[an error occurred while processing the directive]

Интервью

      известия.ру 8.8.01

      Интерес к политической журналистике не ослабевает даже в летний период отпусков. Поэтому звонки от жаждущих задать свои вопросы обозревателю нашей газеты и ведущему программы «Однако» Максиму СОКОЛОВУ не умолкали все два часа, отведенных для «Прямой линии». Те, кто не смог дозвониться, присылали свои вопросы по электронной почте

      – Меня зовут Александр Иванович Савельев. Вы комментируете текущие политические события, неизменно проводя аналогии с мировой и российской историей. Кто из историков, философов и политологов прошлого, на ваш взгляд, наиболее полезен для анализа сегодняшней жизни?

      – Владимир Соловьев, Иван Ильин.

      – Финогеева Галина. Скажите, пожалуйста, почему вы так самозабвенно топтали НТВ?

      – НТВ содержалось на государственные кредиты, и потому я не считал уместным, чтобы какое-то лицо или корпорация занимались работой, направленной на уничтожение российского государства, за деньги этого же государства. Делайте, пожалуйста, что хотите, — но за свой счет. Это во-первых. Во-вторых, я не любил «гусинское» НТВ за его склонность к профанации свободы слова, которая превратилась в разновидность рэкета. Что до серого телевидения, то если вы думаете, что яркость заключается в остервенении, то я против такой яркости.

      – Татьяна из Москвы. Каким вы представляете своего зрителя? На кого конкретно рассчитаны ваши программы?

      – Я не обращаюсь к какой-то определенной аудитории. Когда я сажусь перед телекамерой, я просто исхожу из того, что ТV — это не газета, аудитория у нас больше.

      - Татьяна Горохова. Похоже, вы всерьез считаете общечеловеков недочеловеками.

      - Я не считаю их недочеловеками, мне всего лишь не нравятся их претензии на роль сверхчеловеков. Широк сверхчеловек, даже чрезмерно широк, я бы сузил.

      - (Анонимный звонок). Макс, а почему ты так не любишь братву? Мы же, в натуре, за тебя...

      - Мы с вами вместе свиней не пасли, и поэтому как-то определенно ответить на ваш вопрос трудно.

      - Николай Тимофеевич, Московская область. Как избавиться от мрачного шлейфа преступлений России, начиная с октябрьского переворота и заканчивая войной в Чечне?

      - На мой взгляд, нельзя ставить на одну доску октябрьский переворот и войну в Чечне. Иначе мы с вами разойдемся в том, что считать преступлением, а что — тяжким долгом. А избавление от грехов одно — вместе строить свободную и богатую Россию, чтобы память о большевистском лихолетье осталась лишь одной из тяжелых страниц нашей истории.

      - Анна. Почему после физико-математической школы вы пошли на филфак? Это вам было ближе?

      - Ближе, да и мои физико-математические дарования были довольно средние.

      - И тем не менее вы стали программистом?

      - Программист я был прескверный, скорее бездельник.

      - Максим Юрьевич, вас беспокоит москвичка, зовут меня Дебора Мамусевна. Я хотела вам признаться в любви. Не бойтесь, мне 77 лет, и с того момента, как вы в «Известиях» публикуетесь, я жду вашего субботнего фельетона. И большая личная просьба — не уходите из газеты, из эфира.

      - Ни за что.

      - Меня возмущают антиглобалисты, которые угрожают громить Россию, если им что-то не понравится. Что вы думаете по этому поводу?

      - Ситуация простая. Есть вооруженная богема — штурмовики, есть просто богема — журналисты. Богема тянется к богеме.

      - Я даже придумала название: «Обольщение антиглобалистами».

      - Для того СМИ и существуют, чтобы обольщать и обольщаться. Тут уж ничего не поделаешь.

      - Максим Юрьевич, меня зовут Юрий. Однажды вы нелицеприятно высказались о педагогике сотрудничества. А мои знакомые, которые «в теме», говорят, что это очень эффективный метод.

      - Для чего?

      - Для обучения. Дети гораздо больше «пашут» и быстрее взрослеют.

      - Я продолжаю держаться того мнения, что ребенок идет в школу, чтобы получить определенный уровень знаний. Если он будет сотрудничать, развлекаться, умиляться — это прекрасно. Только тогда это надо называть каким-то другим словом — не школой, а как-нибудь иначе. А школа существует для того, чтобы человек выходил оттуда с определенным набором знаний об окружающем его мире.

      - Евгений Филиппович из Москвы. На мой взгляд, визит Ким Чен Ира — странный, загадочный и совершенно ненужный для России. Это визит из прошлого, который ничего нам не дал. Не потеряем ли мы свой и без того скромный международный авторитет?

      - Официальная версия гласит, что этот визит необходим для разыгрывания каких-то сложных и долгоиграющих комбинаций. Восток — дело тонкое. А сдача восточных диктаторов — это дело еще более тонкое. Тут как-то мне очень трудно сказать, чем все это закончится. Визит странный, но и любимый руководитель Ким Чен Ир — сам человек странный, он и путешествует по-особому.

      - Согласны ли вы с тем, как отечественные СМИ освещали визит Ким Чен Ира?

      - Ким Чен Ир приехал в Россию в совершенно мертвый политический сезон, когда газетчикам мучительно нечего писать, нет сюжетов, а лидер Северной Кореи предоставил им этих сюжетов выше крыши, потому что совершил действительно такое увлекательное путешествие. Да еще сверхъестественные меры безопасности, плюс масса неудобств для самых широких слоев трудящихся. И трудно ждать от работников СМИ, чтобы они все дружно проявляли качество утонченных дипломатов.

      - Пенсионер Семенов из Москвы. Ваше мнение о новой книге Солженицына «200 лет вместе».

      - Я вообще поклонник Александра Исаевича и в особенности его исторических изысканий. Эта книга для меня очень интересна. С другой стороны, у меня вызывает уважение смелость Солженицына, который взялся за такой деликатный сюжет, не побоявшись гарантированного лая и со стороны общечеловеков, и со стороны антисемитов.

      - Вы причисляете себя к «российским рейганистам»?

      - Мне кажется, что такое простое применение американских реалий к нашим нынешним не очень уместно.

      - Максим Юрьевич, вас беспокоит Андреева Татьяна Константиновна. Нет ли у вас предложений как-то расширить круг общения с нами? Ваша программа идет всего два дня в неделю по 10 минут.

      - Может быть, и хорошо бы побольше. Тогда придется и работать много побольше, потому что телевидение — фабричный труд. Я не чувствую, себя героем труда. Но подумаю над вашими словами.

      - Каюмов, звоню из Башкирии, город Октябрьский. О вас я узнал благодаря радио «Свобода», когда вы там сотрудничали. Там была какая-то странная история…

      - Тогда я воспользовался недостаточной проверенной информацией о том, что бывший член Политбюро Александр Николаевич Яковлев был несколько разочарован деятельностью «Горбачев-фонда». Из-за этого меня оттуда и поперли. И что Бог ни делает, все к лучшему. Потому что тогдашний начальник бюро Савелий Шустер все время предлагал определиться: либо я работаю в газете «Коммерсант», где я тогда служил, либо перехожу на радио «Свобода». Я определился — и остался в газете. Так что спасибо Яковлеву и Шустеру.

      - Марк Давидович. Я хотел бы вас спросить, почему бы вам не организовать программу типа «Кукол» — с более ироническим, предположим, содержанием.

      - Я не думаю, что можно каждую неделю к тому же на актуальном сюжете делать талантливую комедию, пусть и на 10 минут. Фабричное производство, знаете ли.

      - Всегда с большим удовольствием читаю ваши субботние фельетоны и слушаю комментарии в «Однако». С интересом прочитал ваш двухтомник — получилась история десятилетия. Не собираетесь ли вы делать его продолжение?

      - Собираюсь. Но все идет как-то вяло и медленно. У меня есть надежда что-то доделать в этот отпускной сезон. Получится или не получится — не знаю.

      - Арсен Чулакян из Питера беспокоит. Максим, большое спасибо лично вам и Леонтьеву за максимальную объективность. Есть только один вопрос по поводу смертной казни. Вы за ее отмену?

      - Безусловно.

      - Мне интересно, как вам работается с Леонтьевым? Кто кем командует?

      - Никто и никем. Мы работаем в разные дни.

      - Вам не кажется, что тележурналисту надо быть в значительной мере актером?

      - До известной степени надо. Хотя не стоит перебирать.

      - Да, наши горластые каналы типа бывшего НТВ заразили своей истеричностью массу журналистов, и, похоже, это надолго.

      - Наверное, да. Но для всех телевизионщиков независимо от их идеологии очень важно быть напористым. Прежние энтэвэшники отдавались этому делу со всем пылом нерастраченной души.

      - Последний вопрос: куда делась латынь в ваших четверговых известинских заметках?

      - Даже и не знаю. Иногда появляется. Но на этот счет сильно расходятся мнения трудящихся.

      - Мне лично латыни не хватает.

      - Учту.

      - У вас она гармонично звучит. Успехов вам.

      - Спасибо. [an error occurred while processing the directive]