[an error occurred while processing the directive]

Региональная политика живет и побеждает


      Известия № 138 1.8.01
      Строго рассуждая, ничего особенно страшного на нижегородских выборах не случилось. Г.М. Ходырев — не большевик с окровавленным кинжалом в зубах, а всего лишь нижегородский купчина с партбилетом. Да и действие своей красной книжечки он тут же решил приостановить. Никто в конце концов еще не объяснил, чем Ходырев принципиально хуже вполне бессмысленного Склярова, а с тем, что Ходырев существенно лучше борцов за счастье народное — Климентьева и Савельева, все и так согласны. Еще проще: если бы выборы в Нижнем были сами по себе, а Кремль сам по себе — в образе стороннего наблюдателя, то никаких особых вопросов по выборам не возникало бы вообще. Выбрали — и слава Богу, у нас демократия, при которой могло бы быть и существенно хуже. Вот и в вашингтонской администрации вряд ли радуются исходу любых выборов в любом штате — однако же чтят волю народа и изображают полное почтение.
      Разница лишь в том, что в вашингтонской администрации отсутствует влиятельное подразделение, отвечающее за работу со штатами (то есть регионами), поэтому там легче изображать полное почтение. В Кремле же мало того что есть такое подразделение, возглавляемое замруководителя администрации В.Ю. Сурковым, — около Кремля кормятся влиятельные структуры типа ФЭП, при всяком удобном и неудобном случае с необычайной силой ударяющие в бубны и тулумбасы и провозглашающие триумф региональной политики президента России, — укреплена вертикаль власти, своекорыстная московская тусовка более не правит бал в стране, регионы пробуждаются к нормальной политической жизни, и это пробуждение показывает, что есть истинный костяк России. С победными реляциями несколько контрастируют лишь результаты региональных выборов, причем контрастируют не случайно, не единожды, но из раза в раз. Сугубо гаитянские выборы тульского губернатора в апреле с.г., затем Приморье с вечным экстрасенсом Черепковым и наздратенкиным местоблюстителем Дарькиным, теперь коммунист Ходырев — как лучший и счастливейший исход из чудес нижегородского гражданского общества. С точки зрения ельцинской эпохи (о безвозвратном окончании которой нас все время оповещают все те же околокремлевские структуры) — ничего страшного, ибо что же вообще может быть хорошего на региональных выборах? В сочетании с нынешними бубнами и тулумбасами итоги выборов есть череда провалов, свидетельствующая о полном служебном несоответствии тех, кто эти выборы курирует. Триумфы Стародубцева, Дарькина и Ходырева представляются недостаточно убедительным доказательством того, сколь возрастает в силе духа гражданское общество. Бесспорно, всякому провалу можно найти объективные причины — тем более что они и вправду объективны. Регионы, где проходили триумфальные выборы, отягощены массой проблем, сюда же и административный ресурс, сюда же и протестное голосование — полный букет, точь-в-точь как при Ельцине. Разница лишь в том, что при Ельцине эту грустную объективную реальность признавали и в бубны не били, а теперь в рамках эффективной политики решили разгонять реальность звуком бубнов, а она не очень этому поддается.
      Между тем признание объективной реальности позволяло бы Кремлю куда лучше сохранять лицо в региональных политических коллизиях. Когда нет возможности эффективно воздействовать на исход выборов, гораздо лучше вовсе не воздействовать или, по крайней мере, изображать полное отсутствие такого воздействия. См. пример с вашингтонской администрацией, избавленной от упреков в том, что она постыдно провалила выборы оклахомского губернатора. Практика же беспрестанного надувания щек — "все разрулим, всех разведем!" — порождает необоснованные ожидания, а затем — и обоснованные упреки. А если уж решено воздействовать, и воздействовать эффективно, то в этом случае весьма желательно хотя бы определиться с тем, который из кандидатов, во-первых, избираем, во-вторых, приемлем ((С) — Б.А. Березовский), и в рамках этой отточенной формулы проводить слаженную и концентрированную кампанию поддержки и раскрутки. Но никакой отточенности в Кремле и не ночевало. Отсутствовало разумение и того, на какого кандидата ставить, и того, кто и как должен это делать, — свидетельством чему регулярные послевыборные перебранки администрации и президентских полпредов в поисках крайнего. Чем предпринимать такие покушения с негодными средствами, лучше вовсе отстраниться от борьбы — результат тот же, а поводов для сомнений в политическом гении кремлевских мудрецов гораздо меньше. [an error occurred while processing the directive]