[an error occurred while processing the directive]

Любовь СМИ к руководителю. — Умеем же, когда хотим. — Августовская вакцинация. — Тактика президентских общевойсковых выборов. — Заговор Фиеско в Генуе. — «Но были у девы иные отрады».


      Известия №145 11.8.01
      Если прежний лидер КНДР, глубокоуважаемый во сне и наяву вождь-отец товарищ Ким Ир Сен имел много почтительных прозвищ, то его более демократический сын сызмальства избрал куда более скромное титулование — «любимый руководитель товарищ Ким Чен Ир». Скромность Ким Чен Ира оказалась прозорливой. Нет уверенности, что все представители российских СМИ могли бы нелицемерно утверждать, что они глубоко уважают Ким Чен Ира во сне и наяву (разве что во сне, да и то — как проверишь?) — тогда как звание любимого руководителя он в эти дни августа, бесспорно, заслужил. Ибо какого же другого руководителя СМИ поминали с таким любовным интересом, и какой же другой руководитель заслужил в эти дни искреннюю любовь прессы, явившись в безновостной августовской дыре столь неподражаемым ньюсмейкером? Воистину, любимый руководитель стал подобен благодатному дождю, щедро орошающему иссохшую информационную ниву.
      Августовская поездка любимого руководителя оказалась тем более кстати, что она удачно совпала с исконными архетипами советской массовой культуры. Любимый народом один из первых советских телесериалов, «Адьютант Его Превосходительства» создал традицию того, как художественно показывать прохождение литерного поезда. Великобританские танки, присланные для Добровольчекской армии, грузятся на литерный состав, после чего движение поезда делается смысловым стержнем всей картины — «литерный вышел из Новороссийска!», «литерный проследовал Верхнебаканскую!», насыпи, мосты, туннели, дым идет трубой, адьютант же Его Превосходительства, тайный чекист штабс-капитан Кольцов все изыскивает средства к тому, как бы пустить заклятый поезд под откос, и в итоге лично управляет паровозом, ведущим состав с дровами лоб в лоб литерному. Ведущие новостные каналы дорого бы дали, чтобы показать нервную беседу Н. Е. Аксененко по ж.-д. селектору — «Поезд с лесом вышел навстречу литерному! — Остановить! — Что?!! Невозможно?!!!» — однако среди российских журналистов не нашлось тайных чекистов, и потому прохождение литерного оказалось более благополучным, нежели в культовом фильме.
      Тайных чекистов не нашлось также и в аппарате министерств и ведомств, которые обеспечивали прохождение литерного. В прежние времена опытные путейцы, тесно взаимодействующие с органами, нимало бы не затруднились так провести литерный состав по Транссибу, чтобы никто того и не заметил. В 30-40-е гг. весьма большое количество таких эшелонов с з/к шло на Дальний Восток через всю страну — и кто же их на больших вокзалах видел? Умеем же, когда хотим. А ведь при конспиративном следовании литерного и любимому руководителю было бы спокойнее — на запасных путях и Богом забытых полустанках производить регламентное обслуживание состава куда безопаснее, никакие злейшие империалисты не доберутся. Впрочем, нет худа без добра. Ж-.д. эпопея любимого руководителя настолько потрясла россиян, что ее можно рассматривать, как sui generis суррогат всеми чаемых великих потрясений, характерных для российского августа — что-то вроде коровьей оспы, которую прививают, чтобы предохраниться от оспы черной. Если нынешний август окажется благополучным — значит, прививка удалась, и тогда, вероятно, никто не будет возражать против того, чтобы каждый год в конце июля любимый руководитель совершал поездки по Транссибу в видах вакцинации россиян от августовских несчастий.
      К сожалению, литерный уже тронулся в обратный путь, и теперь непонятно, кто же будет вакцинировать нашего западного союзника А. Г. Лукашенко, у которого бурный август пошел полным ходом. Разоблачив державы Запада, готовящие его низвержение по сербскому варианту, А. Г. Лукашенко решил: «Народ должен убедиться, что армия не зря ест свой хлеб», и приказал за полторы недели до президентских выборов провести самые крупные за историю РБ (10 тысяч военнослужащих, 60 танков и 40 самолетов) войсковые учения, носящие, впрочем, сугубо оборонительный характер.
      Большие приграничные маневры, как способ демонстрации силы — прием известный, и особенно он хорош, когда хотя бы понятно, кто кому чего демонстрирует. Разоблаченный президентом РБ «сербский вариант» заключается в том, что никаких военных действий со стороны иностранных держав не производится, а режим меняется в результате восстания народных масс. Стихийно это восстание или не очень стихийно, не играет роли, ибо все равно неясно, чем тут могут помочь танки с самолетами. Усмирять такими средствами собственные народные массы — значит стереть половину Минска с лица земли. Намеки такого рода представляются странным средством предвыборной агитации. Карать военной силой истинных подстрекателей и организаторов, действующих с польской территории, — значит объявлять войну кичливому ляху, а вместе с ним — и всему блоку НАТО, что в агитационном смысле еще страннее.
      Но что делать? — вызовы XXI века властно диктуют необходимость новых, совершенно необычных способов политической борьбы. Рассуждая о подвигах антиглобалистов в Генуе, литератор А. А. Проханов отдался мечтаниям: «Я был бы восхищен, если бы в тот момент, когда в Генуе заседала «восьмерка» с Путиным, туда бы поехал Г. А. Зюганов. Но он был бы не во дворце, а среди генуэзских повстанцев. Какой это был бы мировой эффект, какая это была бы бомба грандиозная, каким бы новым человеком он вернулся к нам сюда, и какими бы другими нас он сделал этим вояжем».
      Богемной натуре Проханова, конечно, было бы приятно, если бы Геннадий Андреевич, что твой тореадор, бегал по Генуе с красным полотнищем или же, скрыв лицо за шелковой полумаской, метал в карабинеров молотовским коктейлем, но вопрос в том, сильно ли влечет такое времяпрепровождение самого Геннадия Андреевича. По слову поэта, «были у девы иные отрады» — лидер КПРФ гораздо больше любит мирный семейный быт, автомобиль «Ауди А8» и охлажденную водку под селедку с молодой картошечкой. Кроме того (о чем свидетельствует октябрь 1993 г.), Г. А. Зюганов усиленно избегает ситуаций, при которых можно получить от полиции тяжелым предметом по лицу — с каковым нежеланием трудно не согласиться. Впрочем, еще не все потеряно. Если Г. А. Зюганов поддастся пророческим убеждениям А. А. Проханова и захочет стать новым человеком, ничто не мешает ему по примеру знаменитого французского фермера-антиглобалиста, включив сирену и мигалку, въехать на любимой «Ауди А8» в витрину какого-нибудь из московских «Макдоналдсов». Мировой эффект гарантирован. [an error occurred while processing the directive]