько порочности власти, сколько порочности закона о выборах.
      Именно этот закон установил норму, сделавшуюся всеобщим анекдотом — норму насчет сбора необходимого числа подписей. Намерения-то у законодателя были самые прекрасные. Чтобы на выборы не лезли в несметном количестве всякие психи и проходимцы, чтобы баллотировались только люди серьезные, пользующиеся известностью, несерьезных претендентов решили отсекать таким способом. За серьезного люди подпишутся, а за несерьезного нет. Хотели, естественно, как лучше, а получилось как всегда. Вместо того, чтобы гражданственно сознательные люди выражали поддержку своему кандидату, учиняя в том роспись, гражданственно несознательные люди изобрели новый бизнес — сбор подписей. Когда просто использовали компьютерную базу паспортного стола, когда нанимали студентов ходить по квартирам и платили от доллара до трех за подпись. Можно было сделать иначе и проще — допускать до выборов только тех, кто внес избирательный залог. В знак серьезности своих намерений. Если претендент набрал сколь-нибудь пристойный процент голосов — хотя бы пять или семь, залог возвращается. Если набрал ноль целых, хрен десятых — залог отходит в казну. Вместо этого претендент тратит те же и даже большие деньги, только они идут не в казну, а частным фирмам, промышляющим сбором подписей.
      Но это еще полбеды. Беда начинается с проверкой подлинности подписных листов. Залог проверять вообще не надо — банковская платежка или пришла, или не пришла. А листы надо проверять, причем стопроцентно надежной проверкой может считаться лишь повторный опрос подписавшихся. Если члены избиркома сумеют обойти их всех по второму разу, сверить паспортные данные и получить повторную подпись — тогда да, тогда, конечно, никто не сможет возразить. Хотя и способы проверки тоже бывают разные.

      Совраска

     «Советская Россия», рассказывая об истории с поддельными подписями в пользу Иванченко, приводит диковатый случай. К одной из жительниц Ростова приехала дочь из другого города. С дороги решила помыться в душе. Но почему-то оставила незапертой входную дверь. Внезапно к ней в ванную ворвались милиционеры, показывая подпись и требуя подтвердить, что она принадлежит ее матери. «Можете представить, — пишет газета, — общее состояние прав в области, когда ворваться в квартиру — в порядке вещей».

      Конечно, коммунистическая пресса часто отличается буйной фантазией, и к ее показаниям следует относиться с осторожностью. С другой стороны, и нашей родной российской власти — в особенности на местах — в цветистой фантазии, а также в служебном рвении тоже не откажешь. Административная грация — это большая сила. Так что Бог его знает, может быть, представители ростовской власти в ходе проверки и вправду изображали в лицах известный библейский сюжет «Сусанна и старцы». Если «Совраска» не врет, то сотрудники ростовской администрации в роли похотливых старцев — это еще одна интересная избирательная технология.
      Но даже при большем консерватизме по части избирательных технологий результаты проверки все равно всегда подвергаются сомнению. Внести залог — это как купить билет на поезд. Купил и поехал. А с подписными листами — это примерно как пройти таможенный контроль на пограничной станции. Может быть, таможенник не привяжется, может быть привяжется, но поезд между тем ждать не будет.

      КИНО «Бриллиантовая рука»

     – Товарищ, мне уже уходить?
     – Да!
     – Совсем?
     – Проходите, товарищ, не задерживайтесь!

      Самое смешное, что все эти подписные листы давно уже служат только к компрометации претендентов. Когда законодатели отвергали идею избирательного залога, они боялись, что их обвинят в желании устроить диктат денежного мешка. Есть деньги на залог — баллотируйся, нет денег — проваливай, будь ты хоть лучшим народным любимцем и к тому же семи пядей во лбу. По теории все так. На практике, если подписные листы предъявил действующий руководитель, то тут сразу все понятно — применял административный ресурс и вымогал подписи у пенсионеров в собесе и у больных в госпитале. Если предъявил оппозиционный политик, с ним все еще более понятно — насосался народной крови и покупал подписи на деньги, полученные от мафиозного бизнеса. Если предъявил подписи, а они оказались не в порядке — ну, тогда уже совсем дурак. Даже и насосавшись народной крови, не сумел нарисовать нужное количество подписных листов.
      А при такой вере в то, что подписные листы — вообще дело темное, избиркомы оказываются в совсем аховой ситуации. Утвердишь подписные листы — знаем мы, как их собирают, своему человеку готовы утвердить любую филькину грамоту. Не утвердишь — стало быть посредством административного давления снимаешь с дистанции подлинного борца за счастье народное. Легитимация такая, что хоть святых вон выноси. И так считай, что на каждых выборах.
      А дело все в том, что писали закон — нет, нет, не думайте, совсем не коммунисты, а их розовые братья, социалисты из «Яблока», которые, как и положено всякому честному социалисту любят всеобъемлющий учет и контроль и не любят задумываться над тем, что проконтролировать реально, а что нереально, что учитывать нужно, а что ненужно — пусть сами избиратели учтут. Не полные идиоты же они в самом деле. Если же избирательный закон все-таки писался в предположении, что да, полные идиоты — тогда тоже странно. Зачем тогда выборы устраивать?
      В результате в Москве законы пишут, а в Ростове чубы трещат.
      Однако, на Ростове свет клином не сошелся и вскоре опять будут какие-нибудь новые и интересные выборы. Законодатель-то писал не времянку какую-нибудь, а документ на века. Так что до новых развлечений и до свидания [an error occurred while processing the directive]